Библиотека
Исследователям Катынского дела

Охрана советско-финляндской границы в период с марта 1940 г. по 22 июня 1941 г.

По мирному договору с Финляндией граница севернее Ленинграда отодвигалась за линию Выборг, Сортавала. К СССР отходили Карельский перешеек, ряд островов в Финском заливе, а также территория с городом Куолоярви, часть полуостровов Рыбачий и Средний в Баренцевом море. Советскому Союзу предоставлялся в аренду на 30 лет полуостров Ханко с правом создания на нем военно-морской базы, прикрывающей вход в Финский залив. Тем самым обеспечивалась безопасность морских подступов к Ленинграду1. 11 октября 1940 г. между СССР и Финляндией было заключено соглашение об Аландских островах, согласно которому Финляндия обязалась провести демилитаризацию островов и не предоставлять их другим государствам в качестве военной базы.

В соответствии с договором от 12 марта 1940 г. СССР и Финляндия обязались «взаимно воздерживаться от всякого нападения одна на другую и не заключать каких-либо союзов или участвовать в коалициях, направленных против одной из Договаривающихся Сторон»2. Однако финляндское правительство вскоре нарушило это соглашение, вступив в сговор с фашистской Германией, и стало готовиться к совместному нападению на Советский Союз.

В результате урегулирования вооруженного конфликта с Финляндией СССР значительно улучшил свое стратегическое положение на северо-западе и севере, были созданы условия для более прочной безопасности Ленинграда, Мурманска и Мурманской железной дороги. Улучшилась оперативно-стратегическая обстановка для действий Балтийского и Северного флотов.

Изменения в прохождении линии государственной границы поставили перед пограничниками новые сложные задачи по ее освоению и организации охраны. Эти задачи решались в очень сжатые сроки. По указанию Наркомата внутренних дел СССР командование Ленинградского пограничного округа приняло с 5 апреля под охрану новые участки государственной границы.

С этой целью в округе были сформированы дополнительно пограничные части: отдельный береговой отряд для охраны полуострова Ханко, а также 102-й (Элисенвара), 103-й (Кайвисто — ныне Приморск), 104-й (Териоки — ныне Зеленогорск) и отдельный пограничный дивизион сторожевых кораблей (Тронгзунд — ныне Высоцк)3. Новые формирования были созданы и в других северных пограничных округах.

С 15 мая 1940 г. была принята под охрану вся линия государственной границы с Финляндией. Здесь было выставлено 28 пограничных застав4, четыре вновь сформированных пограничных отряда и два оперативных полка5.

К частям и подразделениям, охранявшим новые участки границы, предъявлялись повышенные требования бдительности и осторожности, так как на местах недавних боев оставались мины, неразорвавшиеся снаряды, гранаты и другие боеприпасы, в то же время финская разведка усилила засылку своей агентуры на советскую территорию.

Со второй половины марта 1940 г. финские военнослужащие начали проводить фортификационные работы по западному побережью залива Виро-Лахти, сооружали ячейки и окопы, пулеметные и артиллерийские капониры, устанавливали проволочные заграждения, создавали артиллерийские наблюдательные пункты.

К концу апреля пограничники отмечали усиленное строительство укреплений и на других участках советско-финляндской границы, строительство огневых точек, противотанковых рвов и эскарпов, надолб, проволочных заграждений, артиллерийских и других наблюдательных пунктов. Летом 1940 г. командование финской армии широкими темпами проводило строительство железобетонных огневых точек. В это же время саперные части минировали мосты и дороги. Ужесточался и пограничный режим (в частности, были ограничены въезд и проживание в пограничных с Советским Союзом районах). Все это делалось для того, чтобы скрыть военные приготовления.

Спустя немногим более месяца после подписания договора финские пограничные власти стали систематически задавать вопросы советским пограничникам по уточнению прохождения линии государственной границы, хотя она уже юридически была установлена. Этим самым преследовалась цель оправдать систематические вторжения на советскую территорию вооруженных групп военнослужащих и создавать прецеденты для искусственного поддержания сложной обстановки на государственной границе. Такие вопросы, если они и могли возникать, должны были решаться через соответствующие компетентные органы по строго установленной форме. Финская же сторона ставила их недозволенным способом, через пограничные наряды. 11 апреля 1940 г. на участке 10-й заставы Выборгского пограничного отряда два финских офицера передали нашему наряду записку, в которой задавали такие вопросы: «Где теперь граница?», «Отступаете ли Вы и куда?», «Когда мы можем посоветоваться?», «Ответ через погранпункт Легкусанлахти 12 апреля 1940 г. в 10.00»6.

В провокационных целях финны стремились втянуть советских пограничников в разговоры, неоднократно назойливо предлагали сфотографироваться, задавали не относящиеся к делу вопросы и т. д.

С конца апреля 1940 г. финская пограничная стража на отдельных участках стала освещать прожекторами советскую территорию. С сопредельной стороны началось систематическое наблюдение за советской территорией и пограничными нарядами.

В середине августа 1940 г. финское командование стало приводить армию в боевую готовность: всему личному составу запретили отпуска, а те, кто в них находился, возвращались в свои части.

Ежедневно к линии границы подтягивались войска и боевая техника, среди населения распространялись слухи о скором объявлении всеобщей мобилизации. Усиливалась также пограничная стража, к линии границы прибыло несколько платформ с орудиями крупного калибра.

Все портовые сооружения и аэродромы страны были приспособлены для военных целей и предоставлены в распоряжение германского командования. К лету 1941 г. Карельская армия Финляндии в составе семи пехотных дивизий, двух пехотных и кавалерийской бригад развернулась на петрозаводском направлении7, пехотная дивизия сосредоточилась против полуострова Ханко. Как потом стало известно, этими войсками намечалось захватить южную часть Карелии и встретиться с немецкими дивизиями группы армий «Север» на реке Свирь. Другая, Юго-Восточная армия, должна была овладеть всей территорией Карельского перешейка и соединиться с немецко-фашистскими войсками в районе Ленинграда, захватить полуостров Ханко. На Балтийском море финский флот имел 7 кораблей основных классов (два броненосца береговой обороны и пять подводных лодок), 53 корабля других классов. Воздушные силы Финляндии выставили против СССР 307 самолетов8.

Готовясь к новой войне, реакционные круги Финляндии развернули широкую антисоветскую пропаганду и военную подготовку населения. Они всеми способами раздували шовинизм и стремление к реваншу, вновь вытащили на свет бредовую идею создания «Великой Финляндии». Те, кто неодобрительно относился к такой провокационной деятельности, преследовались и репрессировались.

Антисоветской пропагандой особенно активно занимались несколько ультрареакционных организаций. Среди них выделялся созданный в 1940 г. «Союз фронтовиков», объединивший злобных антисоветчиков — участников боев против нашей страны в 1918—1922 гг. и в 1939—1940 гг. Эта организация, кроме того, готовила кадры для выполнения разведывательных заданий. «От каждого члена «Союза фронтовиков», — говорилось в его уставе, — требуются не только верноподданнические излияния, участие в войнах... но он должен также беспрекословно выполнять все задания в нашей стране и, если потребуется, за границей...»9

Старая профашистская военизированная организация «Шюцкор» после окончания военных действий также развернула антисоветскую деятельность, стремясь тем самым отвлечь народные массы от проблем безработицы, материальных затруднений.

Объединившиеся в шюцкоровских формированиях реакционные элементы зачастую привлекались к провокационным вылазкам на советско-финляндской границе.

Спустя всего лишь десять дней после подписания советско-финляндского договора финские разведывательные органы стали засылать на советскую территорию свою агентуру, вооруженные группы финских военнослужащих в провокационных целях нарушали государственную границу СССР.

17 июня в 3 часа ночи в деревне Тужино Ребольского района трое вооруженных финнов ворвались в дом председателя колхоза Пряккиева и потребовали от него показать дорогу в поселок Пенинга. Подошедшего к этому времени к дому колхозника Тареева они также заставили пойти вместе с ними. В трех километрах от деревни налетчики учинили советским гражданам допрос, пытаясь получить сведения о дислокации воинских частей в Реболах и состоянии колхоза10.

В последующем финские военнослужащие в одиночку и группами неоднократно нарушали государственную границу.

7 августа пять финских солдат проникли на советскую территорию в районе селения Большозеро, остановили колхозницу, у которой пытались выведать расположение частей Красной Армии. Начался их поиск. 9 августа пограничники настигли финнов в 40 км от границы в районе Реболы и вступили с ними в перестрелку, в результате двое солдат были убиты, остальные скрылись за границу11. В тот же день еще два разведчика были переброшены на территорию Ухтинского района. Пограничники обнаружили их в 46 км от государственной границы. Нарушителям удалось уйти за рубеж, но задания они не выполнили.

В октябре 1940 г. в тылу участка Совдозерского отряда пограничный наряд обнаружил трех вооруженных людей. Имея специальную подготовку и пользуясь лесистой местностью, финские разведчики после короткой перестрелки стали отходить к границе. Начался поиск, в который включились силы из пограничного отряда. Все скрытые выходы к границе были перекрыты, по обнаруженному служебной собакой следу более 40 км шло преследование. Около деревни Кокары нарушители были настигнуты и в перестрелке уничтожены. По изъятым документам было установлено, что это финские офицеры. Они имели при себе пистолеты, топографические карты с пометками населенных пунктов, где дислоцировались части Красной Армии12.

Двое финских разведчиков были убиты 9 октября 1940 г. при вооруженном столкновении в районе Лахденпохья.

У нарушителей изъяли пистолеты, карту с нанесенной линией границы, дислокацией пограничного отряда и застав, радиоаппаратуру, дневник с маршрутными записями разведывательного характера13.

16 июня 1941 г. пограничный наряд обнаружил двух вооруженных нарушителей границы. Пользуясь густым лесом и кустарником, лазутчики скрылись. Началось преследование, в розыск включились дополнительные силы. Операцию, которая продолжалась более суток, возглавил опытный пограничник полковник Андреев. Трижды, после короткой перестрелки, разведчикам удавалось скрыться в лесной чаще. В четвертой перестрелке один из них был убит, другой, замаскировавшийся на дереве, ранен и захвачен живым14.

Борьба с агентами и кадровыми разведчиками спецорганов на границе с Финляндией была сложной, требовала собранности, высокой дисциплины, стойкости, физической выносливости, хорошего знания местности, высокой выучки и чекистского мастерства. Часто нарушителей границы пограничники обнаруживали в тылу и задерживали или уничтожали только после длительного преследования.

С июня 1940 г. финские пограничные власти стали устраивать всевозможные провокации против пограничников и населения, проживавшего вблизи границы или выполнявшего там хозяйственные работы. 13 июня четыре финских солдата подошли к линии границы, один из них стал демонстративно целиться из пистолета в пограничников 2-го погранпоста лейтенанта Кармашева и красноармейца Олейника, проверявших линию государственной границы15.

С середины августа 1940 г. финские военнослужащие от угроз перешли к обстрелу советской территории и пограничников. 17 августа в районе Суоярви группа неизвестных с финской территории обстреляла из автоматов пограничный наряд и убила красноармейца Соколова. 19 августа на этом же участке пограничный наряд также был обстрелян автоматными очередями с территории Финляндии16.

В сентябре 1940 г. на участке 2-й заставы Совдозерского отряда провокаторы убили пограничника, находившегося в наряде17. 28 ноября 1940 г. три финских солдата с короткого расстояния произвели несколько прицельных выстрелов по наряду 9-й заставы Калевальского пограничного отряда.

В июне 1940 г. участились случаи нарушения мелкими финскими судами советских территориальных вод с разведывательными целями в районе полуострова Ханко. С судов производилась высадка людей на многочисленные неохраняемые острова, принадлежащие Советскому Союзу. Нарушения советских территориальных вод и высадка разведчиков отмечались и в других местах. 21 июня на стыке участков 5-й и 6-й застав Выборгского отряда пограничники задержали лодку, с которой высаживались два нарушителя, имевшие задание пробраться в глубинные районы СССР18.

С первой половины июня 1940 г. границу стали нарушать с разведывательными целями и финские самолеты.

С 17 июня воздушная разведка особенно активизировалась. 18 июня финские самолеты четыре раза на большой высоте пересекали границу на нескольких направлениях, углубляясь на советскую территорию от 3 до 80 км.

19 июня в полдень на участке Сортавальского пограничного отряда в советское воздушное пространство на высоте около 900 м вторгся самолет, который пролетел над пограничной заставой, аэродромом и возвратился в Финляндию19. 19 и 20 июня вновь последовали четырехкратные групповые нарушения советского воздушного пространства. В трех случаях на мурманском направлении самолеты-нарушители проникли в тыл от 2 до 15 км. Только за три дня было зафиксировано 12 разведывательных полетов над территорией СССР.

25 ноября 1940 г. в районе острова Питкяярви на высоте 600 м нарушили границу два самолета. Углубившись на территорию СССР до 20 км, самолеты-нарушители совершили разведывательный полет протяженностью около 60 км над районом Сортавала. Отсутствие на этом направлении средств противовоздушной обороны позволило финским самолетам возвратиться за рубеж.

Перед нападением фашистской Германии на Советский Союз германское командование на различных участках также проводило массовую воздушную разведку. 21 июня 1941 г. четыре иностранных самолета нарушали границу СССР в районах села Оланга и Кольского полуострова.

После урегулирования советско-финляндского конфликта империалистические государства, и особенно фашистская Германия, не только продолжали подстрекать финскую реакцию к враждебным действиям против своего соседа, по и сами резко активизировали шпионскую и иную подрывную деятельность против СССР в этом районе. Советские пограничники, охранявшие границу на Севере, все чаще стали сталкиваться с действиями германской разведки и на суше, и на море.

Германские рыболовные суда неоднократно заходили в советские территориальные воды не только с целью хищения рыбы, но и для выполнения шпионских заданий. 20 апреля 1940 г. пограничники Мурманского округа в районе губы Парчниха и острова Большой Олений задержали 5 немецких траулеров, производивших лов рыбы в советских территориальных водах20. На задержанных судах оказались мощные радиопередатчики, какими не оборудовались обычные рыболовные траулеры, а на навигационных картах были нанесены советские военные береговые объекты.

В 1940 г. сухопутную и морскую границу Финляндии с СССР охраняли уже не только финские, но и германские войска.

С весны 1941 г. вблизи советских территориальных вод стали часто появляться немецкие корабли, изучавшие район будущих военных действий. Германские самолеты нарушали границу на Кольском полуострове. Командование вермахта в этом районе сосредоточивало войска и флот. К началу Великой Отечественной войны на Северном театре военных действий гитлеровская Германия имела 8 эскадренных миноносцев, 6 подводных лодок, 35 сторожевых кораблей и одно учебное судно. На севере Норвегии дислоцировалась немецкая полевая отдельная армия «Норвегия». Эти силы имели целью—нанести удар на мурманском направлении, захватить Мурманск, отрезать полуострова Кольский и Рыбачий, лишить советский Северный флот основных баз.

Со второй половины июня 1941 г. правительство Финляндии объявило мобилизацию восьми призывных возрастов. Из, пограничных городов стали эвакуировать детей. В город Равапием прибыла германская пехотная дивизия21.

Приведенные факты свидетельствуют о том, что финские реакционные круги вступили в преступный сговор с фашистской Германией и, не считаясь с интересами своего народа, втягивали страну в пучину новой войны против Советского Союза. Эта преступная политика обернулась трагедией для Финляндии.

Несмотря на враждебность фашистской Германии и Финляндии к СССР, советский народ, его Вооруженные Силы и их составная часть — пограничные войска воспитывались в духе уважительного отношения к немецкому и финскому народам. Такое направление в воспитании вытекало из самой сути социалистического строя, коммунистической идеологии. Воспитанные в духе дружбы к народам других стран, советские пограничники, ведя беспощадную борьбу с нарушителями государственной границы, приходили на помощь иностранцам, терпящим бедствие вблизи границы. 11 января 1941 г. в южной части острова Даго финская шхуна, шедшая с грузом из Германии, наскочила на камни, получила пробоину и стала тонуть. На помощь вышло спасательное пограничное судно. В сложных погодных условиях советские воины сняли команду шхуны, которая вскоре затонула.

Чем ближе ощущалось дыхание войны, тем более энергичные меры принимали партия и правительство по укреплению советских границ. Отражение агрессии на северо-западе страны возлагалось на войска Ленинградского округа, Северный и частично Балтийский флоты. Важнейшие тыловые объекты с воздуха прикрывали войска ПВО Северной зоны. 14-я армия и Северный флот защищали мурманское и Кандалакшское направления, 7-я армия прикрывала петрозаводское направление. 23-я армия с частью сил Краснознаменного Балтийского флота прикрывала Ленинград с северо-запада22.

Принимались дополнительные меры и по укреплению пограничных войск, охранявших советско-финляндскую и северную границы. В конце 1940 г. в распоряжение пограничников Мурманского округа прибыли быстроходные 55-тонные катера МО-4. На их вооружении находились две 45-мм пушки, два крупнокалиберных пулемета, по бортам и на корме — бомбосбрасыватели. Эти катера успешно проводили задержание рыболовецких и других судов-нарушителей в советских территориальных водах и обладали хорошими свойствами поиска и уничтожения подводных лодок противника.

На каждой заставе были построены блокгаузы, необходимые для действий по. отражению нападения противника.

С вторжением германских войск в Норвегию обстановка на северном участке границы значительно усложнилась. В этой связи все пограничные части Мурманского округа перешли в повышенную боевую готовность. На побережье Кольского полуострова была введена 50-километровая запретная пограничная зона, в нее полностью были включены полуострова Рыбачий и Средний. В пограничных районах советско-финляндской границы в мае 1940 г. были введены 800-метровые пограничные полосы и 22-километровые пограничные зоны, где устанавливался более строгий режим, чем в обычной пограничной зоне, а на участках Кингисеппского, Гдовского, Полновского, Середикинского, Псковского, Палкинского и Островского районов Ленинградской области вводилась 7,5-километровая пограничная запретная зона. Эта же зона устанавливалась в водах и на островах Финского залива на расстоянии одной мили к западу от линии форт Инофорт Краснофлотский и остров Котлин (Кронштадт). Введение запретной зоны обеспечивало условия плотного прикрытия подступов к Ленинграду и его жизненно важным оборонительным объектам со стороны сопредельных государств от проникновения агентов иностранных разведок.

В 800-метровой полосе, 22- и 7,5-километровой пограничной зоне передвижение и производство каких-либо работ разрешалось только с ведома пограничных войск, запрещался въезд дачников. Лица, пытавшиеся нарушать установленный порядок въезда, строго наказывались советским правосудием.

В декабре 1940 г. с целью усиления охраны побережья Балтийского моря была установлена запретная пограничная зона на островах Сааремаа, Хиумаа, Рухну, Абрука, Кихну, Муху, Вормси, полуостровах Палдиски, на приграничных дорогах вдоль побережья.

Подводя итоги деятельности пограничных войск по охране советско-финляндской границы после окончания военного конфликта и до начала Великой Отечественной войны, можно выделить три этапа.

Первый — с 12 марта по 1 апреля 1940 г. На этом этапе осуществлялось восстановление нарушенной системы охраны государственной границы, рекогносцировка и выход на большинстве участков на новую линию государственной границы.

Второй — с апреля по август 1940 г., когда пограничники несли напряженную службу на новой линии государственной границы.

Третий — с 8 августа 1940 г. по 22 июня 1941 г. В это время охрана границы осуществлялась в условиях подготовки финской реакции к войне против СССР на стороне фашистской Германии.

На всех этих этапах советские пограничники успешно решали задачи по обеспечению надежной охраны границы и активно готовились к обороне на случай военных действий.

Примечания

1. См.: Внешняя политика СССР, т. IV, с. 495.

2. Внешняя политика СССР, т. IV, с. 495.

3. См.: Краснознаменный Северо-Западный пограничный округ, с. 150.

4. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 188.

5. См. там же, с. 194.

6. Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 185—186.

7. См.: На страже границ Советского государства, кн. 3, с. 269.

8. См.: История второй мировой войны 1939—1945. М., 1975, т. 4, с. 24.

9. ЦАПВ, ф. 14, оп. 224, д. 55, л. 5.

10. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 189.

11. См. там же, с. 199—200.

12. См.: На страже границ Советского государства, кн. 3, с. 268—269.

13. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 201.

14. См. там же, с. 218.

15. См. там же, с. 190.

16. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 200.

17. См.: На страже границ Советского государства, кн. 3, с. 268.

18. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 195.

19. См. там же, с. 189.

20. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 186.

21. См.: Пограничные войска СССР. 1939—1941 гг., с. 219.

22. См.: История второй мировой войны 1939—1945, т. 4, с. 26.

 
Яндекс.Метрика
© 2019 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты