Библиотека
Исследователям Катынского дела

На правах рекламы:

компьютерные мыши оптом и купить компьютерные мыши оптом

Программы для раскрутки сайта бесплатно

Ремонт iPhoneОн получил огромную популярность среди пользователей, поэтому замена стекла ipad air услуга востребованная. Стекло на iPad Air, как и на всех планшетах Apple, подвержено механическому повреждению. При неаккуратном обращении стекло может дать трещину или вовсе рассыпаться на мелкие осколки.

• Печи камины бавария призматик на сайте http://центр-печей.рф.

Кровавый протокол сталинского политбюро

В тот, обычный ничего плохого не предвещающий для Польши день, — 21 августа 1939 года в 21 час 30 минут Сталин своей личной телеграммой поставил в известность Гитлера о том, что он готов и согласен подписать двусторонний пакт о ненападении, а также секретный дополнительный протокол. Это стало началом и прологом страшной трагедии в истории польского народа.

23 августа министр иностранных дел Третьего рейха фон Риббентроп и народный комиссар иностранных дел первого в мире государства рабочих и крестьян Молотов подписали советско-германский пакт о ненападении и дополнительный секретный протокол, второй пункт которого предопределял раздел Польши.

«В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Польского государства, граница совместных интересов Германии и СССР\ будет приблизительно проходить по линии рек Наров, Вислы и Сана.

Вопрос, является ли в обоюдных интересах желательным сохранение независимого Польского Государства, и каковы будут границы этого государства, может быть окончательно выяснен только в течение дальнейшего политического развития».

По крайней мере, для себя, дальнейшую судьбу Польши, как государства, два вождя Гитлер и Сталин уже решили.

На рассвете 17 сентября 1939 года начался «освободительный поход Красной Армии на территорию Польши с целью обеспечения безопасности и защиты братских белорусского и украинского народов».

В результате боевых действий, однако, война Польше не была объявлена, по неполным данным к началу ноября 1939г. в плен попало около 250 тысяч солдат и офицеров польской армии. Все они стали пленниками необъявленной войны.

НОТА НАРОДНОГО КОМИССАРА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ СССР В.М. МОЛОТОВА ПОСЛУ ПОЛЬШИ В СССР В. ГЖИБОВСКОМУ

17 сентября 1939 г.

Господин посол!

Польско-германская война выявила внутреннюю несостоятельность Польского государства. В течении десяти дней военных операций Польша потеряла все свои промышленные районы и культурные центры. Варшава, как столица Польши, не существует больше. Польское правительство распалось и не проявляет признаков жизни. Это значит, что Польское государство и его правительство перестали существовать. Тем самым прекратили свое действие договоры, заключенные между СССР и Польшей. Предоставленная самой себе и оставленная без руководства, Польша превратилась в удобное поле для всяких случайностей и неожиданностей, могущих создать угрозу для СССР. Поэтому, будучи доселе нейтральным, Советское правительство не может больше нейтрально относится к этим фактам.

Советское правительство не может также безразлично относиться к тому, чтобы единокровные украинцы и белорусы, проживающие на территории Польши, брошенные на произвол судьбы, оставались беззащитными.

Ввиду такой обстановки Советское правительство отдало распоряжение Главному командованию Красной Армии дать приказ войскам перейти границу и взять под свою защиту жизнь и имущество населения Западной Украины и Западной Белоруссии.

Одновременно Советское правительство намерено принять все меры к тому, чтобы вызволить польский народ из злополучной войны, куда он был ввергнут его неразумным руководством, и дать ему возможность зажить мирной жизнью.

Примите, господин посол, уверения в совершенном к Вам почтении.

  Народный комиссар
иностранных дел СССР

В. Молотов.

* * *

Сталин и его опричники из руководства НКВД разместили польских военнопленных и других лиц в трех лагерях: Козельском, Старобельском и Осташковом. В тяжелых условиях плена надеялись сломать их морально и физически, а в дальнейшем используют интенсивную идеологическую обработку, чтобы перевоспитать элиту польского государства в духе преданности учению Ленина — Сталина.

Как явствует, из политдонесений из лагеря темы лекций и бесед были наиболее «актуальными»:

1. СССР — самая демократическая страна в мире.
2. Братский союз народов СССР. Осуществление ленинско-сталинской политики.
3. Буржуазный и социалистический демократизм.
4. Книга И. В. Сталина «Марксизм и национальный вопрос».

В вопросе высылки и ликвидации целых народов «Коба» был непревзойденным авторитетом.

Но, к сожалению, польские военнослужащие не хотели проникаться и «пропитываться» идеями преимуществ социализма и торжества сталинской национальной политики. Все это было им глубоко чуждо.

Они не отказались от своей родины — Польши, ни от католической религии, ни от политических взглядов и нравственных убеждений. Они по-прежнему хотели вести борьбу за восстановление независимой родины — Речи Посполитой.

Выписка из докладной записки заместителю наркома НКВД Чернышову от 01.12.1939 года «О состоянии Козельского лагеря НКВД для военнопленных».

Офицерский состав военнопленных по прибытии в лагерь обратил внимание на то, что они концентрируются в одном месте и что их содержание, видимо, будет более длительным, стали предъявляться повышенные требования по содержанию, например, выдачи им денег в виде «жалования», выдачи сапожных щеток, гуталина и пр.

Некоторые офицеры проявляют патриотические чувства, открыто высказывают, что «еще Польша будет существовать в таком виде, в каком она была».

Ряд офицеров, когда находились вместе с солдатами, срезали свои звездочки, то теперь, когда в лагере содержатся одни офицеры, стали восстанавливать чинопочитание, а некоторые из них вновь нашили знаки отличия — «звездочки» — на погонах.

В большинстве своем офицерский состав религиозен, был случай, когда в одном из корпусов пытались провести молебствие, но при появлении политработников лагеря случай был предотвращен и тут же было разъяснено, что впредь за подобные попытки проведению молебствий виновные будут нести ответственность.

Подобные сводки регулярно докладывались Берии и Сталину. Неутешительная в целом была картина «для великого вождя».

Между Сталиным и Берией неоднократно состоялись разговоры о «нежелательном» поведении польских военнопленных. Только с согласия и благословения «отца всех народов», докладная записка Берии Сталину с предложением расстрелять польских офицеров из трех специальных лагерей для военнопленных была вынесена на рассмотрение Политбюро ЦК ВКП(б) 5 марта 1940 года.

Лаврентий Берия, как никто другой, предвидел и предугадывал настроение своего Хозяина и прилагал все усилия для их осуществления, за что и продержался на довольно опасном кресле народного комиссара НКВД СССР до самой смерти «великого вождя».

Один неправильный и необдуманный шаг, не так сказанное слово и можно было разделить судьбу «бывших главных чекистов СССР» Ягоды и Ежова.

№ 794 (Б)

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

ЦК ВКП(б)
товарищу Сталину

В лагерях для военнопленных НКВД СССР ы в тюрьмах западных областей Украины и Белоруссии в настоящее время содержится большое количество бывших офицеров польской армии, бывших работников польской полиции и разведывательных органов, членов польских националистических контрреволюционных партий, участников вскрытых контрреволюционных повстанческих организаций, перебежчиков и др. Все они являются заклятыми врагами советской власти, переисполненными ненависти к советскому строю.

Военнопленные офицеры и полицейские, находясь в лагерях, пытаются продолжать контрреволюционную работу, ведут антисоветскую агитацию. Каждый из них только и ждет освобождения, чтобы иметь возможность активно включиться в борьбу против советской власти.

Органами НКВД в западных областях Украины и Белоруссии вскрыт ряд контрреволюционных повстанческих организаций. Во всех этих контрреволюционных организациях активную руководящую роль играли бывшие офицеры бывшей польской армии, бывшие полицейские и жандармы.

Среди задержанных перебежчиков и нарушителей госграницы также выявлено значительное количество лиц, которые являются участниками контрреволюционных шпионских и повстанческих организаций.

В лагерях для военнопленных содержится всего (не считая солдат и унтер-офицерского состава) 14736 бывших офицеров, чиновников, помещиков, полицейских, жандармов, тюремщиков, осадников и разведчиков, по национальности свыше 97% — поляки.

Из них:

генералов, полковников и подполковников — 295
майоров и капитанов — 2080
поручиков, подпоручиков и хорунжих — 6049
офицеров и младших командиров полиции, пограничной охраны и жандармерии — 1030
рядовых полицейских, жандармов, тюремщиков и разведчиков — 5138
чиновников, помещиков, ксендзов и осадников — 144

В тюрьмах в западных областей Украины и Белоруссии всего содержится 18 632 арестованных (из них 10 685 поляков), в том числе:

бывших офицеров — 1207
бывших полицейских, разведчиков и жандармов — 5141
шпионов и диверсантов — 347
бывших помещиков, фабрикантов и чиновников — 465
членов различных контрреволюционных и повстанческих организаций и разного контрреволюционного элемента перебежчиков — 6127

Исходя из того, что все они являются закоренелыми, неисправимыми врагами советской власти, НКВД СССР считает необходимым:

1. Предложить НКВД СССР:

1) дела о находящихся в лагерях для военнопленных 14700 человек бывших польских бывших офицеров, чиновников, помещиков, полицейских, разведчиков, жандармов, осадников и тюремщиков;
2) а также дела об арестованных и находящихся в тюрьмах западных областей Украины и Белоруссии в количестве 11000 человек членов различных контрреволюционных, шпионских и диверсионных организаций, помещиков, фабрикантов, бывших польских офицеров, чиновников и перебежчиков — рассмотреть в особом порядке у с применением к ним высшей меры наказания — расстрела.

2. Рассмотрение дел провести без вызова арестованных и без предъявления обвинения, постановления об окончании следствия и обвинительного заключения в следующем порядке:

а) на лиц у находящихся в лагерях военнопленных — по справкам, представляемым управлением по делам военнопленных НКВД СССР;
б) на лиц, арестованных — по справкам из дел, представляемым НКВД УССР и НКВД БССР.

3. Рассмотрение дел и вынесение решения возложить на тройку, в составе т.т. Берия, Меркулова и Баштакова (начальник 1-го спецотдела НКВД СССР).

  Народный комиссар
внутренних дел Союза ССР

Л. Берия

По тексту документа и на полях шли личные подписи Сталина, Ворошилова и Микояна, которые были сделаны, синим карандашом. Подпись Молотова -простым карандашом. На полях документа, по всей видимости, работником аппарата секретариата была сделана запись:

Калинин — за;
Каганович — за.

Воздержавшихся и несогласных не было. Вместо Берии в состав «тройки» Сталин включил заместителя Берии — Кобунова. В такой редакции и была вынесена записка Берии на обсуждение Политбюро 5 марта 1940 г.

В номенклатуре дел вопрос о расстреле 14 700 польских офицеров проходил под № 144 и назывался просто и обыденно: «Вопрос НКВД СССР». Если граждан СССР «вождь всех народов» расстрелял сотни тысяч, то уничтожить двадцать тысяч поляков для него не представляло проблемы. Есть человек — есть проблема. Нет человека — нет проблемы.

Вопрос о расстреле польских офицеров был рассмотрен на заседании Политбюро и решение принято единогласно.

СТРОГО СЕКРЕТНО
ИЗ ОСОБОЙ ПАПКИ

Всесоюзная Коммунистическая Партия (большевиков).
Центральный Комитет.

№ П13/144
5 марта 1940

Выписка из протокола №13 заседания Политбюро ЦК от... 193... г.

Решение от 05.03.1940г.
144. — Вопрос НКВД СССР.

I. Предложить НКВД СССР:

1) Дела о находящихся в лагерях для военнопленных 14700 человек бывших польских бывших офицеров, чиновников, помещиков, полицейских, разведчиков, жандармов, осадников и тюремщиков;
2) а также дела об арестованных и находящихся в тюрьмах западных областей Украины и Белоруссии в количестве 11000 человек членов различных контрреволюционных, шпионских и диверсионных организаций, помещиков, фабрикантов, бывших польских офицеров, чиновников и перебежчиков — рассмотреть в особом порядке, с применением к ним высшей меры наказания — расстрела.

II. Рассмотрение дел провести без вызова арестованных и без предъявления обвинения, постановления об окончании следствия и обвинительного заключения в следующем порядке:

а) на лиц, находящихся в лагерях военнопленных, — по справкам, представляемым управлением по делам военнопленных НКВД СССР;
б) на лиц, арестованных — по справкам из дел, представляемым НКВД УССР и НКВД БССР.

III. Рассмотрение дел и вынесение решения возложить на тройку, в составе т.т. Кобулов, Меркулова и Баштакова (начальник 1-го спецотдела НКВД СССР).

Секретарь ЦК

Решение сталинского Политбюро от 5 марта 1940 года окончательное и обжалованию не подлежит, неукоснительно должно быть выполнено. Такова воля «отца всех народов».

14 марта 1940 года на совещание в Москву были вызваны начальники УНКВД по Смоленской, Калининской (в настоящее время Тверской), Харьковской областям, их заместители, ряд руководящих работников центрального аппарата НКВД.

Совещание проводил заместитель Берии, Кабулов, и носило инструктивный характер.

Заместитель Берии сообщил присутствующим, что имеется решение высшей инстанции о расстреле представителей карательных органов Польши, которые были захвачены в плен в результате Освободительной миссии Красной Армии.

Всего должно быть расстреляно 15000 человек.

Предстояла чудовищная кровавая акция.

Фотокопия выписки из протокола заседания политбюро ЦК ВКПБ от 5 марта 1940 года
Фотокопия выписки из протокола заседания политбюро ЦК ВКПБ от 5 марта 1940 года

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
Яндекс.Метрика
© 2017 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты