Библиотека
Исследователям Катынского дела

Запись беседы делегата ЧСР в подкомиссии «С» международной комиссии по осуществлению мюнхенского соглашения с делегатом Германии в этой подкомиссии

16 ноября 1938 г.

16 ноября с. г. в 9 час. 15 мин. мне позвонил посланник фон Рихтгофен и попросил посетить его в 10 часов. Он добавил, что сообщит мне германский ответ на пожелание, выраженное в решении чехословацкого правительства от 11 ноября с. г., о том, чтобы в свои территориальные требования германское правительство внесло изменения, какие оно сочтет совместимыми с германскими национальными интересами.

Когда я прибыл к посланнику фон Рихтгофену, он сообщил мне, что германское правительство не может отказаться от своих требований в отношении Домажлицкого, Ческодубского и Йилемницкого районов, однако оно готово отойти на линию, обозначенную зеленым цветом на переданных мне специальных картах, т. е. отказаться от присоединения примерно 50 чешских населенных пунктов. Затем, показывая мне на карте район севернее Знобимо, он сказал, что германское правительство отказывается от присоединения населенных пунктов Пршимнетице и Кухаржовице, добавив, что оно делает это при условии, что Германии будет обеспечена возможность эксплуатации расположенных там каолиновых месторождений. Относительно собственности Гогенберга в Хлуме он сказал, что понимает причины, по которым я пока не могу окончательно обсудить с ним этот вопрос, однако просил меня добиться согласия на включение в заключительный протокол о переговорах заявления о том, что чехословацкое правительство в принципе готово благоприятно урегулировать этот вопрос.

Когда я упомянул о том, что чехословацкая общественность вряд ли поймет, почему Чехословакия должна уступать такие чисто чешские территории, как Домажлицкий, Ческодубский и Йилемницкий районы для удовлетворения транспортных потребностей Германии, в то время как германское правительство не проявляет желания уступить хотя бы одну из пересекаемых чехословацких трасс, он заметил, что было бы неплохо сказать чехословацкой общественности чистую правду. На мой вопрос, в чем она заключается, собеседник ответил буквально следующее: «Wenn die Sache durch Waffen geregelt worden wäre, hätte es für die Tschechoslowakei weit ärger geendet. Es ist selbstverständlich, dass bei einer solchen Regelung, wie sie jetzt zwischen Deutschland und der Tschechoslowakei vorgenommnen wird, der Staat, welcher die Mittel dazu hat, alle seine Interessen zu befriedigen trachtet»1.

Когда речь зашла о том, является ли оккупационная линия этнографической согласно статистическим данным 1910 г., посланник фон Рихтгофен, очевидно по небрежности, показал мне документ с красным грифом «Geheime Reichssache»2. Этот документ — запись, сделанная 5 октября, о переговорах министра фон Риббентропа с послами Гендерсоном, Франсуа-Понсе и Аттолико об определении оккупационной линии. В последнем предложении этого документа упомянутые участники переговоров признали оккупационную линию этнографической. Произошло это так потому, что, принимая территорию, ограниченную демаркационной линией, за единое целое, участники переговоров заявили, что на этой территории по состоянию на 1918 г, проживает более 50 процентов судетских немцев. Читая это предложение, я заметил, что оно содержит решение, которое нельзя сравнить не только с мюнхенским соглашением, но и с аргументами, которые приводил сам фон Рихтгофен, ссылаясь на порядок проведения плебисцита в Саарской области, о котором говорится в этом соглашении. (В соответствии с этим порядком большинство определяется по населенным пунктам или их группам, а не так, как это устанавливается в упомянутом предложении). На мой вопрос, почему эта запись не была зачитана на заседании международной комиссии, чтобы чехословацкая делегация могла узнать о ней, посланник фон Рихтгофен не сумел мне ответить. Когда я его потом попросил дать мне копию записи, он сказал, что для этого ему требуется согласие вышестоящих органов. Затем он отправился к заместителю статс-секретаря Верману, от которого пришел лишь через полчаса, и сообщил, что вышестоящие инстанции согласны предоставить мне копию.

В конце беседы посланник фон Рихтгофен упомянул о том, что теперь необходимо подписать протокол, в соответствии с которым доводится до сведения международной комиссии о чехословацко-германском соглашении о пограничной линии3. На это я заметил, что, может быть, не следовало бы представлять международной комиссии результат наших переговоров лишь как проект, к которому будет приложена запись о ходе переговоров. В ответ посланник фон Рихтгофен очень твердо заявил следующее: «Ich warne die tschechoslowakische Regierung nachdrücklichst, einen anderen Weg zur Internationalen Kommission zu wählen als den eines Protokolls, in dem einfach konstatiert wäre, dass die beiden Delegationen über die Festsetzung der deutsch-tschechoslowakischen Grenze nach der beigeschlossenen Karte übereingekommen sind»4.

Гейдрих

Печат. по арх.

Примечания

1. «Если бы вопрос был урегулирован вооруженным путем, для Чехословакии все кончилось бы гораздо хуже. Само собой разумеется, что при такого рода решении, которое сейчас осуществляется между Германией и Чехословакией, государство, располагающее соответствующими средствами, стремится удовлетворить все свои интересы» (нем.).

2. «Секретное дело рейха» (нем.).

3. Постановлением пленарного заседания международной комиссии по осуществлению мюнхенского соглашения от 13 октября 1938 г. было решено отказаться от плебисцита, предусмотренного мюнхенским соглашением. Последовавшее размежевание границ было проведено на основе «этнографического принципа» в ходе прямых двусторонних чехословацко-германских переговоров, результаты которых были одобрены участниками пленарного заседания международной комиссии 21 ноября. Международная комиссия по осуществлению мюнхенского соглашения продолжала и дальше свою деятельность, занимаясь вопросами прежде всего ликвидации имущества чехословацких граждан, возмещения убытков на отторгнутой территории и т. п., и прекратила свое существование после того, как гитлеровские войска 15 марта 1939 г. оккупировали остальную часть ЧСР.

4. «Я настоятельно предупреждаю чехословацкое правительство, чтобы оно не искало иных путей в международную комиссию, кроме как с помощью протокола, в котором бы просто констатировалось, что обе делегации договорились об установлении германо-чехословацкой границы в соответствии с приложенными картами» (нем.).

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
Яндекс.Метрика
© 2017 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты