Библиотека
Исследователям Катынского дела

Охрана закавказского участка границы с Турцией

В предвоенные годы обстановка на южной границе СССР также была очень сложной. Территории Турции, Ирана и Афганистана империалисты стремились использовать в своих агрессивных планах против СССР. Это оказало большое влияние на внешнеполитический курс этих стран, особенно Турции и Ирана. На их территориях активизировалось строительство военных инженерных сооружений, дорог и аэродромов. Вблизи советской границы концентрировались войска, вооружались и готовились для действий на территории СССР вооруженные банды, проводилась усиленная идеологическая обработка населения в антисоветском духе.

Реакционные круги Турции давно придерживались антисоветского курса. Они всячески содействовали проведению разведывательных акций фашистской агентурой против своего северного соседа. Германское посольство в Турции пользовалось большими привилегиями для ведения шпионской и диверсионной деятельности против СССР. Фашистская Германия была заинтересована в Турции и с экономической точки зрения, получая оттуда хромовую руду, нефть, хлопок, кожу и продовольствие. Перед вторжением на территорию СССР Германия значительно расширила с Турцией торговые связи.

Внешняя политика Турции до середины мая 1939 г. строилась на основе лавирования между Советским Союзом и фашистской Германией. Печать и другие источники массовой информации представляли дело таким образом, что турецкая сторона якобы придерживалась нейтральной позиции. В то же время прогрессивная общественность страны при поддержке широких кругов трудового населения выступила с критикой агрессивной внешней политики фашистской Германии.

Со второй половины мая 1939 г. — после установления в Испании фашистской диктатуры, захвата вермахтом Чехословакии, а Италией Албании — правительство Турции активизировало антисоветскую деятельность. Был проведен ряд военных подготовительных мероприятий против СССР. В мае 1939 г. Турция провела частичную мобилизацию, поставив под ружье около 750 тыс. человек. Многие части концентрировались вблизи границы, форсировались работы по ремонту дорог, имевших стратегическое значение1. С сентября 1939 г. начались частичная мобилизация резервистов, переучет тягловой силы, товарных излишков сельскохозяйственных продуктов у населения. Эти мероприятия мотивировались угрозой нападения СССР на Турцию с целью восстановления им русско-турецкой границы 1914 г.

С начала 1940 г. особенно активно развернулись военные приготовления в Восточной Анатолии, переброска войск в район Карса. Вдоль всей линии границы в широких масштабах возводились новые и восстанавливались старые инженерно-фортификационные сооружения, строились и ремонтировались шоссейные дороги. К началу мая 1940 г. турецкие пограничные батальоны в Артвине и Ардагане развернулись в полки. В результате плотность охраны турецко-советской границы увеличилась примерно в три раза.

Среди населения пограничных районов начался призыв в армию резервистов десяти возрастов — с 1912 г. по 1921 г.2

В октябре 1940 г. пограничные гарнизоны посетил маршал турецкой армии Ф. Чакмак с группой генералов, которые осмотрели укрепления на границе.

После объявления Италией войны Греции правительство Турции перевело часть войск с востока на запад, одновременно восполнив их численность резервистами.

В пограничных районах турки приступили к созданию специальных контрреволюционных вооруженных организаций для диверсионных действий на советской территории в случае войны против СССР3.

К концу 1940 г. семьи турецких офицеров пограничных гарнизонов и отдельные гражданские лица были эвакуированы в тыловые районы.

В марте 1941. г. турецкое правительство начало тайные переговоры о военном союзе с фашистской Германией против СССР. Когда об этом стало известно Советскому Союзу, то свои действия турецкая сторона пыталась объяснить мнимой советской угрозой. 25 марта 1941 г. правительство СССР сделало официальное заявление о том, что в случае нападения на Турцию какой-либо державы она «может рассчитывать на полное понимание и нейтралитет СССР»4. Тем не менее уже 18 июня 1941 г. Турция грубо нарушив советско-турецкий протокол 1929 г. к договору о дружбе и нейтралитете 1925 г., подписала с Германией договор «О дружбе и ненападении»5. Так эта страна была втянута в орбиту агрессора, создавая постоянную угрозу для Советского Союза на важном стратегическом направлении, вынуждая его держать в этом районе большой контингент войск.

В предвоенные годы турецкие власти значительно активизировали различные провокационные вылазки на границе.

2 мая 1940 г. участки восьми застав Ленинаканского отряда освещались с турецкой территории сильными прожекторами. Одновременно к границе были подтянуты орудия крупного калибра. Эти действия создали напряженную обстановку. Все части, охранявшие армянский участок границы, были приведены в боевую готовность.

В предвоенные годы на границе с Турцией довольно распространенными стали провокации, связанные с незаконными территориальными притязаниями. Только в мае 1939 г. турецкая сторона восемь раз разрушала пограничные знаки. Такие факты отмечались также в 1940 г. и в 1941 г. 16 мая 1940 г. на участке Батумского отряда турецкие военнослужащие уничтожили пограничный столб № 272. 7—8 сентября 1940 г. два аскера6 разрушили пограничный столб № 325, хотя турецкой пограничной страже было хорошо известно, что этот знак находился на местности в строгом соответствии с генеральным протоколом прохождения линии государственной границы и договорными картами, подписанными обеими сторонами7.

Наиболее распространенной формой провокации являлись нарушения границы турецкими военнослужащими, обстрелы советских пограничников. Эти провокации особенно усилились с мая 1939 г. Только в этом месяце произошло 28 инцидентов. Один из них закончился боевым столкновением на участке Ахалцихского отряда, когда 25 мая два турецких солдата проникли на советскую территорию. При их задержании завязалась перестрелка, один из нарушителей был убит, второй бежал за рубеж. В тот же день недалеко от места происшествия турецкие власти сосредоточили около 60 солдат, которые неоднократно открывали огонь по нашим нарядам8. Аналогичная провокация произошла 10 августа 1939 г.

Подобные действия планировались заранее. Турецким солдатам была дана установка: при встрече с советскими пограничниками вблизи границы открывать огонь на поражение, убитых перетаскивать на свою территорию. Имея подобные указания, турецкие солдаты пользовались любым случаем для обстрела советских пограничников. Только с 19 августа по 22 сентября 1939 г. аскеры четыре раза применяли оружие против советских пограничных нарядов9. С 4 по 8 мая 1940 г. турецкие солдаты также ежедневно обстреливали пограничные посты, несмотря на неоднократные протесты советской стороны. 13 июля на участке заставы Бахчалы Ленинаканского отряда турецкие военнослужащие обстреляли с близкого расстояния помощника начальника заставы младшего лейтенанта Копотцева, политрука Денисова и младшего командира Литвинова. 1 и 2 августа турецкие граждане под охраной солдат вторглись на советскую территорию и начали косить траву. На требование пограничников удалиться за кордон солдаты ответили ружейным огнем и только после этого отошли за рубеж.

10 августа в районе пограничных столбов № 304—305 турецкие пограничники четыре раза открывали огонь по нашим нарядам, но советские воины не поддались на провокацию. 18 августа на участке Батумского отряда турецкие солдаты три раза обстреливали пограничников, причем одного тяжело ранили10.

Систематические обстрелы ра всем закавказском участке границы создавали напряженную обстановку, до крайности затрудняя ее охрану. Игнорирование турецкой стороной законных требований советского пограничного командования прекратить провокации вынудило пограничников с конца 1940 г. принимать ответные меры. Это делалось, однако, лишь после неоднократного предупреждения. 12 сентября на участке Октемберянского отряда после трехкратного обстрела турками пограничники открыли ответный огонь и заставили провокаторов прекратить стрельбу11.

После этого случая турецкие солдаты более пяти месяцев воздерживались от провокационных выпадов, однако 24 февраля 1941 г. на участке 11-й заставы Ленинаканского отряда они вновь обстреляли советский пограничный наряд. Ответным огнем один из провокаторов был ранен.

Иногда в провокационных целях турецкие власти развертывали у границы войска. 15 августа 1940 г. на участке заставы Бахчалы Ленинаканского отряда в полутора километрах от границы турки сосредоточили до 10 рот пехоты с тремя бронемашинами и кавалерийский эскадрон. Это уже была демонстрация силы.

Накануне второй мировой войны участились разведывательные полеты турецкой авиации над советскими пограничными районами. 5 апреля 1940 г. турецкий самолет дважды вторгался в воздушное пространство СССР, пытаясь пролететь над батумским нефтеперегонным заводом. Полет был прерван огнем зенитных орудий и пулеметов12.

Напряженная обстановка на советско-турецкой границе требовала от пограничников высокой бдительности, стойкости, мужества и отваги в обеспечении надежной охраны советских рубежей.

Примечания

1. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 499.

2. См. там же, с. 527.

3. См. там же, с. 549.

4. Известия, 1941, 25 марта.

5. См.: История второй мировой войны 1939—1945, т. 3, с. 162.

6. Аскер — турецкий солдат.

7. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 542.

8. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 500.

9. См. там же, с. 513.

10. См. там же, с. 539—540.

11. См. там же, с. 543—544.

12. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 525.

 
Яндекс.Метрика
© 2019 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты