Библиотека
Исследователям Катынского дела
Главная
Новости
Хроника событий
Расследования
Позиция властей
Библиотека
Архив
Эпилог
Статьи
Гостевая

На правах рекламы:

Бабаев Салман - член совета директоров футбольного клуба "Локомотив".

Участие пограничных войск в советско-финляндском военном конфликте (ноябрь 1939 г. — март 1940 г.)

В первой половине 1939 г. обстановка на советско-финляндской границе была хотя и напряженной, но относительно спокойной. Рубеж довольно часто нарушали финские разведчики, иногда засылали свою агентуру разведорганы других стран. Пограничники задерживали в основном одиночных нарушителей. Крупных инцидентов здесь не отмечалось.

С июня обстановка начала заметно ухудшаться. Финские военнослужащие стали систематически осуществлять провокационные вылазки, угрожали оружием советским пограничникам. Усилилась и засылка агентуры.

В июле 1939 г. положение на границе стало еще более тревожным. Финские солдаты теперь уже преднамеренно проникали на советскую территорию, обстреливали пограничные наряды. В августе буржуазное правительство Финляндии, подталкиваемое реакционными кругами, перешло к подготовке военного конфликта на границе с СССР.

Еще в начале 1939 г. в Финляндии активизировалась деятельность фашистских организаций. Антисоветские силы страны проводили усиленную идеологическую обработку молодежи и особенно студенчества, состоявшего в основном из выходцев привилегированных классов. Среди населения широко пропагандировалась реакционная, шовинистическая идея создания «Великой Финляндии» за счет отторжения у Советского Союза обширной территории. Осуществить эту бредовую идею финские милитаристы рассчитывали с помощью и при поддержке западных держав. В каникулы 1939 г. студенты и члены шюцкоровской организации1 привлекались к строительству оборонительных сооружений в пограничной полосе Карельского перешейка. Завершить его предполагалось к концу года.

С начала августа финская армия начала приводиться в повышенную боевую готовность. Были запрещены отпуска солдатам и офицерам, а лица, находившиеся в них, отзывались в свои части. Усиливалась охрана границы, разведывательные органы интенсивно забрасывали свою агентуру на территорию СССР.

В августе 1939 г. финская пограничная стража и действовавшие под ее покровительством диверсанты совершили ряд вооруженных нападений на советских пограничников.

9 августа в районе г. Реболы пограничники обнаружили пять диверсантов, которые оказали вооруженное сопротивление. Метким огнем чекистов двое из них. были убиты, троим удалось бежать за рубеж, не выполнив задания.

Через день у г. Ухта пограничный наряд вступил в вооруженную схватку с двумя финскими лазутчиками, в ходе которой был смертельно ранен пограничник Водопьянов.

17 августа северо-западнее станции Суоярви автоматная очередь с сопредельной стороны сразила пограничника Соколова.

Через два дня в этом же районе вновь было совершено нападение на пограничный наряд. После непродолжительной перестрелки с пограничниками налетчики отошли в глубь финской территории2.

С началом второй мировой войны военные приготовления в приграничных с СССР районах Финляндии резко активизировались. На военные цели расходовалось болев 25 процентов годового бюджета страны. Из западных государств ввозились оружие, боевая техника и боеприпасы, быстрыми темпами строились многочисленные военные объекты, особенно дороги, военно-морские базы, аэродромы. Сооружались они с таким расчетом, чтобы можно было развернуть войска и боевую технику, в несколько раз превосходящие по численности отмобилизованные вооруженные силы страны. Так, например, построенные с помощью немецких специалистов военные аэродромы способны были принять в 10 раз больше самолетов, чем их имелось в финляндских ВВС3. Этот факт ярко свидетельствовал о сговоре реакционеров Финляндии с империалистами по использованию территории страны для осуществления агрессии против Советского Союза.

С помощью иностранных военных специалистов спешно заканчивалось оборудование системы укреплений — так называемой линии Маннергейма, протянувшейся от Финского залива до Ладожского озера. Она имела три оборонительные полосы глубиной около 90 км. Линия Маннергейма включала 670 крупных дотов и дзотов, сложные противотанковые препятствия общей протяженностью 136 км, проволочные заграждения4.

Финский генеральный штаб к началу второй мировой войны отмобилизовал армию. В первой половине августа на Карельском перешейке пробили самые крупные в истории вооруженных сил Финляндии маневры. В них участвовали не только регулярные войска, но и резервисты, а также военизированные организации шюцкора. 1 сентября в Финляндии была объявлена всеобщая мобилизация.

С середины сентября по ночам на финские пограничные посты завозились оружие и боеприпасы. Финская пограничная стража непрерывно наблюдала за советской территорией. Все дороги, ведущие к границе, постоянно контролировались пешими нарядами и патрулями на велосипедах. Напротив участков Калевальского и Ребольского пограничных отрядов финны производили взрывные работы. В район Ритка-Рапта, Сальми, на северо-восточном побережье Ладожского озера, непосредственно к линии границы прибыли до полка полевых войск и самокатная рота.

22 сентября советскому пограничному командованию стало известно о приказании, переданном финским пограничным постам, перейти на повышенную боевую готовность5.

В октябре правительство Финляндии еще более активизировало подготовку к войне против СССР. К границе продолжали прибывать полевые части, пограничная стража усиливалась регулярными войсками и шюцкоровцами, началась эвакуация населения из пограничных районов. Финская пограничная стража организовала ряд вооруженных провокаций на границе.

10 октября финское радио сообщило об эвакуации жителей из Хельсинки, Вийпури (Выборг), Тампере. В этот же день началась эвакуация в глубь Финляндии жителей пограничных населенных пунктов Тонтери, Вепса, Липола. 11 октября было эвакуировано население деревень Тулокас, Хапал, Корнахо, Уопетло. В освободившихся домах расположились воинские подразделения.

Правительство Финляндии спешило с подготовкой пограничных районов к военным действиям. Распоряжением от 10 октября предписывалось в трехдневный срок очистить от населения 100-километровую полосу Карельского перешейка и побережья Финского залива. Сплошным потоком к границе двигались войска и боевая техника. Наиболее активное их перемещение происходило на главном направлении — в районе Карельского перешейка.

В пограничных гарнизонах воинские части и зенитные средства приводились в полную боевую готовность. Прибывавшие сюда войска рыло окопы, устанавливали на позициях артиллерию и зенитные пулеметы.

Все эти, явно провокационные, действия были направлены на то, чтобы сорвать начавшиеся переговоры с Советским правительством.

В день выезда правительственной делегации Финляндии в СССР финское военное командование осуществило переброску на Карельский перешеек большого количества войск.

Повседневная антисоветская пропаганда, особенно среди военнослужащих финской армии, в том числе пограничников, создала обстановку подлинного военного психоза. Об этом свидетельствовали многочисленные инциденты. Так, например, 15 октября при возвращении финской правительственной делегации на участке Сестрорецкого Краснознаменного пограничного отряда к железнодорожному мосту в районе станции Белоостров направились советские пограничники, чтобы предупредить об этом финскую пограничную стражу. Та неожиданно бросилась к пулеметам и открыла огонь. Этот инцидент, хотя он и не был специально подготовлен, явился следствием антисоветской истерии, раздуваемой реакционными силами Финляндии. В октябре финская пограничная стража дважды вела огонь по советским пограничным нарядам. В ноябре финские пограничники неоднократно обстреливали территорию СССР.

К середине ноября командование финской пограничной стражи перешло к непосредственной подготовке военных действий. Подразделения сводились в части, из пограничных рот было сформировано 12 батальонов. Граница охранялась усиленными нарядами численностью до 40 человек. К концу ноября финская армия, в которую было призвано 18 возрастов, полностью отмобилизовалась6, закончила сосредоточение и развертывание у границ СССР. На полуостровах Рыбачий и Средний пограничные части противника усиливались подразделениями полевых войск и членами шюцкоровских организаций. Финская авиация стала нарушать советское воздушное пространство с разведывательными целями. 25 ноября два самолета на сортавальском направлении углубились на территорию СССР до 20 км и пролетели вдоль границы до 60 км.

26 ноября советская воинская часть, расположенная в километре северо-западнее Мяйнилы, была внезапно обстреляна с финской территории артиллерийским огнем. Всего было произведено семь орудийных выстрелов. Осколки разорвавшихся снарядов сразили трех красноармейцев и сержанта, ранили 7 бойцов, сержанта и младшего лейтенанта7.

28 ноября белофинны обстреляли трех пограничников 9-й заставы Калевальского пограничного отряда. Проявив выдержку и хладнокровие, воины не ответили на огонь провокаторов.

После этого в районе перешейка, между полуостровами Рыбачий и Средний, пять финских солдат проникли на советскую территорию и попытались захватить пограничный наряд. С помощью другого пограничного наряда провокаторы были отброшены за рубеж, два солдата сдались. Спустя несколько минут финны обстреляли советскую территорию. Пограничники ответного огня не открывали.

13 этот же день финские артиллеристы произвели два орудийных выстрела по советской территории в Видницком районе. Снаряды разорвались в 500 м восточнее пограничного знака № 367. Вслед за этим несколько пехотных подразделений перешли границу, но, получив отпор от советских пограничников, отступили.

Систематические вооруженные провокации и военные приготовления Финляндии в условиях начавшейся второй мировой войны в Европе вызывали обоснованное беспокойство Коммунистической партии и Советского правительства за безопасность северо-западных границ СССР и особенно Ленинграда — крупнейшего промышленного и культурного центра страны, колыбели Великой Октябрьской социалистической революции, расположенного всего лишь в 32 км от государственной границы.

Это прекрасно понимали и иностранные военные специалисты, подходившие к данному вопросу с точки зрения военно-политической расстановки сил в Европе.

Так, один из финских военных экспертов подполковник Ю. Фабрициус, игравший видную роль в создании фортификационных сооружений на восточной границе Финляндии, следующим образом оценивал военно-стратегическое положение Финляндии весной 1939 г.: «Финляндия прикрывает с фланга все северо-западные морские связи России с Европой: от Финского залива через Балтийское море и вдоль Мурманской железной дороги до Белого моря. При акции европейских великих держав против России русское военное руководство должно считаться с возможностью нападения через Финляндию, которая угрожает в силу своего географического положения всему правому флангу русского западного фронта... Таким образом, совершенно ясно, что с военно-теоретической точки зрения Финляндия представляет для России как прямую угрозу, так и препятствие для активных военных операций в случае втягивания России в вооруженный конфликт в Европе»8.

Сговор реакционных сил Финляндии с империалистическими державами мог привести к использованию финской территории враждебными Советскому Союзу странами в качестве плацдарма для военного нападения на СССР. Особенно тесно сблизились милитаристы Финляндии с немецко-фашистскими правящими кругами. Представители германского вермахта нередко появлялись в Финляндии и посещали пограничные с СССР районы. Летом 1939 г., когда Германия завершала подготовку к развязыванию второй мировой войны, Финляндию посетил начальник генерального штаба сухопутных войск фашистской Германии Ф. Гальдер. Он ознакомился с военными приготовлениями финской армии, особенно интересовался ленинградским и мурманским оперативно-стратегическими направлениями.

Вскоре в Финляндию прибыли немецкие офицеры-инструкторы, которые занимались специальным обучением командного состава финской армии, контролировали строительство военных объектов вблизи границы СССР.

Связь финских реакционных кругов с фашистской Германией на антисоветской основе отмечал впоследствии прогрессивный политический и государственный деятель, президент Финляндии У. Кекконен. «Тень Гитлера в конце 30-х годов, — писал он, — распростерлась над нами, и финское общество в целом не может отрекаться от того, что оно относилось к этому довольно благосклонно»9.

Финские реакционные круги крепко связали себя с военными штабами Англии и Франции.

В связи с обострившейся обстановкой командование пограничных войск принимало меры по усилению охраны государственной границы. С целью более оперативного руководства пограничными частями в марте 1939 года был разукрупнен Ленинградский округ пограничных войск НКВД СССР. На его базе сформировались три пограничных округа: Мурманский, Карельский и Ленинградский.

В Мурманский округ вошли Озерковский, Куолоярвский, Рестикентский пограничные отряды и другие части, охранявшие сухопутный и морской участки государственной границы.

Карельский округ объединил Олоничинский, Ребольский, Сортавальский и другие пограничные отряды, а также специальные части и подразделения.

В подчинении Ленинградского пограничного округа находились: Сестрорецкий, Энсовский, Элиеснваарский, Терновский отряды и другие пограничные части и подразделения. Во второй половине сентября все пограничные заставы, комендатуры и отряды Карелии перешли на усиленную охрану10.

На 1 декабря 1939 г. пограничные отряды Карельского участка были укомплектованы старшим и средним начальствующим составом на 82 процента, младшим начальствующим — почти на 127 процентов, рядовым — на 139 процентов, т. е. с большим резервом.

Советское правительство и командование Красной Армии принимали срочные меры к укреплению обороны северо-западных границ СССР. Главный Военный совет по предложению И.В. Сталина поручил командующему Ленинградским военным округом командарму 2 ранга К.А. Мерецкову спланировать действия округа на случай военного нападения. Во второй половине июля 1939 г. план был рассмотрен в Москве и одобрен. Согласно плану советские войска в случае агрессивных действий финской армии должны были сковать ее силы, а затем нанести решительный контрудар11.

Принимая необходимые меры по обеспечению безопасности северо-западных границ, Советское правительство одновременно делало все от него зависящее, чтобы избежать вооруженного конфликта с Финляндией. Советский Союз выступил инициатором переговоров, которые проходили в октябре — ноябре 1939 г. На переговорах решался самый злободневный для советского и финского народов вопрос — обеспечение взаимной безопасности в условиях начавшейся второй мировой войны. Советская сторона предложила заключить оборонительный союз между СССР и Финляндией. Такое предложение не устраивало реакционные силы Финляндии, вынашивавшие захватнические планы по отношению к Советскому Союзу. После отклонения финнами этого взаимовыгодного предложения Советское правительство высказалось за перенос советско-финляндской границы в районе Карельского перешейка на несколько десятков километров к северу от Ленинграда. К СССР в этом случае отходил бы 2761 кв. км территории12, Финляндии в качестве компенсации предлагалось 5520 кв. км — вдвое больше. Вместе с этим вносилось предложение сдать Советскому Союзу в аренду полуостров Ханко для сооружения там военно-морской базы, которая обеспечивала бы в интересах обеих стран оборону входа в Финский залив. В целях укрепления безопасности Мурманска Советское правительство предложило Финляндии обменять финляндскую часть территории полуостровов Рыбачий и Средний на значительно большую территорию в Карелии. Советская сторона высказала также готовность усилить гарантии о ненападении, содержащиеся в советско-финляндском договоре, заключенном в 1932 г. В соответствии с этим договором стороны взаимно гарантировали неприкосновенность границ и обязывались воздерживаться от нападения друг на друга. В договоре указывалось, что если одна из сторон подвергнется нападению какой-либо третьей стороны, то другая сторона будет придерживаться нейтралитета на весь период конфликта. Советский Союз и Финляндия этим же договором взяли на себя обязательство не участвовать ни в каких договорах, соглашениях или конвенциях, явно враждебных либо СССР, либо Финляндии. Все возникающие между ними споры должны были разрешаться мирным путем.

Таким образом, предложения Советского правительства были направлены на укрепление добрососедства между обеими странами.

Однако реакционные силы Финляндии не желали договоренности с СССР, и в этом отношении они находили самую активную поддержку со стороны правящих кругов фашистской Германии, а также Англии, Франции и США, которые в силу своих антисоветских, корыстных интересов всячески извращали политику СССР, подталкивая Финляндию к вооруженному выступлению против своего восточного соседа.

Советник госдепартамента США Р. Гартхоф спустя двадцать пять лет после советско-финляндского военного конфликта признал, что Советский Союз не хотел войны с Финляндией, опровергнув тем самым заявления тех лиц на Западе, которые пытались свалить вину за возникновение конфликта на СССР13.

Бывший министр иностранных дел в послевоенном правительстве Финляндии Р. Свенто писал, что финны «могли согласиться на предложенный Советским Союзом обмен территориями...»14.

В Финляндии немало людей поддерживали мирные советские предложения. Авторитетный государственный деятель Ю. Паасикиви, возглавлявший делегацию Финляндии на мирных переговорах в Москве, был за принятие мирных предложений СССР. «Со своей стороны, — как писал впоследствии Ю. Паасикиви, — я считал еще во время переговоров, как и после них, лучшей для нас альтернативой достижение соглашения»15. Однако его не поддержало правительство.

Очередные мирные предложения Советского Союза всякий раз необоснованно отвергались финской стороной. Во время проводов делегации в Москву фашистские организации выступили с требованием жесткой линии, рассчитанной на срыв переговоров. Буржуазная пресса Финляндии и зарубежных стран всячески стремилась подчеркнуть невозможность мирной договоренности.

Газеты буквально пестрели заголовками всевозможных инсинуаций о якобы готовящемся покушении СССР на независимость Финляндии. Подобная «информация» активно распространялась реакционными организациями среди широких слоев населения с целью его морально-психологической подготовки к военным действиям против СССР.

Разжигание военного психоза резко усилило выезд жителей из пограничных районов. Массовое движение населения в глубь страны и за рубеж, главным образом в Швецию, было настолько велико, что для его перевозки не хватало поездов, билеты на пароходы были проданы за неделю вперед.

Провокационные действия правящих кругов Финляндий со всей очевидностью показывали, что необходимы более действенные меры по обеспечению безопасности северо-западной советской границы. 28 ноября 1939 г. правительство СССР вынуждено было заявить правительству Финляндии о денонсации договора о ненападении. В заявлении говорилось о том, что, «сосредоточив под Ленинградом большое количество регулярных войск и поставив, таким образом, важнейший жизненный центр СССР под непосредственную угрозу, правительство Финляндии совершило враждебный акт в отношении СССР, несовместимый с пактом о ненападении, заключенным между обеими странами. Отказавшись же отвести войска хотя бы на 20—25 км после происшедшего злодейского артиллерийского обстрела советских войск со стороны финских войск, правительство Финляндии показало, что оно продолжает оставаться на враждебных позициях в отношении СССР, не намерено считаться с требованиями пакта о ненападении и решило и впредь держать Ленинград под угрозой. Но правительство СССР не может мириться с тем, чтобы одна сторона нарушала пакт о ненападении, а другая обязывалась исполнять его. Ввиду этого Советское правительство считает себя вынужденным заявить, что с сего числа оно считает себя свободным от обязательств, взятых на себя в силу пакта о ненападении, заключенного между СССР и Финляндией и систематически нарушаемого правительством Финляндии»16.

На следующий день Советское правительство Отозвало из Финляндии политических и хозяйственных представителей и отдало распоряжение о решительном и немедленном пресечении возможных новых вылазок финляндской военщины17.

После денонсации договора провокационные вылазки на советскую территорию не прекращались, и у Советского правительства оставался только один путь к достижению безопасности северо-западной границы — отдать 30 ноября приказ войскам Ленинградского военного округа дать решительный отпор финской военщине.

Тем не менее была сделана еще одна попытка избежать военного конфликта. 30 ноября Советское правительство в последний раз предложило правительству Финляндии заключить договор о дружбе и взаимной помощи. В ответ на эту мирную инициативу последовало объявление войны Советскому Союзу.

Весь советский народ, воины Красной Армии и пограничных войск горячо одобрили меры правительства СССР. На митингах в воинских частях и на пограничных заставах личный состав единодушно заявлял о своей готовности к самоотверженной защите Родины. В резолюции, принятой на митинге подразделения Петрозаводского пограничного отряда, говорилось: «Мы, пограничники, бойцы и командиры... с получением приказа от главного командования РККА о выступлении против зарвавшихся белофиннов, все, как один, поддерживаем мудрую политику нашего Советского правительства... все как один с честью и доблестью выполним возложенную на нас задачу, мы не будем жалеть своих сил, своей жизни для одержания полной победы над врагом»18.

Боевые действия начались в тот же день. Главной их ареной стал Карельский перешеек. Здесь финское командование сосредоточило свои основные силы — 7 из 15 пехотных дивизий, 4 пехотные и кавалерийскую бригады, части усиления. Эти войска входили в состав Карельской армии генерала Х. Эстермана. Севернее Ладожского озера на петрозаводском направлении действовал армейский корпус (две пехотные дивизии с частями усиления) под командованием генерала Э. Хеглунда. В начале декабря на этом участке была создана еще одна группа войск во главе с генералом И. Танвелом.

На ухтинском направлении боевые действия вела группа войск генерала В. Туомпо, в Заполярье на Кандалакшском и мурманском направлениях — лапландская группа генерала К. Валепиуса.

Сухопутные войска поддерживали 29 кораблей военно-морского флота и около 270 самолетов военно-воздушных сил.

Финским войскам к началу военных действий противостояли четыре советские армии. Однако в полной боевой готовности находилась только 7-я армия (6 стрелковых дивизий и части усиления) под командованием командарма 2 ранга В.Ф. Яковлева. На нее при поддержке Краснознаменного Балтийского флота под командованием флагмана флота 2 ранга В.Ф. Трибуца была возложена задача преодоления линии Маннергейма.

Против войск противника на фронте от Баренцева моря до Ладожского озера перешли в наступление три советские армии: в Заполярье — 14-я армия (2 стрелковые дивизии) под командованием комдива В.А. Фролова, в Карелии — 9-я армия (3 стрелковые дивизии) комкора М.Н. Духанова, северо-восточнее Ладожского озера — 8-я армия (4 стрелковые дивизии) комдива И.Н. Хабарова.

14-я армия взаимодействовала с Северным флотом, которым командовал флагман флота 2 ранга В.П. Дрозд.

Эти объединения должны были активными действиями сковать противостоящего противника, а также не допустить высадки десанта западных держав на севере Финляндии.

Пограничным войскам, охранявшим советско-финляндскую границу, с получением приказа о начале военных действий предстояло ликвидировать передовые посты противника, отдельные пограничные формирования, а затем перейти к охране тыла действующей армии. Некоторые части, главным образом Ленинградского пограничного округа, переходили в оперативное подчинение армейского командования. Они привлекались к ведению разведки, совершали рейды по тылам противника, обороняли отдельные участки фронта, совместно с войсками Красной Армии участвовали в наступательных операциях.

К началу военных действий все пограничные отряды, комендатуры и заставы находились в полной боевой готовности. Были сформированы, экипированы и обеспечены всем необходимым оперативные и разведывательные группы.

В боевые группы стремились попасть все пограничники. О подъеме, царившем среди них, свидетельствует тот факт, что только в одном Сестрорецком отряде 118 комсомольцев подали заявления о приеме их в партию.

Сестрорецкий пограничный отряд, взаимодействовавший с 19-м и 50-м стрелковыми корпусами 7-й армии, с начала октября 1939 г., когда начались систематические провокации на границе, активизировал подготовку к отражению возможного нападения противника. Первое время она в основном ограничивалась морально-политической мобилизацией личного состава путем разъяснения заявлений Советского правительства руководству Финляндии по поводу его враждебных действий, пропаганды среди пограничников примеров мужества, героизма, боевого мастерства советских воинов во время боев в районе реки Халхин-Гол и при освободительном походе в Западную Украину и Западную Белоруссию.

С 10 октября начались подготовка личного состава к действиям в боевой обстановке, отбор людей в специальные группы, их обучение и тренировки. Приказ Сестрорецкому отряду о возможном переходе границы был отдан 25 октября 1939 г. В нем не указывались день и час начала выполнения задания. Это было связано с надеждой на возможное мирное разрешение конфликта, и лишь 29 ноября командование пограничного отряда на совещании начальников и политруков подразделений отдало конкретные распоряжения о времени занятия исходного положения.

В соответствии с боевым приказом пограничные заставы 30 ноября к 7 часам заняли исходное положение и около 8 часов начали операцию по захвату важного объекта — железнодорожного моста через пограничную реку Сестра у станции Белоостров. Возглавил их начальник пограничного отряда майор А.А. Андреев.

Под покровом темноты воины-чекисты незаметно сблизились с финскими часовыми, охранявшими мост, а затем по условленному сигналу забросали противника гранатами и перешли в атаку. Противник открыл по мосту оружейно-пулеметный огонь, но атака была настолько стремительной, что враг даже не смог привести в действие взрывное устройство.

Почти одновременно с занятием моста началась артиллерийская подготовка. В 8 часов 30 минут все пограничные заставы Сестрорецкого отряда перешли границу. Им противостоял 21 кордон, усиленный шестью егерскими батальонами. На каждом кордоне находилось по 20—40 солдат с пулеметами, а охрана границы и подступов к кордонам осуществлялась постами в составе нескольких человек с ручными пулеметами и со служебными собаками.

Пограничники действовали в сложных условиях. Глубина рыхлого снежного покрова достигала 40 см. По нему трудно было передвигаться даже на лыжах. Участок, где действовали подразделения Сестрорецкого пограничного отряда, был заминирован и во многих местах простреливался всеми видами огня: Все это требовало четкости, слаженных и решительных действий, высокой бдительности.

Продвинувшись на несколько километров в глубь вражеской территории, пограничники обнаружили тщательно замаскированное минное поле и под огнем противника приступили к его разминированию. Меткими пулеметными очередями группа финнов, прикрывавшая проход через минное поле, была уничтожена. Вскоре пограничники ликвидировали еще одну группу противника.

Продвижение пограничников в первый день военных действий было стремительным, при занятии вражеских кордонов заставы действовали самостоятельно.

Семи из 17 пограничных застав противник оказал упорное сопротивление, однако в короткий срок его передовые посты были либо ликвидированы, либо отошли. К полудню Сестрорецкий погранотряд овладел районами финских кордонов, однако 8-й заставе у деревни Лепола пришлось вести упорный бой до позднего вечера 1 декабря 1939 г., после чего противник отступил.

Во второй половине дня 30 ноября группа пограничников совместно с армейским подразделением в скоротечном бою ликвидировала финский кордон Лось и захватила паромную переправу противника через реку Шуя, обеспечив беспрепятственное продвижение наступавших частей Красной Армии в этом районе.

Пограничные отряды, действовавшие на Карельском перешейке, решительными и быстрыми действиями способствовали успешному продвижению частей Красной Армии в глубь территории Финляндии. В сложной обстановке на фронте шириной свыше 180 км отдельные группы, заставы, взводы пограничных войск Ленинградского округа успешно выполнили боевую задачу.

Тесно взаимодействовал с наземными войсками Балтийский флот. 30.ноября и 1 декабря моряки заняли ряд островов у побережья Финского залива, советская авиация бомбила порты и форты противника.

Оперативные группы на карельском и петсамском направлениях приступили к выполнению возложенных на них задач в 8 часов утра — одновременно с артиллерийской подготовкой. Большинство передовых постов противника находилось в 5—7 км от линии границы. Подход к ним со всеми мерами предосторожности по снежному покрову занял 3—4 часа. За это время финны успели сняться и начать отход к своим основным силам.

Пограничникам пришлось преследовать отступавших на значительную глубину.

Вот как решала боевую задачу оперативная группа 8-й заставы Рестикентского пограничного отряда Мурманского округа под командованием лейтенанта Попова. С получением приказа в 9 часов 30 минут 30 ноября 14 пограничников перешли границу. В трех километрах от нее головной дозор командира отделения Нефедова обнаружил отходящую группу финских солдат и перерезал ей путь. К моменту сближения головного дозора с противником подоспело ядро группы. В завязавшейся перестрелке четыре вражеских солдата и офицер были убиты, одному солдату удалось скрыться. Вскоре была настигнута и уничтожена вторая группа противника. Выполнив боевую задачу по ликвидации Финского передового поста, группа лейтенанта Попова возвратилась на советскую территорию, потеряв убитым одного бойца19.

Оперативная группа, действовавшая совместно с ротой Красной Армии в районе Кясняселькя, в ходе получасового боя уничтожила передовой пост и несколько мелких групп противника, захватила финский кордон и прилегающие к нему господствующие высоты.

К исходу дня 30 ноября оперативные группы пограничников в полосе наступления 8-й армии заняли 22 финских кордона, обеспечив быстрое продвижение частей Красной Армии.

Своевременно были ликвидированы финские передовые посты и на всех остальных участках советско-финляндской границы.

Успешному преодолению частями Красной Армии государственной границы с началом военных действий и ликвидации передовых постов противника способствовали четкая постановка задачи перед пограничниками, их тщательная подготовка, хорошо налаженное взаимодействие с армейскими частями и соединениями. Например, группа пограничников в составе 20 человек под командованием младшего лейтенанта Якушева была придана в оперативное подчинение 462-го стрелкового полка. В их задачу входило провести разведку до финской деревни Орусярви. Ранним утром 30 ноября пограничники со всеми мерами предосторожности выдвинулись к намеченному рубежу атаки. С началом артиллерийской подготовки они перешли границу и провели разведку переднего края противника. Встретившиеся небольшие группы противника после коротких перестрелок уходили в глубь своей территории.

Так начались боевые операции пограничников на первом этапе военных действий, который продолжался до 10 февраля 1940 г. Задачи, решаемые погранвойсками на различных участках фронта, имели ряд особенностей.

После уничтожения ближайших кордонов врага части и подразделения Карельского пограничного округа произвели перегруппировку с целью ликвидации 1 и 2 декабря передовых постов противника, расположенных в стороне от района боевых действий и удаленных от границы свыше 7 км.

Чтобы выполнить эту задачу, потребовалось преодолеть по бездорожью за сутки свыше 50 км. Тем не менее за три дня боев пограничники Карельского округа ликвидировали все 26 кордонов, находившихся в глубине вражеской территории.

Калевальский пограничный отряд к исходу 2 декабря захватил 9 финских кордонов. После занятия кордона Каркене подразделение пограничников в составе 11 человек под командованием лейтенанта Железнова атаковали 25 финнов. После полуторачасового ожесточенного боя пограничники временно оставил кордон20.

Выполнение боевой задачи по ликвидации передовых постов противника в период с 30 ноября по 6 декабря на участке Карельского округа осуществляли 54 оперативные группы общей численностью 1413 человек. 18 групп действовали непосредственно с частями и соединениями Красной Армии, выполняя главным образом разведывательные задания.

С ликвидацией финских кордонов завершился первый период участия пограничных войск Карельского округа в боевых действиях. Командование частей и соединений Красной Армии высоко оценило заслуги воинов-чекистов. В приказе командира особого корпуса 9-й армии от 1 декабря 1939 г. о действиях Ребольского пограничного отряда говорилось: «На фронте Особого корпуса в защите государственных границ и непосредственно в бою принимал участие Ребольский погранотряд во главе с командиром отряда майором т. Новиковым и комиссаром отряда т. Киселевым. Своими решительными, смелыми и быстрыми действиями блестяще справился с захватом кордонов противника и тем самым обеспечил дальнейшее продвижение корпуса... личный состав погранотряда показал высокую боевую выучку и безграничную преданность нашей Родине...»21

К исходу 3 декабря части пограничных войск Карельского округа, выполнив поставленные командованием фронта задачи, возвратились к месту постоянной дислокации и приступили к усиленной охране границы, а также поиску мелких групп противника, которые скрывались в лесах, кордонах и на хуторах, расположенных вблизи государственной границы.

Успешно завершили ликвидацию передовых постов противника подразделения Мурманского пограничного округа. Здесь пограничники действовали совместно с частями Красной Армии. Для этой цели на петсамском направлении была сформирована пограничная рота под командованием начальника штаба Мурманского пограничного округа майора А.Л. Прусского. Выступив в ночь на 30 ноября на лыжах с трехсуточным запасом продуктов, пограничники в 20-градусный мороз за 10 часов преодолели расстояние в 55 км и ранним утром 1 декабря приступили к выполнению боевого задания в качестве передового отряда стрелкового полка Красной Армии. Имея хорошие навыки ориентирования на незнакомой местности, пограничники кратчайшим путем к 10 часам утра точно вывели полк к Петсамо (Печенга). При наступлении на город рота имела задачу, действуя на левом фланге полка, обойти Петсамо с юго-востока и юга, перерезать дорогу, идущую от города на юг, и не допустить отхода из него вражеского гарнизона, насчитывавшего два батальона. Тем временем противник начал уничтожать важнейшие объекты города и готовиться к прорыву.

В создавшейся обстановке майор Прусский решил, не дожидаясь подхода полка, самостоятельно атаковать врага. В 12 часов он вывел роту на правый берег реки Петсамо-Иоки у юго-восточной части города и форсировал ее. Основные силы финского гарнизона уже покинули город, оставшиеся небольшие группы поспешно взрывали мосты и здания. Их действия прикрывали два пулемета на колокольне церкви. К 13 часам пограничники ворвались в Петсамо, взяли под охрану электростанцию, другие уцелевшие объекты и заняли оборону на юго-западной окраине города. Спустя пять часов в Петсамо вступил стрелковый полк. Рота пограничников перешла в оперативное подчинение штаба 14-й армии. Она охраняла склады и другие важные объекты города, а частью сил вела разведку противника на территории, прилегающей к городу Петсамо22.

Основные боевые действия на петсамском направлении развернулись в районе полуостровов Рыбачий, Средний и Титовка, северного побережья Кольского полуострова. Некоторые пограничные части Мурманского пограничного округа совместно с войсками Красной Армии участвовали в овладении этими полуостровами, другие самостоятельно уничтожали мелкие группы противника, действовавшие в 5—10 км от границы. Для этой цели были организованы специальные подразделения численностью 20—50 человек. Выполнив задачу, пограничные части должны были прочно закрыть линию государственной границы, чтобы не допустить проникновения на территорию СССР диверсионных подразделений врага и разведчиков. Координацию действий пограничников с войсками на главном направлении (полуострова Рыбачий, Средний и Титовка) осуществлял начальник штаба пограничных войск Мурманского округа майор А.Л. Прусский.

В 8 часов утра 30 ноября части Красной Армии, пограничники 15, 16, 17 и 18-й застав при поддержке артиллерии сухопутных войск и кораблей советского Военно-Морского Флота в районе полуостровов Рыбачий и Средний перешли границу. Передовые подразделения противника отошли, но вскоре были настигнуты пограничниками. Завязались скоротечные бои. Неся потери, финские подразделения погружались на плавсредства и уходили в море. Заставы в течение нескольких часов заняли три пограничных населенных пункта и один кордон23.

К 3 декабря Рестикентский пограничный отряд и отдельная пограничная комендатура, успешно выполнив поставленную задачу, возвратились к месту постоянной дислокации и приступили к охране границы на Кольском полуострове. Основные силы войск Мурманского пограничного округа сосредоточились на направлениях Полярное, Мурманск, Кандалакша, чтобы предотвратить высадку десантов противника. На полуостровах Рыбачий и Средний была организована охрана западного побережья.

На первом этапе боевых действий Красная Армия успешно вела наступление. Войска 8-й армии продвинулись на 80 км, соединения 14-й армии при поддержке кораблей Северного флота овладели полуостровами Рыбачий и Средний, а также городом Петсамо. Войска 9-й армии вклинились в глубь обороны противника на 35—45 км.

Финское командование принимало срочные меры, чтобы остановить продвижение 8-й и 9-й армий в центральные районы страны. Оно сосредоточило на этих направлениях хорошо обученные многочисленные лыжные части, оказавшие советским войскам упорное сопротивление.

В сложных условиях бездорожья против подвижных, маневренных частей противника невозможно было использовать крупные силы Красной Армии, оснащенные боевой техникой. В связи с этим было принято решение — временно прекратить наступление и перейти к обороне24.

В данных условиях в полосе действий 8-й и 9-й армий пограничники боролись с диверсионными группами противника, пробиравшимися через линию фронта, в том числе и на советскую территорию. Основными объектами нападения диверсантов были обозы, автоколонны с грузами, войсковые части на марше, отдельные автомашины, мелкие группы бойцов, телеграфно-телефонные линии связи, мосты на основных путях подвоза и эвакуации, штабы частей и войсковых соединений Красной Армии. Диверсионные подразделения комплектовались отборным личным составом. Они включали в себя, как правило, 25—40 человек, имели на вооружений автоматы, винтовки, ручные, а иногда и станковые пулеметы, кинжалы, хорошо владели этими видами оружия, применяли тактику внезапного налета из засад с целью уничтожения избранного объекта с последующим быстрым отходом.

Особенно часто диверсанты использовали перешейки между озерами, дефиле, подступы к переправам. Заняв выгодный рубеж, финны вели упорные бои. Однако, когда в действие вступали крупные подразделения советских войск или пограничников, диверсионные группы, пользуясь сложной таежной местностью, рассыпались по различным направлениям, собираясь затем в условленном месте.

Активность диверсионных групп противника в тылах Красной Армии затрудняла выполнение задач по охране границы и разведке противника. Для борьбы с диверсантами и охраны тыла действующей армии на карельском и ленинградском направлениях (участки боевых действий 9, 8 и 7-й армий) в конце декабря 1939 г. были сформированы войска НКВД по охране тыла действующих армий. В состав этих войск вошли семь пограничных стрелковых полков по 1500 человек в каждом25. Для подготовки пополнения был сформирован запасной полк, который находился в Петрозаводске. В их задачу входило обеспечение быстрейшего продвижения частей Красной Армии и создание нормальных условий работы армейского тыла.

Пограничные полки действовали поротно либо побатальонно в составе частей РККА и самостоятельно.

Возглавляли охрану тыла в качестве помощников командующих армиями: в 9-й армии — комбриг А.Н. Аполлонов, в 8-й армии — комбриг Н.П. Никольский, в 7-й армии — комбриг П.А. Степанов. Они руководствовались директивами и приказами Главного управления пограничных войск и отчитывались перед ним о своей работе.

Борьбу с диверсионными группами вели не только войска НКВД по охране тыла, но и оперативно-разведывательные группы пограничников и заставы.

4 декабря через границу между заставами Топозеро и Елка прорвалась группа противника в количестве 60 человек. На советской территории она разделилась на две части. Одну начали преследовать пограничники под руководством красноармейца Виноградова, вторую — под командованием начальника заставы Ухтинского погранотряда старшего лейтенанта М.Т. Шмагрина. Вечером его группа настигла противника в 10 км к северо-западу от села Тихозеро и вступила с ним в бой. И хотя финны превосходили пограничников по численности более чем в шесть раз, они не смогли сломить стойкости чекистов. Противник бросил на месте боя 30 рюкзаков с взрывчаткой, продовольствием, топографическими картами и под покровом темноты возвратился за границу. Как выяснилось из захваченных документов, эта группа имела задачу напасть на село Тихозеро26. Старший лейтенант М.Т. Шмагрин, героически павший в этом бою, посмертно был награжден орденом Красного Знамени. Вторая группа противника, обнаружив преследование, также вынуждена была отступить на территорию Финляндии.

Отдельные пограничные отряды почти в полном составе участвовали в оперативно-разведывательных группах, которые часто вели боевые действия с противником. Только за первые 12 дней военных действий 26 отдельных оперативно-разведывательных групп численностью от 6 до 70 человек, сформированные из личного состава 73-го погранотряда, провели 37 боевых операций. Одна из групп численностью 60 человек под командованием коменданта 3-го участка капитана Волкова за первый месяц боевых действий десять раз вступала в бой с противником, который, как правило, значительно превосходил по силам пограничников. 27 декабря до 300 вражеских солдат атаковали подразделение Волкова, оборонявшее занятый им финский кордон Кививаара. Но противнику не удалось застать бойцов врасплох. Обнаружив врага, капитан Волков выделил две группы численностью 17 и 20 человек для удара по нему с флангов. Внезапный налет вызвал панику противника. Оставив на месте боя девять убитых, он отошел в глубь финской территории.

Успешно действовали пограничные заставы. Наряды 6-й заставы с 31 декабря 1939 г. по 8 января 1940 г. имели пять вооруженных столкновений с врагом. 20 пограничников во главе с командиром отделения Кузнецовым за это время три раза вели бои с финскими подразделениями, насчитывавшими 40—60 человек, наносили им урон и отбрасывали за линию охраняемого участка.

10-я пограничная застава в этот же период имела девять боевых столкновений. Семь пограничников под командованием старшины заставы Журавлева смело вступили в бой с подразделением финнов численностью до 45 человек. Умело маневрируя на местности и ведя меткий огонь, чекисты уничтожили и ранили несколько солдат, остальные отступили.

Пограничная застава Верхняя Тулевары 31 декабря преградила путь 30 диверсантам. Потеряв несколько человек убитыми и ранеными, противник, рассеявшись по лесу, скрылся.

Враг неоднократно пытался уничтожить пограничные заставы и наряды. Ранним утром 14 января дежурный по 6-й заставе Мурманского пограничного округа «Погост Сангальский» обнаружил отряд противника. Метким огнем он вынудил финнов залечь. Личный состав заставы под обстрелом занял оборону. Противник дважды поднимался в атаку, но, неся большие потери, отходил в исходное положение. В ходе боя получили смертельные ранения исполняющий обязанности начальника заставы младший лейтенант Павлов, военком комендатуры политрук Копров, командир пулеметного взвода лейтенант Казаков. Командование до прибытия поддержки с резервной и 7-й застав принял командир отделения комсомолец А.К. Смирнов. Четыре с половиной часа длился неравный бой 38 пограничников со 100 вражескими солдатами. Во время боя воины проявили высокую организованность и стойкость. Жены командиров оказывали помощь раненым. Специально выделенная группа из трех красноармейцев и вольнонаемной Окомеловой во главе с командиром отделения Шошиным дважды тушила пожар внутри помещений, возникавший от зажигательных пуль. Когда на помощь заставе подоспели 34 бойца, финны отступили. в составе 29 человек под командованием политрука резервной заставы Семенова27.

Мужество пограничников 6-й заставы, проявленное в этом бою, было высоко оценено командованием пограничных войск Мурманского округа и Мурманского обкома партии28.

Большие группы противника нападали и на многие другие пограничные заставы Карельского и Мурманского пограничных округов. Ранним утром 21 января около 100 вражеских солдат пытались окружить 10-ю заставу Ребольского пограничного отряда. Три часа длился ожесточенный бой. Потеряв значительную часть солдат, противник отступил.

Но основные события на первом этапе вооруженного конфликта развернулись на Карельском перешейке в полосе наступления 7-й армии. Сломив сопротивление противника, 142-я стрелковая дивизия 2—3 декабря вышла к линии Маннергейма, а к 12 декабря к ней подтянулись остальные соединения армии. Зона вражеских заграждений от Ладожского озера до Финского залива глубиной до 65 км была преодолена, но прорвать линию Маннергейма с ходу советским войскам не удалось29.

Советское командование приостановило наступление и стало готовиться к прорыву обороны противника. 7 января на Карельском перешейке был создан Северо-Западный фронт во главе с командармом 1 ранга С.К. Тимошенко и членом Военного совета, секретарем Ленинградского обкома и горкома партии А.А. Ждановым. В состав фронта вошли 7-я армия (19, 50, 10, 34 и 28-й стрелковые корпуса) под командованием командарма 2 ранга К.А. Мерецкова и 13-я армия (3, 15 и 23-й стрелковые корпуса) во главе с комкором В.Д. Грендалем, усиленные авиацией, танками, артиллерией и инженерными частями30.

3 февраля командование Северо-Западного фронта приняло план операции, согласно которому главный удар наносился смежными флангами 7-й и 13-й армий в направлении Выборга. Здесь было сосредоточено до 60 процентов стрелковых соединений и до 65 процентов артиллерии фронта31.

11 февраля начался второй, заключительный этап военного конфликта. После мощной артиллерийской подготовки войска 7-й и 13-й армий перешли в решительное наступление. В течение трех первых дней 123-я стрелковая дивизия 19-го стрелкового корпуса под командованием полковника Ф.Ф. Алабушева прорвала в районе Суммы главную полосу обороны линии Маннергейма. Для развития успеха в прорыв были введены подвижные танковые группы.

Финское командование, опасаясь выхода советских войск в тыл основной группировке Карельской армии, отвело свои войска на вторую полосу обороны и приняло все меры, чтобы не допустить ее прорыва Красной Армией.

21 февраля 10-й и 34-й стрелковые корпуса вышли ко второй полосе обороны, а войска 13-й армии прорвались к главной полосе обороны линии Маннергейма севернее Муола. 28 февраля после перегруппировки войск наступление возобновилось. Соединения 7-й армии в первый же день сломили сопротивление противника. К 1 марта было захвачено свыше 300 вражеских оборонительных сооружений. 2 марта части 50-го стрелкового корпуса вышли к тыловой оборонительной полосе финнов северо-восточнее Выборга, а соединения 34-го корпуса достигли его южных окраин. Войска 13-й армии развивали наступление на Кексгольм.

4 марта 70-я стрелковая дивизия 28-го корпуса по льду Финского залива обошла Выборгский укрепрайон.

Через несколько дней линия Маннергейма была преодолена, а затем советские войска штурмом овладели городом-крепостью Выборг. Понимая неизбежность разгрома, правительство Финляндии вынуждено было начать мирные переговоры32.

На втором этапе советско-финляндского военного конфликта действия пограничных войск имели ряд особенностей по сравнению с первым этапом. Поскольку сплошной линии фронта по всей советско-финляндской границе практически не было, а наступление велось по направлениям, то 2 января 1940 г. Генеральный штаб РККА и Наркомат внутренних дел приняли решение оперативно подчинить пограничные заставы армейскому командованию на тех участках, где на линии границы или в ближайшей пограничной полосе шли боевые действия.

При продвижении советских войск на территорию противника пограничные подразделения с разрешения армейского командования оставались в пунктах своей постоянной дислокации и продолжали охранять государственную границу.

На участках, где не было армейских частей, пограничные заставы действовали под руководством командования пограничного отряда или выполняли задачи, поставленные военными советами округов, армий, командирами соединений. В последнем случае ответственность за охрану государственной границы возлагалась на армейское командование.

Повышение активности противника, необходимость ведения боевых действий частями и подразделениями пограничных войск при охране и обороне государственной границы потребовали принятия дополнительных мер по их усилению. Для повышения огневой мощи линейных застав было сформировано 111 взводов станковых пулеметов общей численностью 2986 человек. В течение шести дней эти взводы были переброшены из центральной части СССР в пограничные отряды Мурманского и Карельского округов и распределены по заставам.

Для усиления охраны и обороны границы в промежутках между операционными направлениями было сформировано 12 отдельных пограничных батальонов общей численностью 8645 человек. В них вошли пограничники Белорусского и Киевского пограничных округов.

Кроме охраны границы пограничники Карельского и Мурманского округов продолжали вести разведку в прифронтовой полосе противника и доставляли командованию Красной Армии ценные сведения. При этом им неоднократно приходилось вступать в бой с превосходящими силами врага. В этих случаях успех достигался за счет хорошей боевой выучки воинов, их высокой организованности и мужества. Если позволяла обстановка, то разведчики, обнаружив противника, не ввязывались с ним в бой и продолжали выполнять поставленную задачу. Для ликвидации вражеских подразделений высылались специальные оперативные группы.

Разведывательная группа Ребольского пограничного отряда в 4 км от границы, на финской территории, напротив участка заставы Руго-Ярви, занятой и то время 54-й стрелковой дивизией, обнаружила роту противника. Это диверсионное подразделение совершало налеты на коммуникации, дивизионные и корпусные обменные пункты, госпитали и обозы. Такой же численности группы противника обнаружили разведчики Поросозерского и Петрозаводского пограничных отрядов. Диверсантов ликвидировали специально сформированные усиленные оперативные группы33.

Нередко разведывательные группы, высылаемые от пограничных застав на поиск противника, нападавшего на пограничные наряды, небольшие подразделения и обозы Красной Армии, самостоятельно преследовали и уничтожали его. 22 января разведывательные группы Петрозаводского пограничного отряда под командованием лейтенантов Смолянинова и Чемадурова напали на след диверсионного подразделения финнов вблизи границы. Во время преследования группа Смолянинова попала в засаду. Диверсанты открыли огонь по пограничникам, ранили командира отделения Макарова, убили собаку, после чего, не ввязываясь в бой, скрылись в лесу. Отправив двух бойцов на заставу с донесением, Смолянинов продолжал преследование с семью остальными пограничниками. В двух километрах от места засады на сопке закрепились основные силы противника. С ними уже вступила в бой группа Чемадурова. Охранение врага обстреляло и группу Смолянинова. Командир приказал залечь и выявить огневые точки. Через полчаса был обнаружен замаскированный в кустах пулемет. Меткой очередью боец Петухов уничтожил его расчет. Однако, когда Смолянинов поднял разведчиков, около десяти финнов вновь открыли огонь. Ответными пулеметными очередями воины уничтожили двух вражеских солдат. Перестрелка продолжалась более трех часов. После прибытия поддержки с 13-й заставы под командой старшего лейтенанта Кутового пограничники отбросили противника и соединились с группой Чемадурова.

Выяснилось, что головной дозор этой группы в количестве четырех человек, обнаружив разведку противника, начал ее преследование. Недалеко от расположения основных сил диверсантов метким выстрелом был уничтожен финский сигнальщик. Противник открыл огонь по дозору и тем самым обнаружил себя. Лейтенант приказал занять круговую оборону и вступил в бой. С самого его начала головной дозор оказался отрезанным от основной группы. Двое пограничников героически погибли в неравной схватке, командир отделения Макаров получил три ранения. Укрываясь за большим пнем, он в течение двух часов сдерживал натиск врага с тыла. С наступлением темноты лейтенант Чемадуров решил вывести группу из боя. В этот момент к Макарову подобрались четверо вражеских солдат, но двумя бросками гранат они были уничтожены. Отважный воин оторвался от преследования и на третьи сутки прибыл на заставу.

Важной задачей пограничной разведки являлось обеспечение безопасности коммуникаций Красной Армии от нападения частей противника, располагавших разветвленной сетью разведывательных баз в густом лесу, личный состав которых был обучен для действий в условиях 40—50-градусного мороза и глубокого снега.

В разведку пограничников подбирались наиболее стойкие, физически закаленные, подготовленные бойцы. Перед выходом на боевое задание они проходили 5—10-дневную подготовку. Для выполнения особо сложных заданий привлекались добровольцы, а те подразделения, которые имели достаточный боевой опыт, использовались в полном составе.

Практика показала, что их действия были наиболее результативными. Вблизи границы сказывалась хорошая моральная, психологическая подготовка, боевая сплоченность, отличное знание местности.

В глубоком тылу противника эффективнее использовались разведывательные группы из числа добровольцев, испытанных в сложных боях. Разведывательная группа на участке действий 5-го пограничного полка за двое суток при 37-градусном морозе, в сильную пургу преодолела расстояние в 90 км, выявила оборонительные сооружения противника, расположение его основных сил и возвратилась на базу.

Особую трудность представляла разведка гарнизонов в тылу противника. В разведку в таких случаях подбирались только самые опытные воины, в совершенстве владевшие пограничным мастерством — в основном коммунисты и комсомольцы. Ночью 6 марта пять разведчиков 5-й роты 4-го пограничного полка под командованием комсомольца командира отделения Уткина ползком под сильным огнем врага пробрались через линию его боевого охранения, выполнили боевое задание и без потерь возвратились в расположение части.

Разведчики 5-го пограничного полка неоднократно проникали в расположение противника, подслушивали разговоры, устанавливали места расположения, численность вражеских солдат и полученные сведения доставляли командованию.

Одна из важных задач разведывательных групп пограничников состояла в том, чтобы провести по безопасным маршрутам армейские части до соприкосновения их с основными силами противника. Финны искусно использовали сложный рельеф местности, создавали различные препятствия и наносили внезапные удары. На одном из участков 8-й армии войскам пришлось двигаться по узкой лесной тропе. В двух километрах от деревни Каркку разведывательные группы командиров отделений Качанова и Семенова своевременно обнаружили подготовленную противником на речной переправе ловушку. Финны заминировали мост, тропу к реке между Ладожским и Каркку-Лампи озерами завалили лесом, а на противоположном берегу за каменными завалами установили пулеметы. Умело проведенная разведка сорвала замыслы противника и позволила без боя занять деревню Каркку34.

На втором этапе советско-финляндского военного конфликта пограничные войска продолжали охрану государственной границы, вели разведку и поиск мелких групп противника в пограничной полосе. Ребольский пограничный отряд за весь период военных действий не допустил ни одного случая безнаказанного нарушения государственной границы, ни одного случая нападения диверсионных групп на тыловые гарнизоны Красной Армии в пограничной полосе.

Надежная охрана и оборона участка обеспечивалась активными действиями пограничников. Они не ждали противника, а постоянно искали его на подходе к границе и тем самым упреждали нападение на тыловые части Красной Армии и подразделения отряда. Из 47 проведенных Ребольским пограничным отрядом боев 38 велись на территории противника. В период наступления войск Северо-Западного фронта на Карельском перешейке полевые части были сняты с участка Ребольского отряда, тем не менее пограничники успешно решали задачи по охране и обороне государственной границы, прикрывая куолоярвское и гулеварское направления. Кроме выполнения этих задач отряд по приказу Военного совета 9-й армии участвовал в эвакуации населения из района боевых действий ребольского направления.

На участке Мурманского пограничного округа заставы, комендатуры и отряды на втором этапе действовали самостоятельно, обеспечивая фланги и тыл действующей армии, прикрывали основные операционные направления (Мурманск, Мончегорск, Кировск, Кандалакша). Как и на карельском участке, пограничники всегда стремились упредить противника, для чего вели активную разведку и поиск врага, срывая его планы внезапного нападения на небольшие армейские гарнизоны, воинские подразделения, пограничные наряды и заставы.

Активно взаимодействовали с войсками подразделения пограничных полков, охранявшие на обоих этапах конфликта тыл действующей армии.

3 и 4 января 1940 г. 1-й батальон 4-го пограничного полка вступил в бой с противником восточнее Уома. После перестрелки снайперов и головных дозоров финны отошли к основным силам. Продвигаясь вперед, 1-я и 3-я роты батальона были встречены огнем превосходящих сил противника на заранее подготовленном оборонительном рубеже и понесли потери. На рассвете под прикрытием пулеметного и минометного огня финны перешли в наступление и окружили пограничников. Более 11 часов продолжался тяжелый бой. Противник дважды переходил в атаку, но, неся большие потери от меткого огня, каждый раз откатывался назад. Имея значительное превосходство в живой силе (два батальона пехоты) и оборонительные сооружения, враг рассчитывал уничтожить обе роты. Тогда командир 1-го батальона капитан Углов запросил поддержку у командира полка. С помощью прибывшей в его распоряжение еще одной роты Углов отбросил врага35.

Со 2 по 5 января 1-й и 2-й батальоны 3-го пограничного полка вели боевые действия совместно с частями Красной Армии западнее Важенваара.

2-й батальон 1-го и 2-й батальон 4-го пограничных полков, действовавших в полосе наступления 8-й армии, в трехдневном бою успешно отбивали атаки противника на Питкарант. За это время было уничтожено до батальона вражеской пехоты, захвачено И пленных, 10 станковых и 3 ручных пулемета. В ходе ожесточенных схваток пограничники потеряли до 15 процентов личного состава36.

1-й батальон 4-го пограничного полка (командир полка полковник С. Донсков) в первой половине января охранял коммуникации частей 18-й стрелковой дивизии 56-го стрелкового корпуса. С 17 по 21 января пограничникам пришлось вести бой с двумя батальонами 34-го финского пехотного полка и егерским батальоном. Усиленные артиллерией и саперами финны пытались захватить переправу через реку Уксун-Йоки. Охранявшая и оборонявшая мост 1-я рота трое суток под артиллерийским, минометным и пулеметным огнем противника отбивала атаки. В ночь на 18 января десять пограничников под командованием лейтенанта Д.И. Ракуса ворвались во вражеские окопы с тыла, гранатами и в рукопашной схватке уничтожили 27 солдат и трех офицеров. Выполнив задачу, пограничники возвратились в расположение роты. В этот же день Д.И. Ракус, будучи в разведке, столкнулся с вражеским отрядом и геройски погиб в неравной схватке. Посмертно ему было присвоено звание Героя Советского Союза37. Его подразделение продолжало выполнять поставленную задачу.

19 января противник внезапно атаковал роту. Подпустив врага на расстояние до 50 м, пограничники открыли огонь, а затем перешли в контратаку. Оставив на месте боя 55 убитых, финны отступили. Восемь суток рота героически отбивала все попытки врага захватить мост. С прибытием поддержки противник был отброшен.

3-я рота этого же батальона в районе Уома также почти восемь суток вела непрерывные бои, уничтожив за это время около 60 вражеских солдат и офицеров.

Успешно провел колонну автомашин 56-го стрелкового корпуса через сильную вражескую засаду 1-й батальон 4-го пограничного полка. Возглавлявший это подразделение секретарь партийного бюро полка старший политрук П.И. Ларочкин ночью по глубокому снегу, в пургу и сильный мороз вывел батальон к позициям противника. Внезапным ударом с тыла и флангов пограничники отбросили финнов от дороги. Пока шел бой, 340 автомашин без потерь миновали район засады. Основной удар противника приняла на себя 1-я рота. Враг неоднократно переходил в атаки, намереваясь окружить и уничтожить чекистов, цо всякий раз нес большие потери и отступал.

Выполнив боевую задачу, Ларочкин умело вывел роты из боя. Противник потерял в схватке около 70 человек. Потери пограничников были незначительны38.

В трудных условиях приходилось выполнять боевые задания 5-му пограничному полку (командир — майор А.С. Новиков, комиссар — батальонный комиссар С.С. Киселев), сформированному в основном из личного состава Ребольского пограничного отряда. Охраняя тыл 9-й армии и продвигаясь вслед за наступающими частями 54-й стрелковой дивизии, в районе Реболы полк в начале января 1940 г. был отрезан превосходящими силами финнов. Три его гарнизона, расположенные вдоль коммуникации Реболы — Соткамо—Каяни—Улеаборг (Оулу) на расстоянии 3—4 км друг от друга, оказались изолированными и вели бои в таких условиях 50 суток. Штаб полка и некоторые его подразделения были окружены в районе озера Сауно-Ярви. Командование 9-й армии и войск по охране тыла необходимыми резервами не располагали и длительное время не могли оказать пограничникам действенной помощи. Попытки же прорвать окружение небольшими силами успеха не имели.

Гарнизоны пограничного полка умело организовали круговую оборону, используя блокгаузы, блиндажи, окопы и ходы сообщения. Блокгаузы были не только оборонительными сооружениями, но и местом отдыха личного состава. Гарнизоны также охраняли свои участки коммуникаций, высылая наряды по обеим сторонам дороги, и вели разведку на глубину до 12 км. Противник блокировал подразделения полка крупными силами из шюцкоровского корпуса. Гарнизоны пограничников неоднократно атаковали отряды лыжников от роты до батальона и даже большей численности. За полтора месяца полк и его гарнизоны провели свыше трехсот боев. Особенно напряженными были бои последние 15 дней. Противник ежедневно обстреливал из минометов позиции полка, особенно гарнизон под командованием майора Федорова (стрелковая рота, пулеметный взвод, полковая батарея, тыловые подразделения), стремясь любой ценой сломить сопротивление чекистов, вводил в бой резервы. Против роты старшего лейтенанта Г.П. Петрова финны бросили крупные силы. Трое суток шли непрерывные бои. Все вражеские атаки были отбиты. Тогда противник двинул в наступление два батальона, поддержанных артиллерией и минометами. Положение пограничников стало критическим. Чекисты удерживали только один блокгауз, который враг буквально засыпал минами, а затем перешел в атаку. В живых осталось несколько бойцов, да и те были ранены. Старший лейтенант Г.П. Петров и младший политрук Д.Ф. Петренко погибли. И в это время на помощь подоспела группа пограничников под командованием майора Федорова. Внезапным ударом она отбросила шюцкоровцев.

Изолированные гарнизоны полка вплоть до прекращения военных действий вели напряженные бои, удерживая коммуникации. Личный состав проявлял железную стойкость и героизм. Несмотря на большое численное превосходство и неоднократные атаки, финнам так и не удалось перерезать обороняемую полком дорогу.

Указом Президиума Верховного Совета СССР 5-й пограничный полк был награжден орденом Красного Знамени, многие бойцы и командиры — орденами и медалями, а батальонному комиссару С.С. Киселеву, лейтенанту И.М. Кобзуну, красноармейцу Г.В. Кузякину, старшему лейтенанту А.Г. Лужецкому, младшему лейтенанту Д.Ф. Петренко, старшему лейтенанту Г.П. Петрову, политруку И.И. Пушанину было присвоено звание Героя Советского Союза.

В ходе боевых действий пограничники повсеместно продемонстрировали хорошее взаимодействие, взаимную выручку в бою. 30 ноября в бою за кордон Найстенярви взвод младшего лейтенанта Обуха залег под сильным пулеметным огнем. Тогда командир другого взвода лейтенант Лядов метким ружейно-пулеметным огнем подавил огневые точки противника, обеспечив продвижение обоих взводов и захват вражеского кордона39.

Умело организовал взаимодействие своих подразделений лейтенант Зуров. Объект атаки — финский кордон — располагался на открытой, хорошо простреливаемой со всех сторон местности. При подходе к нему противник открыл сильный ружейно-пулеметный огонь. Командир разделил взвод на две группы. Одна из них залегла и открыла ответный огонь по кордону, сковав врага боем. Другая тем временем, обойдя объект, вплотную приблизилась к нему, забросала гранатами, ворвалась в кордон и захватила его.

В течение четырех дней взвод под командованием лейтенанта Зурова овладел несколькими объектами противника, не имея потерь.

С началом военных действий в пограничных частях, подразделениях и группах велась непрерывная, хорошо налаженная партийно-политическая работа. Умело был расставлен партийно-комсомольский актив. В оперативные и разведывательные группы включались политработники комендатур, застав, секретари партийных и комсомольских организаций, члены бюро. Политработники пограничных отрядов большую часть времени находились в районах боевых действий на пограничных комендатурах и заставах. Они оперативно доводили до бойцов решения партии и правительства, информировали их о событиях на фронте, пропагандировали примеры мужества, стойкости и отваги советских воинов, вскрывали и помогали устранять недостатки в подготовке и ведении боя.

После первых же боев каждый боец и командир был ознакомлен с особенностями тактики противника, предупрежден о коварстве снайперов-«кукушек», маскировавшихся на деревьях.

Формы и методы партийно-политической работы определялись обстановкой. Перед выходом оперативных и разведывательных групп на боевое задание проводились совещания с партийно-комсомольским активом о характере выполнения предстоящей задачи, примерности коммунистов и комсомольцев в бою. С личным составом проводились короткие митинги, беседы.

На марше основное внимание уделялось индивидуальной работе. Политработники стремились побеседовать с каждым воином, ознакомить их с обстановкой, а после боя рассказать об отличившихся, положительных примерах и недостатках. Серьезное внимание обращалось на инструктаж личного состава, высылаемого в разведку и охранение.

На привале проводились беседы, читки газет, инструктаж агитаторов, выпуск боевых листков.

В занятых населенных пунктах с пограничниками велась разъяснительная работа об уважительном отношении к местному населению, о повышении бдительности, проводился разбор боевых действий, тщательно проверялось несение службы боевым охранением.

По возвращении с боевого задания подводились его итоги, результаты подробно доводились до личного состава.

В период ожесточенных боев 5-го пограничного полка в окружении батальонный комиссар С.С. Киселев особое внимание уделил расстановке партийно-комсомольского актива и политсостава. Военком и секретарь партбюро полка батальонный комиссар И.В. Тарасов находились в гарнизоне основных сил полка, остальные политработники были направлены в батальоны и роты, занимавшие ключевые позиции.

Основная задача партийно-политической работы в это время заключалась в том, чтобы обеспечить создание крепкой, устойчивой обороны, способной противостоять любым атакам противника, воспитать у пограничников железную стойкость, готовность сражаться до последней капли крови.

После первых оборонительных боев выявился ряд существенных недостатков, связанных с отсутствием боевого опыта, и прежде всего слабые навыки многих бойцов в самоокапывании и маскировке, что приводило к значительным потерям. Командиры и политработники немедленно провели беседы о значении инженерного оборудования местности для исхода боя.

На конкретных примерах они показали, к чему приводит пренебрежение этим важным делом, отметили тех бойцов, которые умело маскировались, хорошо владели шанцевым инструментом. При этом личному составу разъяснялось, что сейчас полк выполняет задачу, во многом отличную от тех, которые обычно решают пограничники, и надо как можно скорее научиться действовать в новых, сложных условиях. Одновременно развернулась работа по развенчиванию ложного героизма, связанного с неоправданным риском. Все это дало возможность в короткое время резко сократить потери и значительно повысить устойчивость обороны.

Политработники полка и подразделений активно участвовали в разборе проведенных боев, популяризировали опыт лучших воинов. После каждого артиллерийского обстрела и отраженной атаки противника тщательно анализировались причины потерь и результаты доводились до сведения каждого бойца. Это оказывало большое моральное воздействие на пограничников, поскольку артиллерийские обстрелы и атаки на хорошо оборудованные позиции при умелой организации системы огня были безрезультатными для противника. 31 января финны трижды вели артиллерийский обстрел отдельных позиций полка и дважды после артподготовки переходили в атаку, но каждый раз, понеся серьезные потери, откатывались в исходное положение. По участку блокгауза № 1 противник выпустил свыше 1000 снарядов и мин, а затем перешел в атаку. Пограничники подпустили врага на 70—80 м и открыли прицельный огонь в упор. Атакующие потеряли десятки солдат убитыми и ранеными и отошли. Потери пограничников — один убитый, двое раненых. Прямым попаданием снаряда был разрушен блиндаж40.

Самое пристальное внимание уделялось устранению недостатков, пробелов в боевой подготовке, которые обходились дорогой ценой, зачастую чувствительными потерями.

В особо тяжелых условиях оказались окруженные гарнизоны 5-го полка и 3-й роты 4-го полка. Здесь было много раненых, которых нельзя было эвакуировать. Специально выделенные политработники, коммунисты и комсомольцы делали все, чтобы поддержать дух у товарищей, выбывших из строя, облегчить их положение. Благодаря постоянному вниманию и заботе настроение у раненых было бодрым, несмотря на все тяготы и лишения. В целях маскировки землянки не отапливались, раненые все время находились в шубах и валенках, сложно было сделать обычную перевязку, сменить бинты.

Вот как описывал работу среди раненых политрук 3-й роты 4-го погранполка С.И. Черкалин: «Много было обмороженных и раненых, не могущих ходить. Мы их не забывали. Лично я и другие члены партии ползали к ним беседовать еще чаще, чем в другие землянки, рассказывали об обстановке, о новостях и т. п. Двух человек — отделенного командира Анучина, красноармейца Бочаева вражеская пуля ранила в рот, выбила все зубы. Кушать они не могли. Мы им специально выделяли норму сахара, масла, разминали сухари и кормили. Оба они выжили и во время наступления противника вползали в окоп и вели огонь но противнику. Остальные раненые во время наступления противника выходили кто с чем мог — с гранатами, с винтовками — и вели огонь. Одна часть раненых была у пулеметов, другая набивала диски и ленты патронами и доставляла их пулеметчикам»41.

В гарнизоне Хилико-2 в качестве символа мужества и стойкости подняли на высоком шесте полотенце, пропитанное кровью тяжело раненного красноармейца Сафронова42. 25 суток этот необычный алый флаг развевался над гарнизоном, теперь он хранится в Музее пограничных войск в Москве.

В гарнизонах, находившихся в окружении, в партийно-политической работе значительное место отводилось разоблачению происков врага, пытавшегося поколебать моральную стойкость советских воинов, оказавшихся в окружении, вызвать у них страх и неуверенность в победе. Для этого противник широко использовал эмигрантов-белогвардейцев, осевших на финской территории. Эти предатели через громкоговорящие устройства обращались с призывами к бойцам прекратить сопротивление и сдаться в плен. Кроме того, шюцкоровцы вывешивали на деревьях вблизи гарнизонов антисоветские плакаты, забрасывали в расположение подразделений листовки.

Политработники с появлением каждой новой листовки обстоятельно анализировали ее содержание и на убедительных примерах показывали бойцам лживость вражеской пропаганды. В свою очередь они через громкоговорящие установки активно разоблачали выступления белогвардейских провокаторов.

Все потуги врага и его белогвардейских пособников оказались тщетными. Бойцы и командиры единодушно принимали клятвенные обязательства — драться за Родину до последнего патрона, а если они кончатся — бить противника штыком и прикладом и ни при каких обстоятельствах не оставлять занятых позиций.

Пограничники открывали огонь по вражеским агитаторам и либо уничтожали их, либо вынуждали поспешно прекращать выступления. Красноармейцы меткими выстрелами сбивали вывешенные на деревьях провокационные плакаты противника и на обороняемом участке вывешивали свои плакаты. Так, напротив гарнизона под командованием Фролова и батальонного комиссара Тарасова появился большой плакат с надписью: «Сдавайтесь с рассветом, от 6 до 8 часов утра»43. Пулеметная очередь пограничника сбила вражеский плакат, а через короткое время над окопом чекистов появился фанерный щит с надписью на финском языке: «Большевики никогда не сдаются, победа за нами»44.

В период боев в окружении еще больше активизировалась работа партийных и комсомольских организаций. Учитывая быстро меняющуюся обстановку, планы составлялись на короткое время: дня на три — пять. В связи с тем что полк оказался раздробленным на подразделения — гарнизоны и связь с ними была чрезвычайно сложной и рискованной, партийное и комсомольское бюро полка не могли собираться. Была дана установка — все вопросы решать самостоятельно под руководством политруков рот или политработников полка, членов партийных и комсомольских бюро, присланных в эти подразделения до окружения п находившихся там до конца боев.

Основное внимание уделялось индивидуальным беседам коммунистов и комсомольцев с каждым бойцом. По возможности проводились и групповые мероприятия в окопах и землянках.

Огромное значение для поддержания высокого морального духа, организованности и стойкости имел личный пример коммунистов и комсомольцев. Они использовались в бою в тех местах, где противник пытался нанести главный удар, а также на тех участках обороны, которые по каким-либо причинам вызывали опасения. Так, 20 января фины атаковали превосходящими силами гарнизон командира 3-й роты 4-го погранполка капитана И.Д. Зиновьева и политрука С.И. Черкалина. Создалась сложная обстановка.

В подразделения, оборонявшие этот участок, были направлены коммунисты: во 2-й взвод — заместитель политрука Смирнов, в 3-й взвод — замполитрука Молчанов, в 4-й взвод — парторг роты Пантюшин. Их выдержка и самоотверженность в бою помогли успешно отразить атаку и нанести противнику большие потери45.

Коммунист боец Гришин, находясь с тремя бойцами в разведке, попал в засаду. Давая возможность товарищам прорваться к своим и сообщить полученные сведения, он остался прикрывать их отход. Метким огнем пограничник приковал к себе внимание врага, а тем временем остальные, бойцы незамеченными вышли из окружения. Потери от точных выстрелов пограничника вызвали замешательство противника. Воспользовавшись этим, Гришин оторвался от преследования46.

Кандидат в члены ВКП(б) красноармеец 3-й роты 4-го полка В.А. Самсонов в одном из боев дважды был ранен в руку, оказалась перебитой кость. Однако до конца боев он оставался в строю и своим примером увлекал воинов на отражение вражеских атак. Руку пришлось ампутировать, но и тогда боец-коммунист нашел в себе силы вернуться в окопы, а в самый тяжелый момент боя поднял товарищей в контратаку. Не в силах сломить сопротивление пограничников, противник прекратил атаки.

Около двух месяцев вела рота тяжелые бои в окружении, после чего прорвалась к своим. За мужество и отвагу В. А. Самсонов был удостоен звания Героя Советского Союза47. Это же звание получил командир роты коммунист капитан И.Д. Зиновьев.

Политработники, партийные и комсомольские организации взяли под неослабный контроль снабжение подразделений продовольствием и боеприпасами, которое в условиях окружения небольших гарнизонов приобрело особое значение. Чрезвычайно важным было правильно распределить продукты, патроны и гранаты среди личного состава гарнизонов, и не только распределить, но и собрать все сброшенное с самолетов. Груз сбрасывался с большой высоты, так как противник мог вести довольно эффективный огонь по воздушным целям. Территория гарнизонов была настолько мала, что грузы нередко либо падали на местность, контролируемую противником, либо на нейтральную полосу, хорошо простреливаемую с обеих сторон. И тогда сброшенный груз нужно было либо отбивать у противника, либо собирать его под огнем и доставлять к месту распределения. Благодаря хорошо налаженной работе снабжение пограничников продуктами и боеприпасами с воздуха проходило успешно48.

Политработники других пограничных частей, участвовавших в боях, также показывали высокую организованность, гибкость в проведении политической работы в различных условиях и тем самым способствовали поддержанию высокой боеспособности частей и подразделений.

В отдельном пограничном батальоне во время боя политработники находились на переднем крае, помогая командирам организовывать управление боем. Командиру 1-й роты они подсказали, что управлять взводами гораздо удобнее не переползанием от одного подразделения к другому, а с помощью связных, находясь на командном пункте. По докладу политрука роты, находившегося в пулеметном взводе, был изменен порядок набивки лент патронами. Раньше это делалось прямо у пулеметов, лежа в снегу, в результате часть патронов неплотно входила в гнезда, что вызывало задержки при стрельбе. По распоряжению военкома батальона старшего политрука Прокофьева ленты стали набивать бойцы комендантского взвода в окопах и землянках, а затем доставлять их пулеметным расчетам. Задержки при стрельбе резко сократились. По его же распоряжению был перенесен пункт первой медицинской помощи, оказавшийся под прицельным огнем противника, произведено дополнительное утепление обогревательного пункта и организован обогрев бойцов. По указаниям военкома производилась и срочная замена выбывших из строя командиров и политработников боевым активом, коммунистами и комсомольцами. Сам он в ответственные моменты всегда находился на решающих участках. При наступлении 1-й и 2-й рот на господствующую высоту Прокофьев находился сначала на командном пункте 1-й роты, штурмовавшей высоту под сильным огнем врага, а затем пошел в подразделения, помог наладить взаимодействие между 1-й и 2-й ротами, участвовал в атаке, а когда высота была взята, организовал вместе с командирами рот в течение ночи оборону на ней, отдых бойцов, эвакуацию раненых, с политруками рот уточнил наличие коммунистов и произвел их перераспределение. Утром во всех взводах и отделениях были проведены беседы с личным составом о результатах боя.

В ходе боевых действий вносились коррективы в организацию партийно-политической работы, особенно в ротах, где имелись штатные политработники — политруки. Некоторые из них не всегда умело определяли свое место в бою, что не давало возможности постоянно следить за обстановкой и принимать своевременные решения по партийно-политическому обеспечению в наступлении или обороне. Одни политруки рот в ходе боя слишком часто перебегали от взвода к взводу и поэтому не могли должным образом влиять на ход действий всей роты, к тому же несли неоправданные потери. Другие же, напротив, находились все время в одном из взводов и тоже зачастую теряли руководство партийно-политической работой в роте. Учитывая выявленные в первых боях недостатки, военкомы полков дали установку о принципах организации партийно-политической работы в наступлении и обороне. Перед началом боя политруки рот находились на командном пункте роты, имея при себе одного-двух связных и необходимые технические средства связи с соседними ротами и командным пунктом батальона, что позволяло получать и передавать информацию, давало возможность политрукам роты гибко влиять на ход и исход боя.

В момент нанесения решающего удара противнику политрук переходил с ротного командного пункта на тот участок, где обстановка была более опасной. Так, во время наступления 38-го пограничного батальона враг открыл сильный фланговый огонь по 3-й роте. Необходимо было подавить его основные огневые средства. Решение этой задачи было возложено на стрелковый взвод с приданными ему двумя станковыми пулеметами. Перед выходом на задание в подразделение прибыл политрук роты Мартемьянов. Оп побеседовал с бойцами, проинструктировал пулеметчиков, дал поручения коммунистам. Взвод успешно решил свою задачу49.

В другом случае рота того же батальона после четырехчасового боя оказалась в тяжелом положении. Финны с помощью автоматчиков, засевших на деревьях, сковали действия подразделения, занявшего гребень высоты. Они вывели из строя два пулеметных расчета и угрожали роте с фланга и тыла. Удержание высоты зависело от успеха левофлангового взвода, ликвидации там угрозы. Командир и политрук роты перегруппировали силы, направив на левый фланг подкрепление. Политрук Филиппов пошел во взвод и находился там до конца боя, воодушевляя бойцов и командиров партийным словом и личным примером50. Рота удержала высоту.

Когда командиры рот выходили из строя, политруки зачастую принимали командование на себя. Так было в 3-й роте 39-го пограничного батальона. В разгар наступления погиб ее командир. По приказу военкома батальона командование подразделением принял политрук Шинкаренко. Рота в течение ночи закрепилась на занятой позиции, а на рассвете атаковала и захватила занятую противником сопку51.

Большое значение в партийно-политической работе придавалось воспитанию боевого актива. Бойцы и командиры, показывавшие пример смелости, инициативы, умение грамотно использовать обстановку, местность, мастерски владевшие оружием, составляли как бы костяк подразделения, вокруг которого сплачивалась красноармейская масса, создавался крепкий воинский коллектив.

Боевой актив выявлялся прежде всего на поле боя и в ходе подведения его итогов, а также на красноармейских, партийных и комсомольских собраниях, где пограничники рассказывали о подвигах товарищей, при проведении специальных бесед на эти темы с командирами взводов и отделений, с самими отличившимися.

Формы и методы работы с боевым активом постоянно совершенствовались. В основном работа проводилась по ротам, взводам и отделениям, реже — в батальонах, комендатурах, пограничных полках и отрядах. С боевым активом проводился обмен опытом, обсуждалось, как сделать образцовые действия отдельных пограничников достоянием всего личного состава. Перед совещанием по подразделениям доводилась цель его проведения, и активисты заранее готовились к выступлениям. Это позволяло проводить совещания за короткое время, при активном участии бойцов и командиров подразделений, раскрывать суть подвигов, их влияние на ход и исход боя. Значительное внимание уделялось опыту разведчиков. Лучшие из них на конкретных примерах показывали, как успех выполнения заданий обеспечивался умелым подбором состава разведчиков, их боевой выучкой и физической подготовкой.

Активисты помогали командирам и политработникам не только сплачивать коллектив и успешно действовать в бою, по и умело готовиться к нему. По их предложению для перевозки продовольствия, боеприпасов и раненых широко применялись лодки-волокуши. Они не тонули в глубоком снегу, были легки и маневренны при движении в густом лесу. Вносились и другие ценные предложения, связанные с маскировкой, умелым использованием местности в разведке, обороне и наступлении. Боевой актив выступал инициатором социалистического соревнования, мобилизовывал товарищей на образцовое выполнение боевых заданий.

Большую помощь оказывал актив командирам и политработникам в обучении и подготовке к боям прибывавшего пополнения. В беседах бывалых воинов с молодыми бойцами обращалось внимание на своеобразие приемов и тактики борьбы с противником, приводились примеры умелых действий бойцов и командиров при столкновении с врагом, воспитывались у молодых воинов смелость, мужество, находчивость и умение эффективно владеть в бою личным и групповым оружием.

В партийно-политической работе широко использовались также боевые листки, в которых описывались героические эпизоды. Только в 3, 5 и 6-м пограничных полках было выпущено свыше 100 боевых листков. В 41-м отдельном батальоне вышло несколько фотобюллетеней, посвященных подвигам пограничников в бою.

Непрерывная и действенная партийно-политическая работа среди пограничников обеспечивала высокий политический подъем, поддержание у личного состава даже в самых трудных условиях морального и боевого духа, стремления к победе.

Бойцы и командиры, проходившие службу в тыловых подразделениях, подавали рапорты с просьбой направить их на фронт. 30 ноября, как только был объявлен приказ о начале боевых действий, весь личный состав хозяйственного взвода Ковдозерского пограничного отряда подал докладные записки с просьбой направить их на фронт52. Воины-пограничники в эти дни стремились связать свою судьбу с партией и комсомолом. В первый же день военных действий в Ребольском пограничном отряде 35 человек подали заявления с просьбой принять их в ряды ВКП(б) и 16 — в комсомол53. В четырёх пограничных отрядах Карельского округа 1 декабря 78 бойцов и командиров подали заявления о приеме в ряды Коммунистической партии. Многие воины перед боем подавали заявления, в которых писали, что в случае гибели просят считать их коммунистами, демонстрируя свою глубокую преданность идеям ленинской партии. Уходя в первый бой, 118 комсомольцев Сестрорецкого пограничного отряда подали заявления о приеме кандидатами в члены ВКП(б) и 9 бойцов — в комсомол. К исходу 3 декабря, в этом пограничном отряде 176 бойцов и командиров подали заявления о приеме в партию и 75 — в комсомол54.

За первую неделю боевых действий 40 воинов пограничных войск Мурманского округа подали заявления о приеме их в ВКП(б) и 11 — в комсомол.

Пополнение рядов партии и комсомола за счет лучших воинов в период советско-финляндского военного конфликта постоянно возрастало. Молодые коммунисты и комсомольцы и те, кто стремился вступить в партию или комсомол, проявляли в бою массовый героизм, мужество и стойкость, являлись образцом в выполнении воинского долга.

Пограничник красноармеец Щекин из Ковдозерского пограничного отряда, действуя в дозоре в качестве проводника частей Красной Армии, столкнулся с четырьмя вражескими солдатами и смело вступил с ними в бой. Меткими выстрелами он уничтожил двух врагов, одного ранил, четвертый солдат, бросив снаряжение, скрылся в лесной чаще.

В бою 3 декабря пограничник Калинин занял место погибшего пулеметчика Корнеева и точными очередями помог своим товарищам отбить атаку противника, перейти в контратаку и выполнить боевую задачу.

Разведывательная группа 2-й отдельной комендатуры пограничных войск Мурманского округа под командованием старшего лейтенанта Тимофеева во время разведки деревни Корья, находившейся на территории Финляндии, столкнулась с превосходящими силами противника. Командир приказал бойцам Куприянову и Засимову, пулеметному расчету Страшнова прикрыть отход. Два пограничника смело вступили в бой против тридцати вражеских солдат. Пулеметная очередь сразила Куприянова, Засимов был ранен. Собравшись с последними силами, он продолжал отстреливаться из винтовки и уничтожил вражеского солдата в наступавшей цепи. В этот критический момент с фланга по врагу застрочил пулемет Страшнова, выведя из строя финского офицера. Вражеская цепь залегла и открыла из 4-х пулеметов огонь по пограничникам. В перестрелке Страшнов получил ранение. На помощь разведчикам подоспела еще одна группа пограничников. После этого противник прекратил стрельбу и отступил.

Мужественно и умело действовали в период конфликта воины Ребольского пограничного отряда. Оперативная группа старшего лейтенанта Рожанского получила задание уничтожить несколько передовых финских постов. Поставив задачи подчиненным и проинструктировав их, он лично возглавил ударную группу, атаковавшую кордон. Бесшумно подойдя к объекту и воспользовавшись беспечностью часовых, Рожанский с командиром отделения Мальцевым ворвался в помещение, где находились солдаты, и скомандовал: «Сдавайтесь! Бросайте оружие!» Солдаты бросились в другую комнату, но там взорвалась граната, брошенная Мальцевым. Часть солдат была уничтожена, уцелевшие устремились на чердак, однако меткие броски гранат преградили им путь. Во время схватки старший лейтенант был ранен, но остался в строю.

Героический подвиг совершило подразделение 4-го пограничного полка под командованием командира взвода лейтенанта Сафонова при поиске самолета У-2, совершившего 13 января вынужденную посадку на территории противника в районе озера Рессип-Ламни. Двое с половиной суток при 45-градусном морозе, в метель 15 пограничников методично осматривали местность. Некоторые красноармейцы обморозились, кончались продукты, но воины настойчиво продолжали выполнять задачу. Попутно они выявляли вражеские оборонительные сооружения, не раз попадая под огонь финнов. Экипаж советского самолета был найден и доставлен в полк55.

Сапер 4-го пограничного полка красноармеец И.С. Буриков при наступлении 1-й роты первым обнаружил заминированный завал на дороге. Возглавив группу бойцов, он под ураганным огнем финнов сначала разминировал, а затем разобрал завал, обеспечив продвижение транспорта с боеприпасами.

Политрук этого же полка В.Ф. Попов при выполнении боевого задания попал в окоп, где находилась засада противника. Оказавшись один среди врагов, он смело вступил в рукопашную схватку. Штыком и прикладом политработник уничтожил несколько солдат и сам геройски погиб.

Многие пограничники, получив ранение, не покидали поле боя, продолжительное время оставались в строю, помогали тяжело раненным товарищам, выносили их в безопасные места. Красноармеец 1-й роты А.И. Зубов в боях 3 и 4 января 1940 г. проделывал проходы в проволочном заграждении. Удачным выстрелом он уничтожил наблюдателя противника, получив четыре ранения, не покинул поле боя, более того, возглавил атаку группы бойцов, а затем организовал под прикрытием своего огня эвакуацию тяжелораненых.

В том же бою красноармеец М.С. Харченко, будучи раненным, продолжал вести огонь по противнику и перевязывал, когда была возможность, тяжелораненых. После повторного ранения он прикрыл своим огнем отход других раненых бойцов.

Пример мужества, выдержки и отваги показал командир пулеметного взвода 5-го пограничного полка лейтенант И.М. Кобзун. Умело замаскировав свой взвод, он подпустил противника на близкое расстояние и внезапным огнем нанес ему большие потери, вынудив к отступлению.

В критические минуты боя Кобзун сам ложился за один из пулеметов. Его метким огнем были выведены из строя десятки солдат и офицеров противника. В одном из боев лейтенант получил ранение, но еще 17 дней, до окончания военных действий, оставался в строю.

Пограничники свято следовали заповеди: «сам погибай — товарища выручай». Красноармеец М.И. Глазырин во время наступления под ураганным огнем противника, сам имея ранение, вырыл в снегу окоп для тяжело раненого товарища, замаскировал его там, а затем направил к нему санитара.

Пулеметчик 2-й роты 41-го отдельного пограничного батальона красноармеец П.А. Литовка в один день участвовал в двух боях. В первом из них, находясь в разведке, он прикрывал отход своих товарищей. В напряженный момент боя отказал пулемет. Боец приготовил гранату и пополз на сближение с противником. По пути он обнаружил пулемет погибшего пограничника, из которого вновь открыл огонь по врагу, и обеспечил отход разведчиков. Возвратившись в расположение батальона, Литовка добровольно пошел на выручку трех своих товарищей, не вернувшихся с боевого задания. При встрече с противником, окружившим этих разведчиков, он метким огнем отвлек на себя финнов и дал возможность группе оторваться от противника. В неравной схватке герой получил два тяжелых ранения56.

Бессмертный подвиг совершил в бою связист 2-го пограничного полка красноармеец А.В. Спеков. Во время одной из операций группа пограничников расположилась на отдых в лесной сторожке, где была окружена врагом. Во время боя Спеков держал устойчивую связь со штабом. Когда финны подожгли дом, его товарищи уже погибли. Передав последнее сообщение, боец выпрыгнул в окно из объятого пламенем дома и вступил в рукопашную схватку. Финны попытались взять его живым. Когда группа вражеских солдат подошла вплотную, Спеков подорвал себя и нескольких солдат противника гранатой. За этот подвиг А.В. Спеков был удостоен звания Героя Советского Союза57.

Мужественно выполняли свой долг пограничники-медики. Военфельдшер 5-го пограничного полка коммунист И.М. Лобанов во время выполнения боевого задания в тылу противника в крайне сложных условиях оказывал помощь раненым и эвакуировал их. Под огнем противника он перевязал тяжело раненных лейтенанта И.М. Кобзуна и его заместителя Шипилова, четырех бойцов. Чтобы не обнаружить себя и раненых, И.М. Лобанов несколько часов, до темноты, пролежал в снегу, постоянно следя за тем, чтобы раненые не обморозились, хотя сам получил сильное обморожение. С наступлением темноты он вынес всех в безопасное место и организовал отправку в медсанбат.

Мужество и героизм пограничников получили высокую оценку партии и правительства. 1883 из них были награждены орденами и медалями, 13 человек удостоились звания Героя Советского Союза, в их числе кроме уже названных пулеметчик А.Г. Загоринский, замполитрука Ф.П. Коренчук. Ребольский пограничный отряд, 4, 5 и 6-й пограничные полки были награждены орденом Красного Знамени, двум заставам присвоены имена героев-пограничников А.В. Спекова и М.Т. Шмагрина58.

Высокий моральный дух был присущ не только воинам-пограничникам, но и их семьям. Многие жены пограничников отказывались покидать заставы, требовали выдать им оружие, чтобы вместе с мужьями идти в бой. Сотни женщин добровольно работали в госпиталях санитарками и медсестрами. Только в Ребольском госпитале уже в первый день военных действий стали ухаживать за ранеными 32 патриотки59.

Жены пограничников направляли многочисленные письма в действующие части, раненым бойцам и командирам в госпитали. В одном из них боевые подруги воинов Ковдозерского погранотряде писали: «Посылаем свой пламенный товарищеский привет вам, бесстрашным пограничникам, героически боровшимся с врагами... В боевой схватке вы получили ранепия, по будьте мужественны и стойки. Мы, жены, окажем вам всегда товарищескую помощь и, если нужно, встанем на ваше боевое место с оружием в руках.

Желаем наискорейшего выздоровления и возвращения вас в нашу родную семью»60.

Некоторые женщины принимали непосредственное участие в боях. Жена лекпома Ребольского пограничного отряда Смирнова ходила в разведку с группой лейтенанта Ефименко61, а жена начальника заставы Вера Казак, вооружившись винтовкой, доставила на командный пункт срочное донесение. Жены командиров Ребольского пограничного отряда Яшина, Зыкова, Демченко трое суток без отдыха оказывали медицинскую помощь раненым бойцам, готовили для них пищу, дежурили у телефона, поддерживали бесперебойную связь застав с пограничной комендатурой.

Жены начальников застав Сестрорецкого пограничного отряда Паничкина и Боголюбова до начала боевых действий отправили детей в штаб комендатуры, а сами, оставшись на месте, принимали раненых из частей РККА, доставляли их на санитарный пункт, помогали готовить и доставлять на позиции пищу, поддерживали порядок в помещениях застав, дежурили у телефона.

Женщины организовывали сбор подарков для воинов и отправляли их в действующие части. Только от семей начальствующего состава управления пограничных войск Карельского округа с 1 по 20 декабря было отправлено в действующие части 245 посылок с подарками на общую сумму 2 600 рублей62.

Высокий моральный дух в период советско-финляндского военного конфликта царил среди бойцов и командиров Красной Армии и Военно-Морского Флота, их боевых соратников — пограничников. В этот трудный период советский народ и его воины продемонстрировали тесную сплоченность вокруг Коммунистической партии и Советского правительства. Авантюра, затеянная империалистами и осуществленная руками финских реакционеров, потерпела крах.

12 марта 1940 г. в Москве был подписан мирный договор между Советским Союзом и Финляндией. На следующий день военные действия прекратились.

Примечания

1. Шюцкор («Суелускунта») — реакционная военизированная организация финской буржуазии и кулачества. Распущена с выходом Финляндии из войны с Советским Союзом в сентябре 1944 г.

2. См.: Центральный архив пограничных войск (далее ЦАПВ), ф. 14, оп. 224, д. 4079, л. 347.

3. См.: Советская Военная Энциклопедия. М., 1979, т. 7, с. 418.

4. См.: История второй мировой войны 1939—1945, т. 3, с. 359.

5. ЦАПВ, ф. 14, оп. 224, д. 4077, л. 103—104.

6. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг.: Сборник документов и материалов. М., 1970, с. 51—52.

7. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 53.

8. Цит. по: Похлебкин В.В. СССР — Финляндия. 260 лет отношений. 1713—1973. М., 1975, с. 287—288.

9. Кекконен У. Дружба и добрососедство. Речи и выступления. 1963—1967 / Пер. с финского. М., 1968, с. 38.

10. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 45.

11. См.: История второй мировой войны 1939—1945, т. 3, с. 359.

12. См.: История второй мировой войны 1939—1945, т. 3, с. 359—360.

13. См.: История второй мировой войны 1939—1945, т. 3, с. 359.

14. Там же, с. 360.

15. Там же.

16. Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 57.

17. См.: Внешняя политика СССР: Сборник документов. М., 1946, т. IV (1935 — июнь 1941 г.), с. 463—464.

18. Пограничные войска СССР. 4939—1941 гг., с. 59.

19. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 62.

20. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 88.

21. ЦАПВ, ф. 111, оп. 13, д. 361, л. 106—107.

22. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 81—82.

23. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 83—85.

24. См.: История второй мировой войны 1939—1945, т. 3, с. 362.

25. См.: Архив Музея пограничных войск, п. 31, д. 2, л. 3—5.

26. См.: Пограничные войска СССР, 1939—1941 гг., с. 99.

27. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 137—139.

28. См. там же, с. 139—140.

29. См.: История второй мировой войны 1939—1945, т. 3, с. 362—363.

30. См. там же.

31. См. там же.

32. См.: История второй мировой войны 1939—1945, т. 3, с. 365.

33. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 99—100.

34. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 100—101.

35. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 131—132.

36. См. там же, с. 142.

37. См.: Краснознаменный Северо-Западный пограничный округ. Л., 1973, с. 140.

38. См. так же.

39. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 67.

40. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 165.

41. Там же.

42. См.: Краснознаменный Северо-Западный пограничный округ, с. 144.

43. Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 168.

44. Там же.

45. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 169.

46. См. там же.

47. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 169—170; Никошенко И.Н. Часовые Родины. Петрозаводск, 1968, с. 21—30.

48. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 170.

49. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 175.

50. См. там же.

51. См. там же.

52. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 63.

53. См. там же.

54. См. там же, с. 76, 91.

55. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 140—141.

56. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 156—157.

57. См.: Боевой путь советских пограничных войск. М., 1967, с. 138.

58. См.: Боевой путь советских пограничных войск, с. 141.

59. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 63.

60. ЦАПВ, ф. III, оп. 13, д. 365, л. 151.

61. Там же, л. 134.

62. ЦАПВ, ф. III, оп. 13, д. 365, л. 148.

 
Яндекс.Метрика
© 2019 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты