Библиотека
Исследователям Катынского дела

На правах рекламы:

У нас со скидками квартиры в новостройках сочи район светлана всем без проблем.

Мероприятия Коммунистической партии и Советского правительства по укреплению западного участка границы накануне войны

С началом второй мировой войны Коммунистическая партия и Советское правительство усилили подготовку страны к обороне. Все население, личный состав Советских Вооруженных Сил воспитывались в духе бдительности и готовности дать отпор любому агрессору. На это были направлены все средства идеологического воздействия. Что касается пограничных войск, охранявших западные рубежи Родины, то там вся партийно-политическая работа имела четкую направленность: воспитание бдительности, стойкости, мужества и отваги, поддержание высокой боевой готовности для отпора врагу.

Разносторонняя работа партии по политическому и воинскому воспитанию личного состава Советских Вооруженных Сил, и их составной части — пограничных войск, проводимая в духе советского патриотизма и дружбы народов СССР, непоколебимой веры в идеи коммунизма, оставила глубокий след в умах и сердцах советских воинов. В сложной обстановке кануна Великой Отечественной войны они проявили беспредельную преданность социалистической Родине, высокий моральный дух, стойкость, мужество и героизм.

Партия видела нараставшую угрозу военного нападения фашистской Германии и принимала все необходимые экономические, военные меры защиты социалистического Отечества. Прежде всего выполнялись заветы великого Ленина о создании прочной экономической базы, без которой немыслимо было всерьез решать задачи по укреплению обороноспособности страны1. Партия и правительство не только за предвоенные годы, но и за весь период социалистического строительства подготовили мощную материально-техническую базу, обеспечивающую при ее мобилизации массовое производство боевой техники и вооружения. В третьей, предвоенной пятилетке быстрыми темпами создавалась вторая военно-промышленная база, недоступная для воздушных ударов агрессора ни с Запада, ни с Востока, — в районах Поволжья, Урала и Сибири2. За три с половиной года третьей пятилетки на оборонную промышленность было израсходовано более четверти всех капиталовложений в промышленность3.

В связи с быстрым ростом авиации в капиталистических армиях ЦК партии придавал важное значение развитию авиационной промышленности. В сентябре 1939 г. Политбюро ВКП(б) приняло решение «О реконструкции существующих и строительстве новых самолетных заводов».

В результате принятых мер уже к концу 1940 г. были подготовлены промышленные мощности к запуску в серийное производство новых самолетов. К лету 1941 г. производственные мощности авиационной промышленности в полтора раза превосходили мощности авиазаводов Германии4.

Огромное внимание партия уделяла развитию танковой промышленности. В восточных районах страны для производства танков реконструировались Челябинский и Сталинградский тракторные заводы, Сормовский судостроительный и другие. В результате к началу войны производственные мощности танкостроительных заводов также в полтора раза превышали мощности танковой промышленности Германии5. Значительно увеличила производство судостроительная промышленность.

Строились новые и расширялись действующие предприятия, выпускающие артиллерийское, стрелковое вооружение и оптические приборы. Быстрыми темпами развивалась промышленность боеприпасов, главным образом в Сибири и на Урале. Уже к 1941 г. она способна была производить продукции в три раза больше, чем в 1940 г.6.

Большое внимание уделялось подготовке транспорта на случай войны. Расширялась железнодорожная сеть, строились новые подъездные пути в районах, близких к государственной границе.

Значительное место в решениях партии и правительства отводилось увеличению государственных резервов и мобилизационных запасов с учетом удовлетворения промышленности и Вооруженных Сил в период перестройки экономики на военный лад. «...Страна к лету 1941 года располагала мощной военно-промышленной базой, которая в случае нападения агрессора была способна удовлетворить запросы Красной Армии и Флота. Значительное увеличение государственных резервов и мобилизационных запасов давало возможность при необходимости быстро провести военную перестройку всего народного хозяйства страны»7.

Принимались экстренные меры по созданию новых образцов самолетов, танков, артиллерии и другой боевой техники и вооружения.

В июне 1941 г. численность Вооруженных Сил достигла 5373 тыс. человек. На вооружении армии состояло свыше 67 тыс. полевых орудий и минометов, 1861 танк и свыше 2700 боевых самолетов новых типов, кроме большого количества танков и самолетов устаревших образцов. В составе Военно-Морского Флота имелось 276 боевых кораблей основных классов8.

По указанию партии и правительства ускоренными темпами проводились мероприятия по укреплению западных границ. Строились новые и реконструировались старые аэродромы, создавались склады горючего и боеприпасов. Задача отражения возможного нападения с Запада возлагалась на войска пяти пограничных военных округов — Ленинградского, Прибалтийского Особого, Западного Особого, Киевского Особого, Одесского — и на три флота: Северный, Краснознаменный Балтийский и Черноморский. Войска пограничных военных округов были пополнены личным составом за счет дополнительного призыва военнообязанных из запаса и выдвижения соединений и частей из глубины страны.

Для прикрытия с воздуха важнейших тыловых объектов в западной пограничной полосе использовали соединения и части Войск противовоздушной обороны территории страны, объединенные в пять зон ПВО: Северную, Северо-Западную, Западную, Киевскую и Южную.

К началу войны в западных пограничных округах насчитывалось 170 дивизий и две бригады общей численностью личного состава 2860 тыс. человек, 37,5 тыс. орудий и минометов, 1475 новых танков КВ и Т-34, 1540 боевых самолетов новых типов, а также значительное количество легких танков и боевых самолетов устаревших конструкций. В трех флотах имелось 220 тыс. человек, 182 корабля основных классов (три линкора, семь крейсеров, 45 лидеров и эсминцев и 127 подводных лодок)9.

В целом же к началу войны соотношение сил группировок войск было в пользу противника, который имел в первом эшелоне 103 дивизии, в том числе 12 танковых (Красная Армия — только 54 стрелковых и две кавалерийские дивизии). Кроме того, немецко-фашистские войска были полностью укомплектованы личным составом, новым вооружением и боевой техникой, транспортными средствами, были более подвижны и маневренны. На ряде направлений враг превосходил советские войска в 3—4 раза, а на направлениях главных ударов это соотношение было еще больше в пользу противника10.

Что касается пограничных войск западной границы, то для выполнения своих задач по охране советских рубежей они были обеспечены всем необходимым с учетом сложной обстановки.

В октябре 1939 г. для охраны новой государственной границы было сформировано 15 пограничных отрядов — восемь для Белорусского и семь для Киевского округов пограничных войск11. В июне 1940 г. для охраны границы с Восточной Пруссией взамен старой литовской пограничной стражи было выставлено три пограничных отряда.

Партия и правительство всегда безотлагательно решали вопросы, связанные с усилением охраны границы. В связи с вхождением в состав СССР Прибалтийских республик граница протяженностью 1150 км стала проходить по Балтийскому морю. 20 июля 1940 г. Народный комиссар внутренних дел обратился к И.В. Сталину с просьбой о выставлении пограничных частей для ее охраны. На второй день такое распоряжение было дано, и уже 26 июля к охране государственной границы по побережью Балтийского моря и Финского залива (включая острова Даго и Эзель) приступили четыре береговых пограничных отряда в составе 20 комендатур, 112 береговых застав численностью около 5200 человек, отряд пограничных кораблей и катеров в составе 68 единиц численностью 1330 человек. Для руководства этими частями и организации охраны границы было сформировано Управление пограничных войск Прибалтийского округа с местом дислокации в городе Таллин. На старой границе с Эстонией, Латвией и Литвой была оставлена зона заграждения в составе пяти пограничных отрядов.

Отдельные пограничные отряды и заставы, где обстановка была более напряженной, усиливались подразделениями внутренних войск НКВД. Так, в связи с участившимися боевыми столкновениями с нарушителями границы на участке Рава-Русского отряда в августе 1940 г. на его усиление прибыло 250 человек из 10-й дивизии внутренних войск НКВД по охране железнодорожных сооружений (по 10—20 человек на каждую заставу) и эскадрон в 100 сабель из 16-го кавалерийского полка НКВД12. В связи с возросшими нарушениями границы большими вооруженными группами на литовском участке для усиления этого направления были выставлены три пограничных отряда: Кретингский, Таурогенский и Мариампольский. 20 июня 1941 г. они получили подкрепление — 1200 человек из оперативных войск НКВД.

Всего накануне войны западный и северо-западный участки государственной границы охраняли сухопутные и морские части в составе восьми пограничных округов. Вместе с оперативными частями и подразделениями внутренних войск, участвовавшими в охране границы, они насчитывали около 100 тыс. человек13.

Кроме пограничных и оперативных внутренних войск в охране границы активное участие принимали 55 тыс. членов бригад содействия, объединенные в 2 тыс. бригад. Это были передовики производства — коммунисты и комсомольцы. Они привлекались к несению службы по месту жительства и работы, а также высылались в пограничные наряды по тыловым районам. Под руководством опытных пограничников эти люди обучались военному делу и пограничному мастерству. В угрожаемый период на отдельных направлениях члены бригад содействия вооружались, из них формировались отдельные подразделения, которые привлекались для охраны некоторых объектов и прикрытия второстепенных направлений.

В предвоенные годы по указанию Коммунистической партии и Советского правительства в пограничные войска поступало новое стрелковое вооружение, на руководящую работу были выдвинуты тысячи способных командиров и политработников, которые впоследствии успешно решали все поставленные перед войсками задачи.

В это же время в связи с выходом на новые участки проводилась большая работа по инженерному оборудованию границы и пограничных застав, что не только способствовало надежной охране рубежей, но и обеспечивало с началом войны стойкую оборону небольших по численности пограничных гарнизонов.

К инженерному оборудованию новой границы пограничники приступили сразу же по выходе на ее охрану. На всем протяжении вдоль границы были вспаханы контрольно-следовые полосы. Для затруднения передвижения нарушителей в пограничной полосе оборудовалась система заграждений из проволочных и хворостяных заборов, завалов, в лесах прорубались просеки, устанавливались сигнальные приборы, строились скрытые и открытые наблюдательные пункты, прокладывались дозорные тропы. Эти задачи решались в короткие сроки. Литовский участок государственной границы с Германией (более 100 км) был принят под охрану в июне 1940 г., а уже к 1 октября на всем участке пограничники полностью закончили инженерно-техническое оборудование14.

В местах дислокации пограничных отрядов, комендатур и застав, а также на направлениях вероятного перехода границы противником возводились оборонительные сооружения. С мая 1940 г. на заставах стали строиться блокгаузы, которые связывались между собой и помещениями застав ходами сообщения. Расположение блокгаузов на местности обеспечивало круговую оборону застав, а ходы сообщения позволяли производить маневр внутри опорного пункта. На ряде участков в удалении от застав были оборудованы запасные огневые позиции.

На направлениях возможных действий врага пограничники совместно с передовыми частями Красной Армии оборудовали оборонительные сооружения полевого типа: отрыли окопы, траншеи, ходы сообщения, построили командные пункты.

При строительстве оборонительных сооружений имелись и некоторые просчеты: в основном они строились на заставах, расположение которых хорошо было известно противнику, причем не все заставы занимали выгодные позиции на местности. На отдельных участках к началу войны оборонительные сооружения не были достроены. Однако в целом они способствовали стойкой обороне пограничников при внезапном вторжении немецко-фашистских войск на советскую территорию. Воины, пользуясь ими, сдерживали натиск значительно превосходящих сил противника от нескольких часов до нескольких дней.

В предвоенные годы принимались также меры по укреплению режима границы, обеспечивающие более надежную ее охрану и оборону. В июне 1940 г. в западных пограничных районах Украинской ССР и Белорусской ССР была установлена 800-метровая пограничная полоса15.

В августе 1940 г. на границе с Восточной Пруссией отменялся упрощенный Переход границы, в соответствии с которым граждане, проживавшие в десятикилометровой пограничной зоне, имели право по специальной карточке в течение полугодия беспрепятственно переходить германо-литовский участок границы в обе стороны. Такой упрощенный переход в условиях активной подготовки фашистской Германии к войне против СССР не обеспечивал надежности охраны этого участка, облегчал как нелегальный переход границы (злоупотребление карточками-пропусками), так и легальное проникновение в глубь страны нежелательных элементов. Контрольная проверка показала, что таким правом упрощенного перехода пользовались 1762 немецких гражданина и 925 литовских, причем более половины из них ежедневно переходили границу. 19 июля перешло из Германии в Литву 1008 человек и в Германию из Литвы — 266 человек, 23 июля соответственно 806 и 274 человека16.

Здесь также был введен общий порядок перехода, существовавший на других западных участках границы.

Усиливался пограничный режим на побережье Балтийского моря и Рижского залива. С декабря 1940 г. на этих участках устанавливался строгий порядок хранения плавсредств, их постройки и плавания в Балтийском море и Рижском заливе. Все частные и национализированные рыболовные, охотничьи, спортивные и прогулочные суда в обязательном порядке регистрировались в местных советских органах или портовых управлениях, владельцам выдавалось удостоверение и номер на право содержания и пользования судном. Получившие такое право владельцы вставали на учет в пограничных войсках по месту жительства и только с их разрешения выходили в море в строго установленные время и районы (рыболовецкие суда — в пределах 12-мильных территориальных вод, остальные — в пределах трехмильной зоны и только в дневное время). Лишь в Рижском заливе не было ограничения плавания судам во времени, но при соответствующем оформлении документов и разрешений пограничных войск на право выхода. Посадка людей в суда, их высадка разрешались пограничниками в строго установленном месте и с соблюдением всех правил. Такой порядок при строгом его соблюдении исключал использование владельцами, а также посторонними лицами судов для совершения каких-либо преступных действий.

Производились различные организационные и мобилизационные мероприятия на случай военного столкновения на границе. Службы снабжения освобождали заставы и комендатуры, наиболее близко располагавшиеся к границе, от излишнего имущества и в то же время обеспечивали их достаточным количеством боеприпасов. Был проведен ремонт всего оружия.

Во всех пограничных отрядах, охранявших западную границу, была организована падежная оборона подразделений и штабов, составлены и отработаны с личным составом планы обороны. Все пограничные части находились в высокой боевой готовности к отражению возможного нападения фашистской Германии. Для поддержки пограничных нарядов на заставах в постоянной боевой готовности дежурили тревожные группы в составе отделения и более.

По мере обострения обстановки усиливались и мероприятия по повышению боевой готовности. С декабря 1940 г. на всех участках западной границы вводилась усиленная охрана. С этого времени на удаленные от заставы участки, особенно на фланги, наряды высылались в количестве трех и более человек с ручными, а при необходимости и станковыми пулеметами. Наряды возглавлялись младшими и средними командирами17.

С начала июня 1941 г. все подразделения пограничных отрядов были приведены в повышенную боевую готовность, заставы усилены за счет маневренных групп и тыловых подразделений частей. При комендатурах создавались подвижные резервы. 16 июня пограничные отряды получили указание: с возникновением военных действий перейти в подчинение полевого командования Красной Армии18. 20 июня начальник пограничных войск Белорусского округа генерал-майор И.А. Богданов отдал приказ об усилении охраны границы. В этой связи отменялись все плановые занятия, личный состав отзывался со всех сборов на линейные заставы, выходные дни отменялись, пограничные наряды в ночное время высылались только в составе трех человек, на наиболее важных направлениях — с ручными пулеметами. На уязвимые фланговые направления выставлялись посты под командованием помощников начальников застав, пограничные наряды располагались не ближе 300 метров от границы, что исключало внезапное нападение на них19.

Командование пограничных войск понимало, что война назрела, и принимало необходимые меры, однако такое быстрое развитие событий и для него было неожиданным. Именно этим объясняется тот факт, что начальники Шепетовского и Таурогенского пограничных отрядов, располагая многочисленными, правда противоречивыми, сведениями о дне нападения фашистской Германии на Советский Союз, с получением на рассвете 22 июня докладов с застав о приближении к линии границы танков, выводе на огневые позиции в 600 м от границы орудий и колонн пехоты срочно доложили в штабы Главного управления пограничных войск и пограничные военные округа, дали указание вывести заставы по боевой тревоге, но тем не менее все же предостерегли командование комендатур и застав об избежании инцидентов. И в этом нет ничего удивительного, поскольку сосредоточение германских войск у границы и «провокационные вылазки продолжались довольно значительное время, что в определенной мере снижало остроту происходящих событий.

Этим в какой-то степени объясняется и тот факт, что командования многих передовых частей Красной Армии в день нападения фашистской Германии на СССР не были в готовности принять бой на указанных позициях вблизи границы, хотя многое сделали по повышению готовности войск к отпору врагу.

С лета 1940 г., когда началось сосредоточение немецко-фашистских войск в приграничных с СССР районах, командование передовых частей Красной Армии разработало планы взаимодействия с пограничными частями и подразделениями, выделило для более прочного прикрытия границы подвижные отряды поддержки из расчета в среднем один отряд (обычно стрелковый батальон) на участок каждой комендатуры с готовностью к выходу через 30 мин. Была установлена прямая телефонная связь, продублированная подвижными средствами, между командирами отрядов и пограничными подразделениями. Право вызова поддержки предоставлялось начальникам пограничных отрядов.

Для повышения боевой готовности подвижных подразделений Красной Армии все предметы вооружения и снаряжения, хранившиеся в неприкосновенном запасе, укладывались отдельно в готовности к немедленному их получению. Запас продовольствия находился в вещевых мешках, комплект боеприпасов был готов к экстренной выдаче. Пулеметные ленты и диски хранились в снаряженном виде. Контроль за готовностью подвижных отрядов возлагался на командиров корпусов и дивизий.

На многих участках границы в апреле — мае 1941 г. пограничные войска Украинского и Белорусского округов провели учение с передовыми частями Красной Армии по отражению противника при вторжении на советскую территорию. В ходе учения был выявлен ряд слабых сторон в обороне, устранение которых намечалось в срок до 1 августа 1941 г. Было приказано тренировать личный состав на отражение атак превосходящих сил противника и маневр в сложных условиях20. Особое внимание обращалось на отработку взаимодействия с постами Красной Армии по воздушному наблюдению, оповещению и связи (ВНОС), выставляемыми в непосредственной близости к границе.

Начальники укрепленных районов Красной Армии 9 июня получили приказ занять предполье21.

На отдельных угрожаемых направлениях за несколько дней до начала войны семьи военнослужащих были подготовлены к эвакуации. В частности, распоряжением командующего Прибалтийским Особым военным округом семьи начальствующего состава таурогенского направления 20 июня начали подготовку к эвакуации. Управление пограничных войск Белорусского округа в этот день также отдало распоряжение о подготовке к эвакуации семей пограничников таурогенского участка.

20 июня командующий Черноморским флотом приказал командиру 7-й авиаэскадрильи пограничных войск перейти, согласно мобилизационному плану, в оперативное подчинение командира Одесской военно-морской базы и привести авиаэскадрилью в полную боевую готовность22.

Такими же своевременными были решения командующих Балтийским и Черноморским флотами о переходе с 19 июня на готовность № 2, при которой все средства кораблей изготавливались к бою. Приведение в боевую готовность кораблей военных флотов обеспечивало им слаженные действия с первых дней войны, организованный отпор врагу и своевременный вывод кораблей из угрожаемых районов.

Несколько иначе обстояло дело с наземными войсками. Не все приграничные части и соединения были к началу войны в надлежащей готовности к отпору врагу. Длительная напряженная обстановка и строгое указание не поддаваться на провокации снижали остроту к происходящим событиям на границе. Поэтому завершение сосредоточения и развертывания войск, создание группировок, предусмотренных планами прикрытия для отражения противника, происходило медленно. Большинство дивизий первых эшелонов армий прикрытия к моменту нападения немецких войск находились в учебных лагерях, удаленных от рубежей развертывания на 8—20 и более км. Вблизи границы размещалось сравнительно небольшое количество частей и соединений23. Некоторые из них за несколько дней до войны делали тренировочные выходы на рубежи развертывания, находившиеся поблизости от границы, но в этот же день возвращались на исходные позиции. Так было на участке Сколевского пограничного отряда. 18 июня части прикрытия стали занимать оборонительные рубежи на этом направлении. Во второй половине дня 19 июня войска и боевая техника заняли свои места, неплотно прикрытые участки границы минировались. Однако на рассвете 20 июня войска стали сниматься с занятых позиций и к исходу дня 21 июня полностью закончили отход с границы. Эти мероприятия командованием были объяснены как тренировочные действия.

Личный состав укрепленных районов занимал лишь долговременные укрепления и огневые точки, строительство которых было завершено. На большом удалении (50—100 км от границы) стояли вторые эшелоны прикрытия. И еще дальше (на 100—400 км) — резервы округов.

Командование 5-й армии с получением сведений от перебежчика, военнослужащего германской армии Лискофа, о начале вторжения фашистских войск на территорию СССР утром 22 июня в 2 часа отдало приказ войскам о подъеме но боевой тревоге и выходе к границе, но ценное время уже было упущено.

То обстоятельство, что не удалось закончить создание группировок в западных пограничных округах для отражения ударов немецко-фашистских армий, поставило советские войска в самом начале войны в крайне тяжелое положение. Однако при всех трудностях, сложностях и просчетах в целом мероприятия, проведенные Коммунистической партией, Советским правительством и осуществленные командованием Красной Армии и пограничных войск, сыграли огромную роль в организации героического отпора немецко-фашистским агрессорам, разрушили планы вермахта по молниеносному разгрому советских войск, захвату нашей территории и ликвидации великих завоеваний Октября.

Примечания

1. См.: Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 168.

2. См.: История Коммунистической партии Советского Союза, т. 5, кн. 1, с. 117.

3. См. там же.

4. См. там же, с. 119.

5. См.: История Коммунистической партии Советского Союза, т. 5, кн. 1, с. 119.

6. См. там же.

7. Там же, с. 121.

8. См.: История второй мировой войны 1939—1945, т. 4, с. 18.

9. См.: История второй мировой войны 1939—1945, т. 4, с. 25—26.

10. См. там же, с. 27—28.

11. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1011 гг., с. 280.

12. См. там же, с. 325.

13. См.: История второй мировой войны 1939—1945, т. 4, с. 26.

14. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 334.

15. Пограничная полоса передается в полное ведение пограничных войск, где не проживает гражданское население, возводятся различные сооружения, усиливающие охрану границы.

16. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 326.

17. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 335.

18. См. там же, с. 163.

19. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 402, 403.

20. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 381—382.

21. См. там же, с. 389.

22. См. там же, с. 402.

23. См.: История второй мировой войны 1939—1945, т. 4, с. 28.

 
Яндекс.Метрика
© 2017 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты