Библиотека
Исследователям Катынского дела

Начало германо-итальянской интервенции в Испании

Гитлеровские планы подготовки и развязывания второй мировой войны предусматривали использование экономических ресурсов Испании и ее выгодных военно-стратегических позиций. Установление немецкого контроля над добычей в Испании железной руды, а также меди, ртути и других цветных металлов значительно укрепило бы сырьевую базу Германии, а создание немецких военных баз на Пиренейском полуострове не только поставило бы под удар с тыла французскую армию на Рейне, но подорвало бы и позиции Англии в восточной Атлантике и западной части Средиземного моря. Кроме того, германские фашисты рассматривали Испанию как важный трамплин для развертывания борьбы за передел в свою пользу африканских владений Франции и Англии, а также для проникновения в Латинскую Америку.

Сразу после прихода к власти гитлеровцы установили тесный контакт с представителями испанской военщины, в частности с генералом Франко. Бывший генерал «лейтенант немецко-фашистской армии и начальник III отдела германской военной разведки Р. Бамлер в своем заявлении Советскому правительству, опубликованном в июне 1946 года, писал, что «Франко еще во время первой мировой войны работал для Канариса, впоследствии начальника германской военной разведки. Когда в Испании начался контрреволюционный мятеж, Канарис выдвинул Франко в качестве руководителя мятежа, как человека наиболее подходящего для осуществления германских интересов, так как своим долголетним сотрудничеством он доказал, что на него можно положиться»1.

Гитлеровцы обещали оказать испанским реакционерам поддержку в свержении республики и установлении террористической профашистской диктатуры, а последние взамен обязались предоставить Германии возможность создания военных баз на испанской территории и эксплуатации природных богатств страны. На аналогичных условиях испанские реакционеры договорились и с фашистским правительством Италии.

Победа антифашистского Народного фронта в Испании на выборах в феврале 1936 года показала гитлеровцам, что планы, касающиеся Испании, могут не осуществиться. Хорошо зная о глубоком недовольстве правящих кругов Англии и Франции этим успехом демократических сил Испании, гитлеровцы приступили к реализации своих агрессивных замыслов под флагом борьбы с «угрозой коммунизма, нависшей над Испанией».

В марте 1936 года один из руководителей испанской реакции генерал Санхурхо прибыл в Берлин, где были разработаны меры по организации военно-фашистского мятежа в Испании. Вслед .затем заговорщикам были направлены большие партии оружия. 18 июля 1936 г. испанская военщина подняла вооруженный мятеж против законного правительства республики.

Однако развитие событий показало, что планы испанских реакционеров и стоявших за их спиной гитлеровцев — молниеносно захватить власть во всей стране — были построены на песке. Враги испанского народа не учитывали волю и решимость последнего отстоять завоеванные демократические права и свободы. Хотя мятежники в изобилии снабжались немецким и итальянским оружием, они почти повсюду были разбиты отрядами плохо вооруженных и необученных испанских рабочих и крестьян. В их руках оставались лишь северные районы страны — провинции Наварра и Галисия, а также испанское Марокко, где под руководством Франко были сконцентрированы основные военные силы мятежников — иностранный легион и марокканские части. Положение мятежников осложнялось тем, что они не имели возможности перебросить эти части через Гибралтарский пролив в Испанию, так как флот сохранил верность республике.

24 июля 1936 г. эмиссары Франко прибыли в Берлин, где через посредство руководителя заграничной организации нацистской партии Боле были приняты Гитлером и Герингом2. Они передали руководителям фашистской Германии письмо Франко с просьбой о немедленной помощи.

Германское и итальянское правительства, надеясь, что западные державы не окажут сопротивления их действиям, пошли на развертывание открытой военной интервенции против Испанской республики. Помимо тех целей, о которых указывалось выше, гитлеровцы стремились теперь использовать Испанию также в качестве полигона для отработки военной тактики и испытания новых образцов оружия. «Было бы ошибкой, — говорил гитлеровский генерал Рейхенау в докладе, прочитанном в 1938 году перед фашистскими главарями, — рассматривать войну в Испании как войну второстепенного порядка. Испания научила нас многому, в Испании мы исправили некоторые ошибки нашей военной стратегии... Наша интервенция в Испании позволила нам утвердиться на основных стратегических линиях Франции и Англии... Благодаря нашим позициям в Испании мы находимся в благоприятном положении, господствуя над жизненными пунктами этого стратегического района... В этом заключается высший смысл нашей интервенции в Испании»3.

Начало активному военному участию Германии в испанской войне, похвалялся затем Гитлер в июне 1939 г. на параде немецких войск, вернувшихся из Испании, «было положено в июле 1936 года»4.

Чтобы помешать республиканскому правительству Испании изолировать друг от друга, а затем ликвидировать очаги фашистского мятежа, в испанские воды были переброшены основные силы германского военно-морского флота — линкоры «Дейчланд», «Адмирал Шеер», крейсеры «Кельн», «Лейпциг», «Нюрнберг» и несколько эсминцев. В течение двух недель на транспортных самолетах, предоставленных Германией, Франко смог перебросить в южную Испанию 18-тысячную армию и развернуть там военные действия. В захваченные мятежниками порты стали прибывать немецкие транспорты с оружием и военным снаряжением. С каждым днем интервенция Германии, осуществляемая совместно с Италией, расширялась.

22 августа 1936 г. адмирал Редер представил Гитлеру меморандум, в котором предлагал использовать против республиканцев Испании регулярные части вермахта5. Это предложение было принято. С 27 августа 1936 г. самолеты, пилотируемые гитлеровскими пилотами, стали совершать налеты на Мадрид. В октябре 1936 года в Берлине под руководством полковника Енеке был создан штаб особого назначения «W». «На этот штаб, — рассказал впоследствии сам Енеке, — были возложены задачи по организации Германией вооруженной помощи генералу Франко в борьбе против испанского республиканского правительства и по снабжению германских вооруженных сил, направленных в Испанию для участия в гражданской войне»6. Командование немецкими войсками в Испании было возложено на полковника Варлимонта, штаб которого разместился в Севилье. «В кратчайший срок были сформированы: один бомбардировочный полк в составе трех эскадрилий самолетов «юнкерс-52»; один истребительный полк в составе трех эскадрилий самолетов «хейнкель-51»; одна разведывательная эскадрилья в составе двенадцати самолетов «хейнкель-70»; четыре 88-миллиметровые зенитные батареи; две легкие зенитные батареи; один батальон связи в составе роты радиосвязи, роты телефонной службы, роты ВНОС и роты аэродромного обслуживания; одна полевая авиамастерская с двойным комплектом оборудования; один штаб управления»7. Из этих частей было сформировано авиационное соединение — легион «Кондор». В начале ноября 1936 года 6500 военнослужащих легиона прибыли в испанский порт Кадис, а затем были переправлены в Севилью, куда уже до этого были переброшены самолеты и необходимое летное оборудование. Легионом последовательно командовали гитлеровские генералы Шперле, Фолькман и Рихтгофен8.

Кроме того, в Испанию было направлено несколько танковых частей и большое количество инструкторов для армии мятежников. Общая численность немецких солдат и офицеров, принимавших участие в интервенции против Испанской республики, достигла 50 тыс. человек9. Свыше 26 тыс. солдат и офицеров фашистского вермахта Гитлер впоследствии наградил «Испанским крестом» — орденом, которым награждались немецкие военнослужащие, помогавшие душить Испанскую республику. Военная промышленность Германии поставила Франко 60 тыс. винтовок, более 6 млн. патронов, 40 орудий на механической тяге и другое вооружение10.

Личный состав немецких частей в Испании непрерывно обновлялся, чтобы дать возможность большему количеству военнослужащих вермахта получить боевой опыт на поле сражения; постоянно пополнялся запас вооружения и снаряжения. О масштабах гитлеровской помощи франкистским мятежникам свидетельствует запись начальника протокольного отдела германского министерства иностранных дел Бюлова-Шванте о его беседе с Муссолини в сентябре 1937 года. «Муссолини сказал, — говорится там, — что испанское предприятие обошлось ему в 3 млрд. лир, на что я ответил, что это приблизительно составляет 500 млн.

марок и что Германия вложила в это дело не меньшую, если не большую сумму»11.

По секретным данным экономического департамента военного министерства, расходы фашистской Германии на интервенцию в Испании составили около 500 млн. марок, из них 414,5 млн. пошло на вооружение и снаряжение легиона «Кондор»12.

Во время переговоров министра иностранных дел Италии Чиано с Нейратом и Гитлером 21—24 октября 1936 г. обе стороны договорились, учитывая благоприятное отношение к фашистским агрессорам Англии и Франции, продолжать совместную военную интервенцию в Испании вплоть до полной победы Франко.

Германские и итальянские части составляли ударный кулак франкистской армии. «Без помощи обеих стран (Германии и Италии. — Г.Р.) сегодня не было бы Франко»13, — откровенно заявил Гитлер итальянскому министру иностранных дел Чиано в сентябре 1940 года. «Не было ни одной большой операции, — писал в мае 1939 года в газете «Фелькишер беобахтер» командир легиона «Кондор» генерал Фолькман, — в которой легион не принимал бы участия»14.

Именно наличие в составе франкистских войск германских частей обеспечило им многократный перевес в танках и авиации над республиканской армией и позволило не только удерживать захваченную территорию, но вести наступательные операции15.

Воспользовавшись тем, что франкистский режим держался на штыках германских и итальянских интервентов, гитлеровцы усилили проникновение в Испанию и захват природных богатств страны. Для того чтобы придать своей военной и экономической интервенции «законный» характер, гитлеровцы в августе 1936 года отозвали своего посла из Мадрида, а 18 ноября 1936 г. официально признали франкистское правительство16. В беседе с генералом Фаупелем, назначенным на пост немецкого представителя при Франко, Гитлер разъяснил поспешность этого акта. Он заявил, что надо использовать «благоприятный момент», чтобы отобрать испанский рынок у Англии17.

Вскоре после начала фашистского мятежа Германия заключила с Франко соглашение о создании германо-испанского общества «Хизма», которое получило монопольное право на экспорт железной руды во всей занятой мятежниками территории. Состоявшиеся в конце 1936 года переговоры между германским правительством и представителями Франко привели к заключению временного соглашения, предоставившего Германии право получить в 1937 году из Испанского Марокко 1 млн. т железной руды. Одновременно в целях развития испано-германского экономического «сотрудничества» с помощью Геринга была создана компания «Ровак». В 1937 году «Хизма» и «Ровак» были объединены18.

Форсированно готовясь к войне, гитлеровцы организовали хищнический вывоз из Испании цветных металлов. Лишь за декабрь 1936 года в Германию было отправлено 10 750 т марганца, меди и вольфрама19. Германские экспортеры получали медную руду по ценам вдвое ниже мировых. Геринг направил к Франко своего представителя Бернгарда, который в качестве главного руководителя объединения германских торгово-промышленных предприятий в Испании приспосабливал испанскую экономику к потребностям «четырехлетнего плана» гитлеровской Германии. За каждую партию оружия или пополнение немецких частей гитлеровцы требовали от франкистов все новых экономических уступок. Так, например, в связи с пополнением состава легиона «Кондор» в июле 1938 года германский посол Шторер при правительстве Франко заявил последнему: «В связи с этой новой поставкой военного снаряжения в Испанию, мы по праву заинтересованы в том, чтобы Испания... пошла бы нам навстречу, обеспечивая нас поставками руды»20.

Зависимость франкистов гитлеровское правительство использовало для прямого ущемления экономических позиций западных держав в Испании. Продукция медных рудников, принадлежавших английским компаниям, была конфискована франкистами и вывезена в Германию. В январе 1937 года правительство Франко гарантировало немецкой фирме «Хизма» получение 60% медной руды, добываемой на принадлежащих англичанам рудниках Фио-Тинго. Несмотря на непрерывно возраставшие поставки в Германию испанского сырья и продовольствия, к 1939 году франкисты задолжали гитлеровцам около 500 млн. марок21.

Гитлеровцы помогли своему агенту Франко постепенно отстранить от власти его соперников генералов Мола и Кейпо де Льяна — таких же реакционеров, но ориентировавшихся на Италию. В августе 1936 года под нажимом немцев Франко был введен в состав генеральской хунты, а 1 октября 1936 г. провозглашен главнокомандующим армии мятежников и главой государства. Отодвигая на задний план своих сообщников — итальянских фашистов, гитлеровцы все больше превращали франкистскую Испанию в германскую полуколонию. «...Внешне Муссолини казался хозяином положения, — пишет Долорес Ибаррури. — Он подписывал пакты, открыто посылал в Испанию воинские части и эскадрильи самолетов, приветствовал итальянских летчиков, бомбардировавших Басконию, и итальянские армии, занявшие Сантандер и Малагу. Но в действительности подлинными руководителями интервенции в Испании были германские империалисты и их ставленник Гитлер»22.

20 марта 1937 г. генерал Фаупель и Франко подписали в Саламанке секретный протокол, явившийся важной вехой на пути закабаления франкистской Испании германским империализмом. Франкисты обязались согласовывать с фашистской Германией «необходимые меры для защиты страны от коммунизма»; «поддерживать контакт и информировать» Германию «по вопросам международной политики, представляющим интерес для обеих сторон»; если Германия окажется в состоянии войны, «избегать всего, что может оказаться полезным ее противнику». Наконец, Испания, согласно секретному протоколу, обязалась расширять экономические связи с Германией «в максимально возможной степени» и в ближайшее же время заключить с Германией соглашение по конкретным экономическим, политическим и культурным вопросам23.

В соответствии с этим наряду с официальным торговым договором, заключенным между Германией и франкистской Испанией 12 июля 1937 г., был подписан ряд секретных соглашений. Одно из них устанавливало, что, прежде чем заключить торговую сделку с какой-либо страной, Испания предварительно предложит эту сделку Германии. Протокол от 15 июля 1937 г. обязывал Испанию оказывать всемерное содействие Германии поставками сырья и продовольствия24. Наконец, 16 июля 1937 г. генерал Фаупель и франкистский министр иностранных дел Хордана подписали в Бургосе секретное соглашение, которое широко открыло германским монополиям дорогу для экономического закабаления Испании. Немецким монополиям было предоставлено право беспрепятственного инвестирования средств в испанскую экономику и вывоза прибылей.

Гитлеровцы стремились замаскировать свое военное и экономическое господство на Пиренейском полуострове за счет ослабления позиций западных держав в этом районе заявлениями о том, что Германия не преследует в Испании никаких целей, кроме «уничтожения большевизма». В августе 1936 года постоянный заместитель министра иностранных дел Англии Ванситтарт посетил в Берлине Гитлера, который заявил ему, что речь идет о принятии мер лишь «для подавления большевистской опасности в Европе, обострившейся в Испании».

Гитлеровцы стремились создать у правительств западных стран впечатление, что после подавления в интересах всей европейской реакции Народного фронта в Испании они направят удар на Восток, против Советского Союза. Состоявшемуся 9—15 сентября 1936 г. очередному съезду фашистской партии был придан подчеркнуто антисоветский характер.

Открытая военная интервенция фашистской Германии против Испанской республики стала возможной лишь вследствие поощрительной позиции, занятой правительствами Англии, Франции и США. Правящие круги этих стран стремились руками германских и итальянских фашистов задушить Народный фронт в Испании, а затем обратить острие фашистской агрессии против Советского Союза.

Правительства Англии и Франции наложили запрет на продажу оружия республиканскому правительству Испании. В 1937 году на этот путь встали и США. Конгресс США распространил запрещение продавать американское оружие на страны, находящиеся в состоянии гражданской войны. Тем самым под действие закона о нейтралитете попадала Испания. Законное правительство Испанской республики усилиями западных держав было лишено неотъемлемого права закупать оружие за границей.

В августе 1936 года фашистская Германия вместе с 26 другими европейскими державами подписала соглашение о «невмешательстве» в испанские дела. 18 февраля 1937 г. гитлеровское правительство с большим шумом приняло закон, «запрещающий» немецким гражданам принимать участие в гражданской войне в Испании, а вслед за тем под угрозой штрафа в 100 тыс. марок «запретило» капитанам немецких судов переправлять в Испанию людей для участия в гражданской войне25. Однако все это было демагогической уловкой, рассчитанной на обман немецкого населения и международной общественности. На деле «комитет по невмешательству» во главе с английским лордом Плимутом для контроля за выполнением взятых европейскими странами обязательств по невмешательству в испанские дела превратился в ширму, прикрываясь которой Германия и Италия продолжали во все возрастающих масштабах направлять в Испанию оружие и войска.

Во время посещения Герингом Рима в январе 1937 года фашистские правительства Германии и Италии договорились, что они будут поддерживать в «Комитете по невмешательству» английские предложения о запрещении доступа добровольцам в Испанию, но лишь после того, как «Франко получит достаточно людей и вооружения»26.

24 декабря 1936 г. министр иностранных дел Франции Дельбос обратился к гитлеровскому послу в Париже Вельчеку с предложением начать прямые франко-германские переговоры. В обмен на германские «гарантии» безопасности Франции французское правительство, возглавляемое Блюмом, было готово обсудить вопрос о предоставлении Германии займов, сырья и колоний27. Французская сторона предлагала гитлеровцам за спиной испанского народа «урегулировать» и испанскую проблему, настаивая в целях сохранения тайны на проведении переговоров по дипломатическим каналам28.

Германо-итальянская интервенция в Испании натолкнулась на упорное сопротивление миролюбивых демократических сил всего мира, хорошо понимавших, что испанская кампания является для гитлеровцев лишь прелюдией к развязыванию большой, мировой войны. «Ко всем народам мира, ко всем, кто любит мир и свободу, ко всем честным демократам обращаемся мы с пламенным призывом оказать действенную помощь республиканской Испании.., — говорилось в воззвании коммунистических партий. — Храбрость, мужество и отвага республиканских бойцов вызывают восхищение у всего цивилизованного мира.

Священное дело собственной независимости, которое они защищают своей кровью, — это не только их дело, но и дело безопасности и свободы всех народов»29.

Тысячи антифашистов — коммунистов, социалистов, католиков, беспартийных — со всех концов мира прибыли в Испанию, чтобы вместе с испанским народом с оружием в руках преградить путь фашистской агрессии. Многие из них, преодолевая бесчисленные препятствия, нелегально прибыли из гитлеровской Германии.

Решительное противодействие агрессии германского и итальянского фашизма в Испании оказал Советский Союз. В «Комитете по невмешательству» советская делегация разоблачила участие Германии и Италии в испанской войне и предательскую для дела мира в Европе политику руководителей этого комитета. 23 октября 1936 г., когда было окончательно установлено, что «Комитет по невмешательству» используется для блокады Испанской республики, а Германия и Италия, несмотря на членство в нем, продолжают отправку войск и снаряжений в Испанию, Советское правительство заявило, что «оно не может считать себя связанным соглашением о невмешательстве в большей мере, чем любой из остальных участников этого соглашения»30.

Справедливо полагая, что каждое проигранное фашистскими интервентами в Испании сражение оттягивает развязывание новой мировой войны, создает дополнительные препятствия на пути гитлеровских поджигателей войны и их пособников в правящих кругах западных стран, Советский Союз, последовательно осуществляя ленинскую политику мира, оказал испанскому народу эффективную и всестороннюю помощь.

Расчеты гитлеровской клики на быструю победу в Испании оказались похороненными. Война приняла затяжной характер. В ходе ее немецкие и итальянские фашисты все более разоблачали себя как отъявленные враги мира.

Примечания

1. Заявление бывшего генерал-лейтенанта германской армии Р. Бамлера о Франко как агенте немецкой разведки (см. «Известия», 12 июня 1946 г.).

2. «Documents on German Foreign Policy 1918—1945», Series D, vol. III, L., 1951, p. 10.

3. Цит. по Д. Ибаррури, Национально-революционная война испанского народа против итало-германских интервентов и фашистских мятежников (1936—1939), «Вопросы истории», 1953 г., № 11, стр. 35—36.

4. «Schultheß' Europäischer Geschichtskalender 1939», München, 1940, S. 142.

5. «Documents on German Foreign Policy 1918—1945», Series D, vol. III, pp. 51—52.

6. Заявление бывшего генерал-полковника германской армии Э. Енеке о Франко и его режиме (см. «Известия», 14 июня 1946 г.).

7. Цит. по A. Норден, Так делаются войны, ИЛ, 1951, стр. 69.

8. «Documents on German Foreign Policy 1918—1945», Series D, vol. III, p. 950.

9. «Новая и новейшая история», 1961 г., № 4, стр. 13.

10. А. Norden, Die Spanische Tragödie, В., 1956, S. 17 f.

11. «Документы министерства иностранных дел Германии», вып. III, Госполитиздат, 1946, стр. 15.

12. «Documents on German Foreign Policy 1918—1945», Series D, vol. III, p. 894.

13. «Ciano's Diplomatic Papers», L., 1948, pp. 52—60.

14. «V.В.», 31. Mai 1939.

15. В июне 1938 года статс-секретарь министерства иностранных дел Германии Вейцзекер признавал, что отзыв германских частей с фронта «недопустимым образом способствовал бы успехам красных» и поставил бы франкистов на грань «катастрофы» (см. «Документы министерства иностранных дел Германии», вып. III, стр. 31).

16. «Dokumente der deutschen Politik», Bd. 4, S. 164.

17. «Documents on German Foreign Policy 1918—1945», Series D, vol. III, P., 142.

18. Ibid., p. 2.

19. Xoce Гарсиа, Испания Народного фронта, Изд-во АН СССР, 1957, стр. 40.

20. «Документы министерства иностранных дел Германии», вып. III, стр. 42.

21. А. Norden, Die spanische Tragödie, S. 17.

22. Д. Ибаррури, Национально-революционная война испанского народа против итало-германских интервентов и фашистских мятежников (1936—1939), «Вопросы истории», 1953 г., № 11, стр. 36.

23. «Documents on German Foreign Policy 1918—1945». Series D, vol. III, p. 256.

24. Ibid., p. 417.

25. «Dokumente der deutschen Politik», Bd. 5, S. 113.

26. «Ciano's Diplomatie Papers», pp. 80—81.

27. «Documents on German Foreign Policy 1918—1945», Series D, vol. I, p. 96.

28. См. «Документы и материалы кануна второй мировой войны», т. II, Архив Дирксена (1938—1939 гг.), Госполитиздат, 1948, стр. 266.

29. «Коммунистический Интернационал», 1939 г., № 1, стр. 67.

30. «Известия», 24 октября 1936 г.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
Яндекс.Метрика
© 2017 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты