Библиотека
Исследователям Катынского дела
Главная
Новости
Хроника событий
Расследования
Позиция властей
Библиотека
Архив
Эпилог
Статьи
Гостевая

На правах рекламы:

Ритуальные венки из искусственных цветов: купить траурные венки купить-венок.рф.

??f?rl? ara? kiralama fiyatlar?, yatk?nl??? olmadan в россии

Участие пограничников в боях на реке Халхин-Гол

В 1939 г. Япония попыталась захватить Монгольскую Народную Республику и выйти к важным центрам СССР в районе Забайкалья. О планах захвата МНР Советское правительство знало заранее. Уже в начале 1939 г. оно официально заявило, что СССР будет защищать границу Монгольской Народной Республики так же решительно, как и свою собственную1. Однако японские милитаристы не приняли во внимание это предупреждение и начали скрытно подтягивать к границам МНР крупную группировку войск, провоцировать вооруженные инциденты.

21 марта 1939 г. на участке Восточно-Гобийского пограничного отряда территории МНР несколько автомашин и танков вторглись в Монгольскую Народную Республику. Через некоторое время провокаторы на виду у пограничного наряда под прикрытием самолетов возвратились в Маньчжурию. На следующий день в район нарушения границы были высланы монгольские и советские воинские части. Во время их движения японские самолеты подвергли колонны бомбардировке, но безрезультатно.

Командование Квантунской армии после этого стало более тщательно готовить провокационные вылазки на монгольской границе. Спустя два месяца, утром 19 мая 1939 г., в районе Дзамей-Дорбача группа японских солдат вторглась на территорию Монгольской Народной Республики. Пограничный наряд с помощью прибывшей поддержки отбросил нарушителей за рубеж.

В мае 1939 г. командование Квантунской армии стало стягивать к границе МНР войска. Одновременно с этим начались крупные провокации. 28 мая до 2,5 тыс. солдат и офицеров противника нарушили границу МНР и при поддержке артиллерии и авиации стали продвигаться к Халхин-Голу. Монгольские и советские войска остановили наступление противника и к исходу 29 мая отбросили его за линию границы.

К концу июня японцы сосредоточили восточнее Халхин-Гола 38 тыс. солдат и офицеров, 310 орудий, 135 танков, 10 бронемашин, 225 самолетов2. Сконцентрировав такую мощную группировку, японское командование рассчитывало внезапным ударом окружить и уничтожить советско-монгольские части и захватить плацдарм на западном берегу реки Халхин-Гол3. Имея значительный перевес (по пехоте и артиллерии — в 3 раза, кавалерии — в 4,5 раза), противник рассчитывал на легкую победу.

2 июля японские войска перешли в наступление. В ожесточенных трехсуточных боях, где с обеих сторон участвовало около 400 танков и бронемашин, более 300 орудий и несколько сот самолетов, ударная вражеская группировка была прижата к реке и разгромлена. Противник потерял почти все танки, большую часть артиллерии, 45 самолетов и около 10 тыс. человек. Однако и на этот раз японское командование не сделало должных выводов. 8 июля оно подтянуло свежие силы и вновь перешло в наступление. Четверо суток шло кровопролитное сражение, в котором японцы, потеряв 5,5 тыс. убитыми и ранеными, отступили4. Но и это поражение не послужило уроком. Штаб Квантунской армии стал готовить наступление еще более крупными силами. В течение месяца к месту боев были переброшены новые части и соединения, сведенные в 6-ю армию общей численностью около 75 тыс. человек, 500 орудий, 182 танка, более 300 самолетов5. Советское и монгольское правительства по совместной договоренности предприняли ответные меры. К середине августа в районе боев были сосредоточены 57 тыс. советско-монгольских войск, 498 танков, 385 бронемашин, 542 орудия и миномета, 2255 пулеметов и 515 боевых самолетов. Все эти силы объединились в 1-ю армейскую группу под командованием комкора Г.К. Жукова. Монгольскими войсками, участвовавшими в боях, руководил маршал Х. Чойбалсан.

Общую координацию действий советских войск с монгольской Народно-революционной армией осуществляло фронтовое управление во главе с командармом 2 ранга Г.М. Штерном6.

На этот раз советско-монгольское командование нанесло упреждающий удар по флангам, а затем войска окружили и уничтожили противника между рекой Халхин-Гол и государственной границей. Наступление началось ранним утром 20 августа массированным бомбовым ударом по переднему краю обороны, артиллерийским позициям и резервам. Через тридцать минут началась артиллерийская подготовка, продолжавшаяся 2 часа 45 минут, после которой войска перешли в наступление. Несмотря на упорное сопротивление противника, советско-монгольские войска захватили инициативу и успешно решали намеченные задачи. 24 августа вражеская группировка была окружена7. Японское командование бросило на деблокирование свежие крупные силы, которые, однако, встретив упорное сопротивление советских войск, отступили. Бои по ликвидации окруженного противника продолжались семь дней. 31 августа 1939 г. были ликвидированы последние очаги сопротивления японских войск. Группировка соединений и частей Квантунской армии потерпела полный разгром.

Боевые действия по пресечению японской агрессии на реке Халхин-Гол явились примером тесного сотрудничества и взаимной помощи Советского Союза и Монгольской Народной Республики. Героизм советских и монгольских воинов, искусство руководства войсками на поле боя обеспечили успех в сражении.

Японская армия потеряла 61 тыс. убитыми, ранеными и пленными, 660 самолетов и множество другой техники и военного имущества. Общие потери японцев на Халхин-Голе были значительно большими, чем за весь первый год войны в Китае. Поражение в этих боях основательно потрясло Квантунскую армию. Ее командование вынуждено было уйти в отставку в полном составе.

В боях в районе реки Халхин-Гол участвовал отдельный батальон пограничников, сформированный из личного состава Кяхтинского, Мангутского и Даурского отрядов под общим командованием начальника штаба Кяхтинского кавалерийского пограничного отряда майора А.Е. Булыги8.

Командование Красной Армии использовало пограничников главным образом для ведения разведки, охраны командных пунктов и других особо важных объектов. В отдельных случаях подразделения батальона выполняли задачи армейского командования по обороне небольших участков местности, а также по поиску и ликвидации диверсантов и шпионов, пробравшихся в расположение советских войск. Одна из рот принимала активное участие в боевых действиях против японских войск в период их окружения и разгрома, в это же время она собирала и охраняла трофейное оружие и пленных. Ее действия, как и всего батальона, начались 15 июля 1939 г. Два взвода в непосредственной близости от фронта охраняли переправу через реку Халхин-Гол, имевшую важное оперативное значение. Перед наступлением советско-монгольских войск 18 августа три взвода оставались для охраны переправ и поддержания на них строгого порядка, два взвода общей численностью 100 человек под командованием старшего лейтенанта Ковалева вошли в состав резерва армейской группы. За два дня до наступления эти взводы, сведенные в роту, тщательно подготовились к предстоящим действиям.

К исходу дня 20 августа, когда советско-монгольские войска вели успешное наступление по окружению противника, начальник штаба армейской группы комбриг М.А. Богданов поставил роте задачу: в составе северной группы прикрыть правый фланг 6-й монгольской кавалерийской дивизии и левый фланг 601-го полка Красной Армии с целью предотвратить возможную попытку прорыва противника на этом участке. С рассветом 21 августа рота вместе с приданным ей пулеметным взводом заняла оборону, вырыла окопы и соединила их ходами сообщения.

Самолеты противника несколько раз бомбили пограничников, по безрезультатно.

В ночь на 24 августа, когда замыкалось кольцо окружения, пограничники получили задачу — достать «языка». Ее выполнение было поручено отделению И.В. Степанова. Под покровом ночи бойцы бесшумно подползли к охранению японцев, захватили старшего унтер-офицера, выявили замаскированный артиллерийский склад и с ценными сведениями, взятым пленным возвратились в роту9.

Утром 24 августа рота получила задачу выдвинуться в район двух соленых озер, очистить барханы от мелких групп противника и провести разведку в этом районе. При выполнении задачи отличился 5-й взвод под командованием младшего лейтенанта Завального. Попав под сильный огонь станковых пулеметов и двух замаскировавшихся танков, подразделение умелым маневром вышло из-под обстрела, а затем вместе с другим взводом внезапной атакой ликвидировало засевших в блиндаже 30 японских солдат и офицеров. Вечером того же дня сводная группа, возглавляемая командиром роты старшим лейтенантом Михайловым, произвела поиск противника и разведку системы его огня на переднем крае. В ночь на 26 августа рота выдвинулась к озеру Узур-Нур с целью прикрыть фланг 9-й мотоброневой бригады РККА, замыкавшей кольцо окружения.

Выполняя задачу под сильным артиллерийским огнем, рота обнаружила и уничтожила вражескую разведывательную группу. Японцы, стремясь любой ценой прорвать кольцо окружения, 26 августа весь день с небольшими паузами вели артиллерийский огонь по позициям роты, авиация трижды подвергала подразделение воздушным налетам. Пользуясь сложной обстановкой, японцы в одиночку пытались выйти из окружения, но всякий раз безуспешно.

В период ликвидации окруженной группировки рота участвовала в уничтожении ее отдельных опорных пунктов. В ночь на 28 августа она трижды ходила в штыковые атаки, а днем вела бой с разведкой противника. В ночь на 29 августа, когда японцы попытались уничтожить одно из подразделений Красной Армии, старший лейтенант Михайлов огнем приданного пулеметного взвода и артиллерийской батареи нанес противнику крупный урон и отбросил его назад10.

30 и 31 августа рота 11 раз подверглась воздушным налетам. Несмотря на это, пограничники успешно решали задачи по уничтожению мелких групп противника, пытавшихся прорваться из окружения.

В период боев на Халхин-Голе отличилась и другая рота отдельного пограничного батальона под командованием старшего лейтенанта А.П. Шипунова. Выполняя боевую задачу по захвату сильно укрепленной высоты Острая, где предусматривалось соединение северной и южной групп советско-монгольских войск, рота ночью подошла к опорному пункту вплотную, с помощью бронемашин подавила огневые точки, штурмом овладела высотой и удерживала ее до конца операции. В последующие дни пограничники успешно отбивали атаки противника, а затем участвовали с частями Красной Армии в ликвидации окруженной вражеской группировки.

Героически сражались с противником и другие подразделения батальона. 27 августа штурмовая группа батальона в ожесточенном бою уничтожила противника на высоте, получившей впоследствии имя Ремизова, и овладела ею. В этом бою отличился командир взвода С.И. Казначеев. Тяжело раненый, он не покинул поле боя, до конца умело руководил взводом, личным примером вдохновлял бойцов на победу11.

Во время переговоров о перемирии с 17 сентября по 13 октября 1939 г. пограничники несли службу по охране командных пунктов и переправ.

14 октября личный состав батальона возвратился в свои части.

В период боев на Халхин-Голе бойцы и командиры батальона демонстрировали высокие морально-боевые качества. В этом немалую роль играла хорошо организованная партийно-политическая работа. С учетом боевой обстановки командиры, политработники, партийная и комсомольская организации проводили короткие митинги, политические информации, групповые и индивидуальные беседы, инструктажи партийного и комсомольского актива, а если позволяла обстановка — партийные и комсомольские собрания. Широко развернулось боевое социалистическое соревнование, практиковалось вывешивание на боевых позициях политических лозунгов, водружение красных флагов на позициях, отбитых у противника. Коммунисты и комсомольцы показывали личный пример в бою. Большое внимание уделялось организации помощи раненым, выносу с поля боя и захоронению павших.

В ходе боев на Халхин-Голе 31 пограничник был принят в ряды Коммунистической партии, 46 — в комсомол12.

Весь период боевых действий части Красной Армии, в их числе и отдельный пограничный батальон, поддерживали тесную связь с трудящимися нашей страны и со своими базовыми гарнизонами. Отовсюду непрерывным потоком шли письма и посылки, которые вручались отличившимся в бою в торжественной обстановке. Все это вдохновляло воинов на героические подвиги в защиту братского монгольского народа.

Личный состав батальона образцово выполнял любые задания командования, за многие проведенные операции он имел благодарности от командования частей и соединений, от командарма 2 ранга Г.М. Штерна, комкора Г.К. Жукова и от премьер-министра МНР маршала Х. Чойбалсана13.

В приказе по войскам 1-й армейской группы от 12 октября 1939 г. по итогам боевых действий о пограничном отдельном батальоне говорилось: «...в разгроме японской группировки приняли активное участие наши доблестные пограничники, проявившие в боях доблесть, геройство, отвагу.

Отдельный пограничный батальон, действовавший в составе армейской группы, с честью выполнил возлагавшиеся на него Военным советом армейской группы боевые задачи на фронте и по очищению тыла от шпионов н диверсантов.

Многие бойцы, командиры и политработники пограничного батальона за героизм и отвагу в боях представлены к боевым наградам.

Всему личному составу отдельного пограничного батальона объявляю благодарность и желаю впредь быть еще более стойкими борцами за Советскую Родину»14.

Действия батальона высоко оценили Коммунистическая партия и Советское правительство. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 17 ноября 1939 г. орденом Красного Знамени были награждены 13 человек, медалью «За отвагу» — 63, медалью «За боевые заслуги» — 8 участников боев только из Кяхтинского отряда, а всего из состава батальона было награждено 210 бойцов и командиров. Кроме того, монгольское правительство наградило орденами МНР командира батальона майора А.Е. Булыгу и военкома Г.Н. Солдатова. 75 процентов награжденных составляли коммунисты и комсомольцы15.

Поражение отборной крупной группировки Квантунской армии на Халхин-Голе оказало большое воздействие на внешнюю политику Японии. Оно показало милитаристам, что большая война против СССР может обернуться для них катастрофой. События на Халхин-Голе во многом повлияли на решение японского правительства не участвовать вместе с Германией в нападении на СССР в июне 1941 г.16

Примечания

1. См.: История второй мировой войны 1939—1945, т. 2, с. 42.

2. См.: История второй мировой войны 1939—1945, т. 2, с. 215.

3. См. там же, с. 215—216.

4. См. там же, с. 216.

5. См.: История второй мировой войны 1939—1945, т. 2, с. 216.

6. См. там же, с. 217.

7. См. там с. 216.

8. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 657.

9. См.: Пограничные войска СССР. 1039—1945 гг., с. 659; Боевой путь советских пограничных войск, с. 132.

10. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 660—661.

11. См.: Боевой путь советских пограничных войск, с. 133.

12. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 647—649.

13. См. там же, с. 657.

14. Боевой путь советских пограничных войск, с. 134.

15. См.: На страже восточной границы Родины. Кызыл, 1978, с. 112.

16. См.: История второй мировой войны 1939—1945, т. 2, с. 220.

 
Яндекс.Метрика
© 2019 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты