Библиотека
Исследователям Катынского дела

Старобельск — Харьков. Путь в бездну

На расстрел в Харьков военнопленных везли из Старобельского спецлагеря НКВД. Из трех лагерей это был особый, самый привилегированный лагерь.

По решению самого товарища Берия лагерь предназначался для высшего командного состава польской армии и государственных чиновников высокого ранга.

№ 4444/Б

Совершенно секретно
Вручить немедленно
С изъятием ленты

Записка по проводу

Ворошиловград — УНКВД т. Череватенко
Старобельск — начальнику лагеря т. Бережкову
Копия: НКВД УССР тов. Горлинскому

Старобельский лагерь предназначен для размещения военнопленных генералов и крупных военных о государственных чиновников. Все остальные категории военнопленных подлежат направлению в соответствии с директивой НКВД №4441/Б от 3 октября 1939 г.

Предлагаю провести по лагерю следующие мероприятия:

1. Выделить отдельные, лучшие помещения для размещения генералов, полковников, подполковников и крупных военных и государственных чиновников, с расчетом предоставления каждому военнопленному указанной территории койки с постельными принадлежностями.

2. Всех остальных офицеров разместить с предоставлением каждому отдельного места с постельными принадлежностями.

3. Организовать улучшенное питание генералам и офицерам в пределах установленных для них норм отпуска продовольствия.

4. Строго соблюдая установленный для лагеря режим, обеспечить хорошее обращение со всеми военнопленными и культурное обслуживание их, для чего будут направлены кинопередвижки, редакции газет, походная топография и другое культимущество.

5. 3-му отделу УНКВД и особому отделению лагеря обеспечить тщательный контроль переписки военнопленных, выявление переписки с применением шифра и тайнописи.

Путем подбора соответствующей агентуры организовать выявление работников разведывательных органов и руководителей антисоветских зарубежных организаций, добиваясь вскрытия методов работы этих организаций, ближайших задач и известной им агентуры.

* * *

В Старобельском спецлагере находилось восемь польских генералов:

— Леонид Биллевич;
— Станислав Халлер;
— Александр Ковалевский;
— Казимеж Луковский;
— Францишек Сиковский;
— Константин Плисовский;
— Леонард Скерский;
— Петр Скуратович.

А также 55 полковников, 130 подполковников, 320 майоров, 850 капитанов, 2528 других категорий офицеров, среди них было 600 офицеров-летчиков, около 400 врачей, а также представители духовенства, крупные государственные чиновники.

Бериевские подручные использовали весь арсенал по «перевоспитанию» польских офицеров в духе преданности делу Ленина — Сталина. Проводились беседы, читались лекции, организовывался просмотр кинофильмов. С самой интересной и актуальной тематикой:

1. СССР — самая демократическая страна в мире.
2. Братский союз народов СССР. Осуществление ленинско-сталинской политики.
3. Буржуазный и социалистический демократизм.
4. Книга И.В. Сталина «Марксизм и национальный вопрос».

И даже было организовано социалистическое соревнование сотрудников Козельского лагеря с сотрудниками Старобельского лагеря. Социалистическое соревнование между лагерями смерти.

№ 2066996
Комиссару Козельского лагеря НКВД
старшему политруку тов. Алексееву
гор. Козельск

Работники Старобельского лагеря включились в предоктябрьское социалистическое соревнование и вызывают на соревнование сотрудников Козельского лагеря.

Посылая Вам копию договора работников Старобельского лагеря, политотдел Управления НКВД СССР по делам о военнопленных рекомендует подойти к принятию вызова со всей серьезностью и ответственностью за взятые обязательства.

Организуйте тщательную подготовку к собранию, обсудите взятые обязательства старо-бельцами по отделения Вашего лагеря с тем, чтобы работники каждого отделения могли взять обязательства конкретно по своей отрасли работы; суммировав обязательства всех отделений, поставьте их на обсуждение актива и после вынесите на собрание для утверждения.

О принятии вызова незамедлительно сообщите Старобельскому лагерю и в политотдел.

Осветите ход обсуждения договора, отношения сотрудников к этому мероприятию (как приняли, какие вносились дополнения, активность при обсуждении и т. д.).

  Комиссар Управления
НКВД СССР
полковой комиссар


<Нехорошев>

Вдумайтесь уважаемый читатель в смысл происходившего. Чудовищный абсурд происходит в тяжелом бреду или кадр из фантастического фильма ужасов о далекой прошлой человеческой цивилизации. Жестокое насилие над здравым смыслом.

О правах человека и Женевской конвенции и говорить не приходится. Хотя, однажды, единственный раз вспомнили в Старобельском лагере в качестве военнопленных находилось около 400 врачей, которые неоднократно обращались к начальнику лагеря Бережкову с требованием прекращения незаконного их содержания согласно Женевской конвенции. Бережков обращается к своему высокому начальству в Москву, с просьбой прислать ему материалы Женевской конвенции. Ответ был незамедлительный.

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

Начальнику
Старобельского лагеря НКВД
для военнопленных
капитану госбезопасности
Тов. Бережкову

На 4-5/22 от 4/11. 39 г.

Женевская конвенция врачей не является документом, которым Вы должны руководствоваться в практической работе.

Руководствуйтесь в работе директивами Управления НКВД по делам о военнопленных.

  Начальник Управления
НКВД УССР
по делам о военнопленных
Майор



(Сопруненко)
  Начальник 2 Отдела Управления
НКВД СССР по делам
о военнопленных
Лейтенант Госбезопасности



(Маклявский)

Вот так. Не умничайте товарищ Бережков, а руководствуйтесь ведомственными инструкциями.

Несмотря на громадную работу, проделанную подчиненными Берии по «идейно-политическому перевоспитанию» польских офицеров, последние никак не хотели «пропитываться» духом Ленина-Сталина, преимуществом социализма и творчества Сталинской национальной политики.

Все это польским офицерам было глубоко чуждо. Большинство из них с чувством ненависти относились и к социализму, и к «великому Сталину» и его подручникам. Поэтому чекистами в лагере была «раскрыта» «антисоветская организация военнопленных офицеров бывшей Польской армии и офицерское подполье».

Идеологическая и морально-психологическая обработка военнопленных польских офицеров не всегда проходила гладко, как хотелось бы, часто случались срывы и нестыковки на таком ответственном участке работы.

Из докладной записки оперативной группы НКВД СССР командированных в Старобельский лагерь в конце ноябре 1939 года.

Народному Комиссару
Внутренних Дел
Союза ССР
тов.
Берии Л. П. г. Москва

СОВ. СЕКРЕТНО

Запиской от 20 ноября с.г. мы докладывали Вам о вскрытой в Старобельском лагере антисоветской организации военнопленных офицеров бывшей Польской армии.

Работе офицерского подполья в известной степени способствовало почти полное отсутствие политической и культурно-просветительной работы политаппарата лагеря, возглавляемого комиссаром Киршиным.

Вместо того чтобы организовать через политаппарат культурно-просветительные мероприятия, позволяющие вести и политическую обработку младших и запасных офицеров, комиссар лагеря бездеятельностью дал возможность антисоветскому активу военнопленных офицеров взять инициативу в свои руки.

Популярное дело создания культ<урно>-просвет<ительных> кружков среди ничем не занятых военнопленных, было успешно использовано для создания подпольной организации.

Перед тем, как приступить к ликвидации этого подполья, мы информировали комиссара и рекомендовали ему ряд мероприятий по развертыванию политической и культ<урно>-просветительной работы среди военнопленных.

Не успели мы начать изъятие намеченных к аресту участников в организации, как комиссар Киршин, действуя по своему усмотрению, направился в бараки военнопленных и в разговорах с отдельными активистами подполья начал «разоблачать» их деятельность, доказывать нелегальный, антисоветский характер работы и т. п., выболтав тем самым нашу осведомленность о наличии организации и дав возможность участникам организации приготовиться.

Допустив такой промах, комиссар Киршин, вместе с тем, не обеспечил реализацию намеченных ним мероприятий по развертыванию политической и культурно-просветительной работы, которая должна была ослабить антисоветскую работу офицерского актива и усилить выгодное для нас политическое воздействие на военнопленных.

Даже перед отправкой из Старобельского лагеря военнопленные польские офицеры не теряли присутствие духа.

Вот что докладывали заместителю Наркома НКВД Меркулову его помощники по кровавой трагедии Воробьев и Нехорошев.

НК-5

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

ЗАМЕСТИТЕЛЮ НАРОДНОГО КОМИССАРА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА ССР КОМИССАРУ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ З РАНГА ТОВ. МЕРКУЛОВУ.

Политдонесение

В связи с отправкой, настроение военнопленных, несмотря на то, что отдельные из них пытаются вести подрывную деятельность, распространяют слухи, что: «Отправляют в Сибирь», «Отправляют в Соловки», «Отправляют на необитаемый остров», «Отправляют в германские лагеря», «Отправляют в Карелию строить дороги» и т. п.

Отдельные из военнопленных при прощании выступают с призывом: «Стойко держаться в будущих болях за великую Польшу, чтобы с нами не делали, Польша была и будет».

В одном из блокнотов военнопленный зачитывал составленное им воззвание: «Держаться стойко за честь польского офицера, за будущую великую Польшу».

Обреченные еще не догадывались, да и не могли знать, что в Харькове в подвалах внутренней тюрьмы НКВД их ждет черная бездна смерти.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
Яндекс.Метрика
© 2017 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты