Библиотека
Исследователям Катынского дела

Охрана границы с Китаем

Государственная граница СССР с Китаем самая большая по протяженности — более 7,5 тыс. км, разнообразна по географическим и климатическим условиям, а главное — по обстановке на различных ее участках. Граница с Северо-Западным Китаем, протяженностью свыше 3100 км, большей частью проходит по вершинам высоких гор, покрытых вечным льдом, с глубокими ущельями и расщелинами, преодолимыми только через перевалы в летние месяцы. Лишь на небольших участках граница проходит по горным и кое-где по предгорным лощинам. В 20-е и до середины 30-х годов здесь шла ожесточенная борьба с басмаческими, белогвардейскими и другими вооруженными бандами, базировавшимися частично на советской территории, а большей частью в приграничных районах Китая, в основном на территории нынешнего Синьцзян-Уйгурского автономного района. К концу 30-х годов с бандами на этом участке было покончено. Отдельные вооруженные группы с целью контрабандной торговли и грабежа нарушали границу, но они не создавали серьезной угрозы.

В рассматриваемый период данный участок был самым спокойным. В период 1939—1941 гг. правительство этой провинции проводило в жизнь политику, провозглашенную на первом Всесиньцзянском съезде национальностей в 1934 г., активно выступило против империализма, за развитие демократических основ, устранение политического и экономического влияния империалистических государств. Большое внимание власти Синьцзян-Уйгурского автономного района уделяли борьбе с японской агентурой, сурово наказывали прояпонские элементы.

В отношении СССР урумчинское правительство (Урумчи — административный центр этого района) проводило линию на сохранение и укрепление дружбы и добрососедского сотрудничества. Среди трудящегося населения, особенно пограничных районов, и в армии проводились мероприятия по разъяснению миролюбивой, прогрессивной политики Советского Союза в отношении других народов, широко пропагандировалась помощь СССР в экономическом и культурном развитии Синьцзяна. Трудящиеся активно поддерживали политику правительства. В Синьцзян-Уйгурском районе тем не менее были и значительные реакционные силы среди байско-феодальной и белогвардейской эмиграции. Они приветствовали агрессивную войну Японии в Китае, строили в этой связи свои планы и для их реализации создавали в пограничной полосе бандитские группы, которые, однако, воздерживались от вторжения на советскую территорию. Но весь предвоенный период они консолидировали свои силы, установили связь с японской и английской разведками.

Вместе с тем среди бедняцких слоев эмигрантов из России в предвоенные годы резко возросли реэмигрантские настроения. Эмигранты начали нелегальный переход на постоянное жительство в Советский Союз, особенно со второго полугодия 1939 г. На советскую территорию шли целыми семьями. Подростки в возрасте от 10 до 16 лет переходили в СССР с целью устроиться на учебу1. Такие нарушения границы не создавали напряженной обстановки.

Однако с началом 1940 г. обстановка на данном участке потребовала усиления бдительности. Это было связано с инспирированными японской разведкой и организованными казахскими феодальными и байскими эмиграционными элементами антиправительственными выступлениями в некоторых уездах Алтайского округа Синьцзяна, а также с заброской нескольких агентов английской разведки, задержанных пограничниками.

Но все это не шло ни в какие сравнения с обстановкой на границе с Маньчжурией. Здесь японская военщина чувствовала себя полным хозяином. Созданное ею марионеточное правительство Маньчжоу-Го выполняло волю оккупантов и вместе с ними активно участвовало в военных приготовлениях и провокационных вылазках на советских дальневосточных рубежах. В этой связи охрана границы с Маньчжурией (Северо-Восточным Китаем) протяженностью около 4,5 тыс. км была трудной не только по географическим и климатическим условиям (она проходила по Сингайским горным вершинам, Даурскому безводному плоскогорью, Хинганскому хребту, гористой безлюдной тайге, крупным пограничным рекам Аргунь, Амур и Уссури, приморским лесистым сопкам), по главное — по сложной политической и военной обстановке.

Агрессивные устремления японских милитаристов с особой силой разгорелись с началом второй мировой воины, когда главные капиталистические государства основное внимание сосредоточили в Европе и резко ослабили свои колониальные позиции в Азии и на Тихом океане. Япония, являясь самой сильной капиталистической страной в данном регионе, поставила своей задачей в короткое время завладеть азиатскими государствами, а затем всей мощью сокрушить Советский Союз на Дальнем Востоке и в Восточной Сибири. СССР в военных планах японских милитаристов являлся объектом номер один. Их влекла огромная, с несметными богатствами территория, но главную роль играли расчеты на ликвидацию социалистического строя в Советском Союзе, мешавшего им осуществлять обширные колониальные планы.

В эти годы между империалистическими правительствами Японии, с одной стороны, США, Англии и Франции — с другой, шла дипломатическая борьба, рассчитанная на достижение своих целей в данном регионе. Вместе с тем эти государства были едины в своей вражде к Советскому Союзу. В ходе проходивших в те годы между ними спекулятивных переговоров делались такие взаимные уступки, которые оставляли свободу действий каждой империалистической европейской стране и США, но Япония имела приоритет, отвоевывая одну позицию за другой. Франция и Великобритания, оказавшись в трудном положении во время войны с фашистской Германией, вынуждены были сдавать свои позиции японцам. 20 июня 1940 г. Англия заключила соглашение с Японией об осуществлении японскими властями умиротворительной политики в Китае. В августе 1940 г. но настоянию Японии Великобритания вывела свои войска из Пекина, Шанхая и Тяньцзиня. Эти предательские действия обеспечивали благоприятные условия Японии в осуществлении планов порабощения Китая и создания плацдарма для вторжения на территорию СССР.

Но взятый японской военщиной курс на быстрый захват Китая провалился. Под давлением народных масс национальное правительство Китая отказалось от капитуляции. Сопротивление агрессору продолжалось. На оккупированной Японией территории под руководством Коммунистической партии развернулась партизанская война2.

Провал плана оккупации Китая не изменил стратегического агрессивного курса Японии против Советского Союза. Однако ее правящие круги давали себе ясный отчет в том, что война против СССР потребует особенно тщательной подготовки страны и вооруженных сил. 30 сентября 1940 г. император издал указ о создании правительственного учреждения — Института тотальной войны. Экономика и политическая структура японского государства перестраивались на военный лад. Монополиям, занимавшимся военным производством, специально принятыми законами создавались благоприятные условия.

В результате мер по милитаризации экономики в Японии лишь за два года (1938—1940 гг.) резко возросло производство оружия и боевой техники.

Рост выпуска военной продукции дал возможность японскому командованию значительно увеличить мощь вооруженных сил. С августа 1939 г. по август 1940 г. было заново сформировано 12 дивизий общей численностью 250 тыс. человек3. К концу 1940 г. японские вооруженные силы насчитывали 50 пехотных дивизий в количестве 1 млн 350 тыс. человек, более 100 боевых эскадрилий4.

Личный состав японской армии активно готовился к войне против Советского Союза. В начале 1939 г. японские власти в Маньчжурии усилили строительство укреплений нолевого типа вдоль советской границы, во всей пограничной полосе проводились рекогносцировочно-топографические работы. В феврале 1939 г. произошла реорганизация пограничной охраны. Место монголов, охранявших границу на читинском направлении, заняли японцы. К маю 1939 г. перед участком Хабаровского пограничного округа было организовано девять новых погранично-полицейских отрядов5.

Японское командование усиленными темпами вело строительство аэродромов и посадочных площадок, подъездных путей к границе. Коренное население переселялось из приграничных районов в глубь маньчжурской территории.

В первом полугодии 1939 г. продолжалась концентрация войск в маньчжурском прикордоне на приморском, ханкайском и гродековском направлениях, где японцы сосредоточили до восьми отборных дивизий6. В начале мая пограничные районы приморского направления посетил начальник штаба Квантунской армии. Оп осматривал фортификационные сооружения и изучал возможности вовлечения местного населения в провокационные выступления против СССР на границе.

Во втором полугодии 1939 г. японские военные власти основное внимание уделяли читинскому и приморскому направлениям. К декабрю против участка Читинского пограничного округа они почти полностью реорганизовали и усилили пограничную к полицейскую охрану, заменив весь командный состав полицейской пограничной охраны выходцами из зажиточной части китайского населения, окончившими специальные школы, 50 процентов полицейских пограничных кордонов были укомплектованы офицерами японской армии. Все лояльно относящееся к СССР пограничное население отселялось в глубокий тыл.

Продолжалась концентрация войск, строительство укрепленных районов, особенно на сахалян-цицикарском и сунгарийском направлениях против участка Хабаровского пограничного округа. Здесь к 1 января 1940 г. находилось до четырех дивизий японских войск, прошла реорганизацию и усилилась полевыми войсками маньчжурская пограничная охрана7.

Против участка Хабаровского округа штаб Квантунской армии создал японофильские организации «Сехохэй» фашистского толка. В официальных центрах они имели управления, а в уездах — отделы. В ней состояли преимущественно помещики, купцы и чиновники. Формально «Сехохэй» ставила своей задачей оказание хозяйственной помощи ее членам, фактически же являлась проводником политики японских властей в Маньчжурии как в плане колониального порабощения своего народа, так и в подготовке к войне против Советского Союза. Члены этой организации проводили среди населения антисоветскую агитацию, печатали листовки и воззвания с целью дискредитации СССР.

Весной 1940 г. на забайкальском участке вся полицейская пограничная охрана была заменена регулярными воинскими частями, продолжалось строительство оборонительных сооружений, новых кордонов. В середине июня 1940 г. в районе Джалайнорских копей проводились дневные и ночные учения Маньчжурского и Чжалайнорского гарнизонов с применением танков. Отдельные войсковые подразделения с танками подходили к линии границы.

Основные мероприятия по подготовке военного плацдарма против забайкальского участка японцы проводили в Маньчжурском, Чжалайнорском и Хайларском укрепленных районах.

Наиболее крупные военные мероприятия в 1940 г. японцы осуществили против приморского участка. Здесь была более высокая концентрация войск и боевой техники. Их численность у границы СССР составляла около 200 тыс. человек8, а количество построенных казарм, складских помещений и госпиталей позволяло разместить 17 японских дивизий общей численностью 450 тыс. человек. На наиболее важных направлениях для охраны границы японцы выставляли полевые части.

Против приморского участка в 1941 г. японские власти продолжали развивать систему укрепленных районов, строительство казарм, складов, дорог и аэродромов, переселение в пограничные районы японских резервистов, концентрацию войск и боевой техники.

К началу вторжения немецко-фашистских войск на территорию СССР японское командование против Приморья сосредоточило до 16 пехотных дивизий с частями усиления9.

В 1941 г. военные приготовления спешно осуществлялись и на других участках советско-маньчжурской границы. Так, против участка Хабаровского пограничного округа японцы продолжали развивать систему Сахалянского и Сунгарийского укрепленных районов, также переселяли к границе японских резервистов.

За три предвоенных года командование Квантунской армии осуществило трехлетний план развития северных приграничных территорий в целях создания плацдарма нападения на СССР. В это время у наших границ завершено было строительство 13 укрепленных районов10.

Концентрируя войска вблизи советской границы, японское командование основные силы сосредоточивало на направлениях главных ударов, где неоднократно совершало провокационные вылазки. В первой половине марта 1939 г. в районе заставы Грушевая Гродековского пограничного отряда японцы спровоцировали два боестолкновении (5 и 12 марта). В этот район только 17 марта японцы выдвинули около 250 человек пехоты, а после боевых столкновений, происшедших 3 апреля 1939 г. на участках застав Старо-Цурухайтовской и Ново-Цурухайтовской, к границе вышло около трех взводов конницы с орудием и более 40 солдат пехоты11.

В конце мая японское командование стало концентрировать крупные силы против участка Бикинского пограничного отряда. 29 мая в этот район прибыли артиллерийская батарея четырехорудийного состава, около 500 человек пехоты, два катера. 31 мая туда же подтянулись более двух рот пехоты, около двух эскадронов конницы. 2 июня против этого участка располагались штабы смешанной бригады, пехотного и кавалерийского полков12. Их части и подразделения в пограничных районах достигали общей численности 1140 маньчжур и 120 японцев, 6 орудий, 12 станковых и 26 ручных пулеметов. Подтягивались части 21-й смешанной бригады, активно велось строительство оборонительных сооружений полевого типа, подъездных путей.

К началу июня 1940 г. против участка заставы Хунчун располагалось около батальона пехоты с танками и артиллерией13. К середине июля вблизи границы посьетского и хасанского участков находилось до трех пехотных дивизий, усиленными темпами сооружались долговременные огневые точки, форсировалось строительство железной и шоссейной дорог, линий связи в районе Дуннин, Хунчун. Это направление посещали офицеры германской армии различных родов войск14. В район Хунчуна против участка Хасанского пограничного отряда 4 августа прибыла еще одна часть в количестве 1200 человек с танками и артиллерией.

В феврале 1940 г. происходило значительное усиление пограничных кордонов, расположенных против участка Абагайтуйской комендатуры, и особенно кордона Галтанол. В этот гарнизон 9 и 11 февраля прибыло более 80 человек15. Всего на 11 февраля там находилось до пяти взводов пехоты, большое количество боеприпасов, различного военного имущества и снаряжения.

Концентрация японских пехотных подразделений происходила также на забайкальском направлении. 26 февраля в приграничный город Маньчжурия прибыло до батальона японской пехоты, усиленного двумя орудиями.

Штаб Квантунской армии то в одном, то в другом месте усиленно наращивал вооруженные силы у границы и осуществлял различные военные мероприятия. С апреля до середины июля 1940 г. такими направлениями оказались носьетское в Приморье и джалайпорское в Забайкалье. На посьетском направлении, как уже указывалось, японцы усиленными темпами возводили оборонительные сооружения, в том числе доты, все коренное население выселили в тыл, концентрировали войска и боевую технику. В район Джалайнора 28 и 29 июня прибыло 235 подвод и 50 грузовых машин со строительными материалами и продовольствием, вскоре японское командование развернуло там еще более широким фронтом строительство оборонительных сооружений. В начале августа из центральных районов Маньчжурии в приграничный город Хайлар перебрасывались воинские части.

Японские власти, готовясь к войне против СССР, не ограничивались только сосредоточением своих войск и строительством оборонительных сооружений. Для этой цели они привлекали на помощь и марионеточное правительство Маньчжурии. В конце марта 1939 г. в Хунчунском округе в армию было мобилизовано около 200 тыс. человек маньчжурского населения. С началом второй мировой войны по указанию штаба Квантунской армии в Маньчжурии 5 сентября 1939 г. в срочном порядке начались подготовительные мероприятия к всеобщей мобилизации, собирались подробные сведения о точном количестве населения, наличии гужевого и автомобильного транспорта, денежных накоплениях у населения и в общественных организациях, о запасах продовольствия. Особое внимание обращалось на сведения о количестве русских эмигрантов — это делалось с целью объединения их под лозунгом борьбы с Коминтерном.

С апреля 1940 г. в пограничных населенных пунктах Маньчжурии на участке против Забайкальского пограничного округа проводилась перепись мужчин от 20 до 30 лет и их мобилизация. Вводился закон об обязательной военной службе всего населения Маньчжурии, в том числе русских. Из русского казачества формировались группы самообороны, белогвардейцы привлекались также к охране границы16.

На отдельных направлениях на привилегированных условиях создавались поселения японских резервистов. Им отводились лучшие земли, насильно отобранные у коренного населения. Резервисты были объединены в военные отряды, вооружены винтовками и пулеметами, систематически проходили военную подготовку.

Одновременно усилились карательные экспедиции против партизан. В целях устрашения японцы начисто выжигали мелкие населенные пункты, отдельные фанзы, жителей этих мест переселяли в укрупненные села, вводили среди жителей круговую поруку. Однако эти меры еще больше обостряли отношения между японскими властями и населением. Партизанское движение постоянно росло и крепло. Народные мстители наносили ощутимые удары по японо-маньчжурским войскам, громили полицейские отделения и посты.

В 1940 г. партизанское движение охватило значительные районы и стало качественно другим, разрозненные отряды вливались в 3-ю объединенную народно-революционную армию.

В связи с усиливавшимся партизанским движением японские оккупационные власти вынуждены были отвлекать часть сил на карательные экспедиции, что в определенной мере сковывало их действия по осуществлению агрессивных планов в отношении СССР.

Действуя довольно крупными силами против партизан, японские оккупационные власти тем не менее основное внимание сосредоточивали на подготовке войны против Советского Союза.

Примечания

1. ЦАПВ, ф. 357, оп. 1, д. 351, д. 2—4, 52.

2. См.: История второй мировой войны 1939—1945, т. 3, с. 172.

3. См.: История второй мировой войны 1939—1945, т. 3, с. 170.

4. См. там же, с. 185.

5. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 593.

6. См. там же, с. 597.

7. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 675—676.

8. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1911 гг., с. 731.

9. См. там же, с. 746.

10. См.: История второй мировой войны 1939—1945, т. 3, с. 181.

11. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 581, 593.

12. См. там же, с. 614—615.

13. См. там же, с. 632.

14. См. там же, с. 633.

15. См. там же, с. 682.

16. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 693.

 
Яндекс.Метрика
© 2019 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты