Библиотека
Исследователям Катынского дела

«Майский кризис»

Опираясь на поддержку западных держав, гитлеровцы во второй половине мая 1938 года резко усилили нажим на Чехословакию. Они стремились создать обстановку военной тревоги, чтобы принудить Чехословакию к капитуляции и вырвать у западных держав окончательное согласие на ее оккупацию. Вместе с тем германские фашисты готовились к тому, чтобы незамедлительно бросить части вермахта на Чехословакию. Еще 27 апреля 1938 г. английский посол в Праге докладывал в Лондон о заявлении Геринга: с Чехословакией будет покончено еще до лета1. Это подтверждал в своем сообщении от 18 мая и Гендерсон. Он писал, что фашистское партийное руководство стремится поставить западные державы перед совершившимся фактом, надеясь, что последние согласятся с ним2.

Гитлеровская провокация против Чехословакии началась утром 19 мая 1938 г. Части вермахта форсированным маршем передвигались к чехословацкой границе3. Вступил в силу разработанный еще зимой 1937/38 года план сосредоточения гитлеровских войск для удара по Чехословакии. Гитлеровцы стремились создать впечатление, что в пограничных с Чехословакией районах концентрируется чуть ли не вся немецко-фашистская армия. Небольшие подразделения вермахта, переброшенные из глубинных районов Германии, безостановочно передвигались вдоль чехословацкой границы с целью замаскировать сосредоточение у города Аш 6-й немецкой армии для удара в направлении Карловы Вары — Хомутов — Усти4.

Утром 20 мая Кейтель представил Гитлеру черновой проект директивы верховного командования, которая предусматривала нанесение Чехословакии «молниеносного удара в результате серьезного инцидента»5. В тот же день был организован и удобный для гитлеровцев «инцидент». Генлейновцы демонстративно прервали свои переговоры с чехословацким правительством, а сам Генлейн бежал в Германию. Вооруженные банды «добровольческого корпуса фюрера» вторглись в Чехословакию и захватили пограничный город Аш.

Вечерние выпуски фашистских газет вышли с призывом немедленно вмешаться и защитить судетских немцев от «террора» со стороны чехов. Гитлеровские агенты в Чехословакии распространяли слух, что вторжение немецких войск — дело самых ближайших часов. Вечером 20 мая Риббентроп внезапно вызвал чехословацкого посланника в Берлине Мастного и стал грозить, что Гитлер не отступит и перед военной акцией в отношении Чехословакии6.

Чехословацко-германские отношения, как этого и добивались гитлеровцы, в результате провокационных действий накалились до предела. «Положение в Судетской области ухудшалось на глазах, — описывал события 20—21 мая 1938 г. Гендерсон, — столкновения более или менее серьезного характера стали повседневным явлением. Яростная травля в немецкой печати, которая базировалась на этих столкновениях и, как обычно, их сильно раздувала, достигла такого масштаба, что, по примеру Австрии, естественно было ожидать, что мы стоим непосредственно перед новым молниеносным ударом Германии»7.

Однако дальнейшее развитие событий опрокинуло гитлеровские планы немедленного захвата Чехословакии. Нет сомнения, что если бы все зависело лишь от правящей монополистической верхушки Чехословакии, то она уже в мае 1938 года положила бы свою страну под ноги Гитлеру. Но наглый нажим фашистской Германии и капитулянтская политика правительства Чехословакии переполнили чашу терпения чехословацкого народа, вызвали его бурное возмущение. Миллионы рабочих, крестьян, интеллигентов, мелких буржуа дружно поддержали призыв Коммунистической партии Чехословакии решительно отстоять независимость страны и демократические свободы от посягательств фашистского агрессора. По всей стране прокатилась волна демонстраций и митингов. Манифестанты, поддержанные военнослужащими чехословацкой армии, требовали от правительства проведения энергичных мероприятий по обороне Чехословакии от возможного вражеского нападения. За короткий срок более миллиона граждан различной партийной принадлежности поставили свои подписи под обращением передовых деятелей культуры и науки в защиту республики. В пограничных областях из чешских и немецких антифашистов стали формироваться отряды рабочей самообороны. Они сооружали баррикады и другие заграждения на дорогах, ведущих к границе. Вместе с частями чехословацкой армии отряды рабочей самообороны брали на себя охрану стратегических объектов.

Патриотические силы Чехословакии, оказавшие мужественное сопротивление нажиму гитлеровской Германии, не были одиноки. Советский Союз, последовательно защищая мир и безопасность народов, прилагал все усилия, чтобы спасти братский чехословацкий народ от фашистского порабощения. 28 марта 1938 г., когда над Чехословакией нависли фашистские тучи, в Прагу была направлена советская военная делегация. Ее глава официально заверил начальника штаба чехословацкой армии, что в случае гитлеровской агрессии СССР окажет Чехословакии всю необходимую помощь8.

23 апреля 1938 г., в связи с тем что угроза немецкого нападения на Чехословакию еще более возросла и стала непосредственной, в Москве состоялось совещание руководителей КПСС и Советского правительства. Оно заслушало доклад советского посла в Праге С. Александровского и выразило готовность СССР «вместе с Францией и Чехословакией предпринять все меры по обеспечению безопасности Чехословакии»9. Выступая 26 апреля 1938 г. с докладом о международном положении, Председатель Президиума Верховного Совета СССР М.И. Калинин подчеркнул, что СССР готов в случае агрессии прийти на помощь Чехословакии, не дожидаясь, когда это сделает Франция10.

В середине мая 1938 года руководство КПСС попросило находившегося в Москве генерального секретаря ЦК КПЧ Клемента Готвальда передать президенту Бенешу, что Советский Союз готов помочь Чехословакии и в случае, если этого не сделает Франция, и даже в том случае, если Польша или Румыния откажутся пропустить советские войска. Необходимо лишь одно: чтобы сама Чехословакия защищалась и попросила о помощи11.

В этой обстановке правящие круги Чехословакии были вынуждены маневрировать. Они не решались встать на путь решительного сопротивления гитлеровской агрессии и в то же время опасались попасть в состояние полной изоляции внутри страны. 20 мая чехословацкое правительство пошло на проведение половинчатого мероприятия: оно отдало распоряжение о призыве в армию резервистов одного призывного года и технических специалистов. Частичная мобилизация прошла с огромным патриотическим подъемом. В кратчайший срок части чехословацкой армии пополнили гарнизоны или обслуживающий персонал 8 больших крепостей, 725 тяжелых дзотов и 8774 других оборонительных объектов12 и были готовы во всеоружии встретить фашистскую агрессию.

Такое непредвиденнее развитие событий вызвало переполох в стане гитлеровцев. Командующий сухопутными силами фашистской Германии Браухич срочно посетил Риббентропа и заявил ему, что при проведении внешнеполитических акций необходимо считаться с тем, что «наши вооружения еще оставляют желать много лучшего»13. Эта беседа, рассказывает Э. Кордт, продолжалась свыше часа, и Риббентроп после ее окончания казался довольно-таки растерянным. «Браухич прямо сказал мне (т. е. Риббентропу. — Г.Р.), что мы в настоящее время не в состоянии справиться даже с одной Чехословакией...»14. После встречи с Браухичем Риббентроп немедленно отправился в Берхтесгаден к Гитлеру, чтобы проинформировать его о тупике, в который попала политика фашистской Германии.

Не меньшее замешательство вызвал поворот событий и в правящих кругах западных держав. Обстановка сложилась так, что малейшая новая провокация гитлеровцев могла привести к возникновению войны. Правительства Англии и Франции опасались, что общественное мнение этих стран принудит их помочь сражающейся Чехословакии, а это привело бы к тому, что Англия и Франция оказались бы в одном лагере с Советским Союзом в борьбе против гитлеровской агрессии. Фашистская Германия была бы скоро разгромлена и все расчеты на ее использование в антисоветских целях были бы похоронены. С этим, естественно, в Лондоне и Париже примириться не могли. Гендерсон 21 мая посетил Риббентропа и от имени английского правительства в самой категорической форме предостерег Германию от военного нападения на Чехословакию. Он без обиняков заявил, что иначе Англия и Франция не смогут остаться в стороне и должны будут выступить в защиту Чехословакии15.

В тот же день Бонне выступил в Париже на пресс-конференции, где от имени французского правительства полностью солидаризировался с действиями Англии и заявил, что в случае военного нападения Германии на Чехословакию Франция выполнит свои союзнические обязательства16.

Небезынтересно отметить: официальные лица США в мае 1938 года полагали, что чехословацко-германский конфликт может вылиться в затяжную войну европейских держав, которая предопределит для США роль арбитра. 22 мая американский посол в Париже заявил чехословацкому посланнику Осускому, что «мы стоим на грани войны, которая уничтожит всю Европу, что это самое подходящее время для Германии, поскольку Польша и Румыния... выступят с войной против России, а Италия, выждав некоторое время, присоединится к Германии»17.

Советский Союз твердо стоял на занимаемой позиции. 25 мая 1938 г. народный комиссар иностранных дел М.М. Литвинов пригласил чехословацкого посла в Москве З. Фирлингера и выразил ему «одобрение мероприятиям чехословацкого правительства». Советское правительство вновь подтвердило свою готовность оказать помощь Чехословакии, если она подвергнется нападению.

Фашистская Германия в создавшихся условиях была вынуждена временно отступить. Решение об этом было принято поздно вечером 21 мая на совещании руководителей фашистского правительства и вермахта, состоявшемся в резиденции Гитлера — Бергхофе. Немецко-фашистские войска, подготовленные для нападения на Чехословакию, были остановлены, генлейновцам была дана команда повременить с дальнейшим обострением положения на германо-чехословацкой границе. По распоряжению Геббельса нацистская пресса, проводившая безудержную травлю Чехословакии, сбавила тон.

Таким образом, «майский кризис» 1938 года вследствие решимости чехословацкого народа сопротивляться нацистской агрессии и непреклонной поддержки Советским Союзом Чехословакии закончился провалом планов гитлеровской Германии. Всему миру было продемонстрировано, что быстрые и решительные действия антифашистских сил, их сплоченность в состоянии остановить фашистских поджигателей войны.

Примечания

1. «Documents on British Foreign Policy 1919—1939», Third Series, vol. I, p. 197.

2. «Documents on British Foreign Policy 1919—1939», Fhird Series, vol. I, p. 310.

3. B. Gelovsky, Das Münchner Abkommen von 1938, Stuttgart, 1958, S. 211.

4. «Zeitschrift für Geschichtswissenschaft», 1959, Heft 1, S. 71.

5. «PHN», Bd. XXV, Dok. PS-388, S. 418.

6. «Documents on German Foreign Policy 1918—1945», Series D, vol. II, p. 298.

7. N. Henderson, Fehlschlag einer Mission, S. 152.

8. См. «Новые документы из истории Мюнхена», Госполитиздат, 1958, стр. 24.

9. Там же, стр. 26.

10. См. М.И. Калинин, О международном положении, Госполитиздат, 1938, стр. 14.

11. См. «Правда», 28 декабря 1949 г.

12. См. Иржи Гаек, Мюнхен, стр. 100. Примечание.

13. Е. Kordt, Wahn und Wirklichkeit, S. 111.

14. E. Kordt, Nicht aus den Akten, Stuttgart, 1950, S. 183.

15. «Documents on British Foreign Policy 1919—1939», Third Series, vol. I, p. 332.

16. «Documents on British Foreign 1919—1930», Fhird Series, vol. I, p. 340.

17. «Новые документы из истории Мюнхена», стр. 39.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
Яндекс.Метрика
© 2017 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты