Библиотека
Исследователям Катынского дела

На правах рекламы:

грузинские танцы Лэнд,для детей и взрослых в московской области

дача сад огород Семена почтой

• На сайте http://vezuviy.su печка на баню.

Конвейер смерти НКВД

К расстрелу польских офицеров в Харькове подручные Берии готовились наиболее тщательно, ведь предстояло ликвидировать элиту польского общества и ошибки здесь не должно было быть.

Тем более, было благословение на этот «героический подвиг» самого «отца всех народов» и приказ главного чекиста СССР за №00350 от 22 марта «О разгрузке тюрем НКВД УССР и БССР».

Списки подлежащих расстрелу польских офицеров в Харькове составлялись в 1-м спецотделе НКВД в Москве. В каждом списке содержалось предписание начальнику Старобельского спецлагеря НКВД направлять указанных польских офицеров в Харьков, в распоряжение начальника УНКВД.

СПРАВКА

О количестве полученных из Управления НКВД СССР по делам о военнопленных на отправку из Старобельского лагеря за время с 3 апреля по 10 мая 1940 г.

№ п\п № списков От какого числа На сколько человек Примечание
1 2 3 4 5
1. б/н 3. IV.1940 г. 98
2. 06/2 «—» 100
3. 06/3 «—» 100
4. б/н «—» 83
5. б/н «—» 152
6. 06/4 «—» 97
7. 011/1 4. IV.1940 г. 99
8. 011/2 «—» 99
9. 011/3 «—» 95
10. 018/1 7.IV.1940 г. 100
11. 018/2 «—» 100
12. 018/3 «—» 97
13. 013/ «—» 101
14. 021/1 9.IV.1940 г. 100
15. 021/2 «—» 100
16. 021/3 «—» 98
17. 024/1 10.IV.1940 г. 100
18. 024/2 «—» 99
19. 028/1 13.IV.1940 г. 100
20. 028/2 «—» 100
21. 028/3 «—» 99
22. 021/1 14.IV.1940г. 100
23. 031/2 «—» 100
24. 031/3 «—» 99
25. 034/1 16. IV.1940 г. 100
26. 034/2 «—» 100
27. 034/3 «—» 100
28. 034/4 «—» 106
29. 039/1 20. IV.1940 г. 100
30. 039/2 «—» 100
31. 039/3 «—» 98
32. 046/1 22.IV.1940 г. 100
33. 046/2 «—» 100
34. 046/3 «—» 100
35. 046/4 «—» 93
36. 25/3434 «—» 64
37. 053/1 27. IV.1940 г. 100
38. 053/2 «—» 137
39. 054/4 5.V.1940 г. 27
40. 059/2 9.V.1940 г. 34
41. 25/3837 10.V.1940 г. 16
ИТОГО 3891
  Начальник Стабельского лагеря
капитан безопасности

Бережов

36/106
17 мая 1940 года
г. Старобельск.

Начальнику УНКВД по Харьковской области направляли также списки подписью заместителя наркома НКВД Меркулова, но уже с приказом расстреле данных лиц.

Кроме этого Главное транспортное управление НКВД разработало подробный план вывоза обреченных из Старобельского спецлагеря в Харьков к месту расстрела. Учитывалось все скрупулезно и маршрут следования, станции следования и прицепки вагонов, пункты загрузки и разгрузки и даже подача порожняка. Так, на всякий случай.

Всем этим руководил «главный чекистский железнодорожник» комиссар госбезопастности 3-го ранга Мильштейн В.Н., который ежедневно информировал

заместителя наркома Меркулова о ходе доставки обреченных к месту казни

  Зам народного комиссара
внутренних дел СССР
комиссару государственной
безопасности



тов. Меркулову

СВОДКА

о движении тюремных вагонов на железнодорожном транспорте

за 26-е апреля 1940 г.

На ст. Козельск Дзержинской ж.д. погружено 2 вагона за №,№ 608 и 520, вместо 3 вагонов по плану.

Заявки на один вагон не поступало. Погруженные вагоны отправлены в Смоленск поездом №57 в 13 ч. 20 м.

На ст. Козельск имеется 4 свободных вагона за №№ 602, 673, 650 и 670.

Со ст. Валуйки в Харьков поездом № 82 прибыли 2 вагона за №,№ 930 и 3289 по плану.

Из Ворошиловграда в Харьков поездом №8 прибыл 1 вагон по плану.

  Начальник ГТУ НКВД СССР
Комиссар Госуд. Безопасности
3 ранга


(Мильштейн)

27 апреля 1940 г.

Берия и его подручные могли не сомневаться обреченных на смерть в Харьков доставляли строго по плану.

Конвейер смерти НКВД состоял из трех этапов:

1. Спецлагерь НКВД в Старобельске — Железнодорожная станция, город Харьков (Сортировочная).

2. Железнодорожная станция, город Харьков (Сортировочная) — Областное управление УНКВД по Харьковской области.

3. Областное управление УНКВД по Харьковской области — Лесопарк, 6 квартал.

Железнодорожными вагонами привозили обреченных в Харьков. От железнодорожного вокзала специально оборудованными грузовиками доставляли в подвалы областного управления УНКВД — место казни. Отсюда трупы польских офицеров отвозили к месту захоронения — 6 квартал Лесопарка.

Массовые расстрелы польских офицеров в подвалах Харьковского УНКВД начались 5 апреля 1940 года, в этот страшный день было расстреляно — 195 человек,

6 апреля 1940 г — расстреляно 200 человек,
7 апреля 1940 г — расстреляно 195 человек,
8 апреля 1940 г — расстреляно 170 человек,
9 апреля 1940 г — расстреляно 163 человека.

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

  Заместителю народного
комиссара внутренних дел
Союза ССР
Комиссару Государственной
Безопасности 3 ранга




тов. Меркулову

ПОЛИТДОНЕСЕНИЕ

1. с 5-го по 9-е апреля с.г. в гор. Харьков из Старобельского лагеря отправлено 923 человека, из них:

Генералов — 2
Полковников — 25
Подполковников — 42
Майоров — 40
Капитанов — 298
Других офицеров — 516

14 апреля 1940 года подручные Меркулова — Нехорошее и Воробьев докладывали своему «куратору», что в Харьков отправлено (подчеркнуто автором) 923 польских офицера. Это так в лексиконе чекистов обозначался расстрел: 2 генералов, 25 полковников, 42 подполковника, 40 майоров, 298 капитанов, 516 офицеров. Беспредел цинизма. Страшная калькуляция бериевской бухгалтерии: Маховик массовых убийств продолжал работать с чудовищной силой:

10 апреля 1940 г — расстреляно 200 человек,
11 апреля 1940 г — расстреляно 170 человек,
12 апреля 1940 г — расстреляно 164 человек,
13 апреля 1940 г — расстреляно 130 человек,
14 апреля 1940 г — расстреляно 130 человек,
15 апреля 1940 г — расстреляно 107 человек.

Рекордными днями были 16, 17, 24 апреля — в день

расстреливали по 260 человек!

Работали в поте лица. Без выходных, по ночам. «Мы не управлялись работать, спали всего по три часа» — жаловался на «тяжелую непосильную работу» в своих показаниях Главной военной прокуратуре старший по корпусу внутренней тюрьмы НКВД Сыромятников М.Ф. Действительно, за ночь надо было расстрелять более 200 человек, погрузить трупы на машину, замотать головы убитых шинелями, чтобы было меньше крови, выкопать могилы, закопать трупы. Тяжел труд исполнителей преступных приказов.

Закончили расстреливать 12 мая 1940 года.

СПРАВКА
О количестве отправленных из Старобельского лагеря за время с 5 апреля по 12 мая 1940 года

№ п/п Когда направлены Куда направлены Сколько направлено
1 2 3 4
1. 1.IV.1940 года УНКВД г. Харьков 195
2. 6.IV.1940 года «—» 200
3. 7.IV.1940 года «—» 195
4. 8.IV.1940 года «—» 170
5. 9.IV.1940 года «—» 163
6. 10.IV.1940 года «—» 200
7. 11.IV.1940 года «—» 170
8. 12.IV.1940 года «—» 164
9. 13.IV.1940 года «—» 130
10. 14. IV.1940 года «—» 130
11. 15.IV.1940 года «—» 107
12. 16.IV.1940 года «—» 260
13. 17.IV.1940 года «—» 260
14. 18.IV.1940 года «—» 75
15. 19.IV.1940 года «—» 200
16. 20.IV.1940 года «—» 130
17. 21.IV.1940 года «—» 65
18. 22.IV.1940 года «—» 257
19. 23.IV.1940 года «—» 50
20. 24.IV.1940 года «—» 260
21. 25.IV.1940 года «—» 131
22. 25.IV.1940 года Юхновский лагерь 63
23. 2.V.1940 года УНКВД г. Харьков 235
24. 8.V.1940 года УНКВД г. Харьков 25
25. 10.V.1940 года «—» 33
26. 12.V.1940 года «—» , 2
27. 12.V.1940 года Юхновский лагерь 15
28 12.V.1940 года 2-й отдел НКВД 3
СССР г. Москва
ИТОГО 3888
  Начальник Старовельского
лагеря НКВД
капитан Гос Безопасности

<Бережков В.>

36/106
17 мая 1940 года
г. Старобельск.

А руководство НКВД СССР в Москве узнавало о выполненных казнях. На удивление, довольно просто.

НКВД СССР

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

 

Шифровка вx № ________
Получ ____________
Из _______________
Куда и кому _______
10/IV исполнено 200
10/IV Сафанов

«10 апреля исполнено 200». Просто и кратко. Нет, уважаемый читатель, не подумай не о 200 деталях к секретным самолетам и танкам идет речь в шифровке, а о двухстах невинно убиенных и загубленных человеческих душах.

Технология расстрелов была отработана так же до мелочей. С железнодорожного вокзала польских офицеров доставляли специально оборудованные грузовики в подвал Управления НКВД, которое размещалось в Харькове на улице Дзержинского прямо в центре города. Из камер, где находились привезенные польские офицеры выводили по одному человеку и вели в отдельную комнату. Там сверяли все анкетные данные фамилия, имя, отчество, год рождения, не дай бог ошибиться. Так и недолго самому разделить судьбу польских офицеров.

После этой процедуры на обреченного надевали наручники и вели в специально оборудованную камеру для расстрелов. Заводили приговоренного в камеру производили выстрел из пистолета в затылок. Так оборвалась жизнь 3900 польских офицеров. Почему убиенных не раздевали перед расстрелом, как это делали с советскими гражданами ?

Польские офицеры смогли оказать сопротивление и поэтому не стали этого делать. Ведь расстрел поляков — это была совершенно секретная акция. Настолько секретная, что даже первый секретарь обкома компартии не знал об этой акции. НКВД как «личная гвардия Сталина» стояла выше партии.

Поэтому старались действовать без лишнего шума.

Руководили расстрелами специально присланные из Москвы работники комендантского отдела НКВД СССР. «Местным» компетентным органам не очень доверяли. В качестве активных помощников высокими гостями из столицы были комендант внутренней охраны Куприй Т.Ф, начальник Харьковского УНКВД, майор госбезопасности Сафонов П.С. и его заместитель Тихонов П.П.

ВЫПИСКА
из протокола допроса единственного оставшегося в живых свидетеля кровавой трагедии в Харькове 1940 года Сыромятникова М.В.

(Свидетельские показания даны им 20 июня 1990 года полковнику юстиции Ершику В.Я.)

С 1939 по 1941 год Сыромятников М.В. занимал должность старшего по корпусу внутренней тюрьмы управления НКВД по Харьковской области.

Я вспоминаю, что когда я доставлял арестованных в подвал, мне пришлось видеть, что в комнату куда заводили арестованных, заходил комендант Зеленый, у которого в руках находился револьвер. Из этой же комнаты мы через некоторое время убирали трупы. Я сейчас не могу вспомнить когда именно происходили расстрелы и захоронения на еврейском кладбище. Однако они происходили не каждый день, а очевидно по мере накопления подследственных, приговоренных к высшей мере наказания. Захоронения на еврейском кладбище происходили примерно до середины марта 1938 года. Затем было организовано новое место захоронения, которое располагалось в Лесопарке, по Белгородскому шоссе в сторону гор. Белгорода в лесу, примерно в 1,5 километра от поселка Пятихатки, примерно в 200 метрах справа от дороги. Из сотрудников УНКВД которые были непосредственно причастными к массовым расстрелам я вспоминал Кашина Василия, Руденко, Руся, других данных их не помню. Вспоминаю, что примерно в 1939 году они еще были осуждены за нарушение социалистической законности. Я их неоднократно видел в подвале, знаю что конкретно делали, какие действия совершили, мне об этом неизвестно.

В рассказанных акциях я участвовал не часто, а периодически по указанию коменданта Зеленого.

Как я уже показал, захоронения на еврейском кладбище прекратились примерно в середине 1938 года. С этого времени захоронения происходили в указанном мною месте в Лесопарке по Белгородскому шоссе. Мне, примерно два раза ночью пришлось вывозить туда трупы расстрелянных советских граждан. Однако более подробно об этом показать в настоящее время не могу, так как за давностью времени уже не помню.

Примерно в мае 1940 года во внутреннюю тюрьму НКВД начали прибывать большие группы польских военнослужащих. Как правило это были офицеры польской армии и жандармы. Как нам тогда объяснили, эти поляки попали в плен Красной Армии при освобождении в 1939 году западных областей Украины и Белоруссии. Откуда они прибывали в Харьков, мне об этом не известно. В Харьков их доставляли по железной дороге в специальных вагонах. С УНКВД выезжали машины, на которых поляков доставляли в здание УНКВД. Я в то время был старшем по корпусу внутренней тюрьмы и мне пришлось принимать поляков и водворять их в камеры. Как правило в тюрьме они находились недолгое время: день-два, а иногда и несколько часов, после чего их отправляли в подвал НКВД и расстреливали. Расстреливали их по приговорам или указам судебным решениям, мне об этом не известно. Мне приходилось несколько раз сопровождать их в подвал и я видел, что в подвальные помещения их заводили группами. В подвале находился прокурор, кто именно я уже не помню и комендант Куприй, других данных о нем также не помню, <в то время он был комендантом УНКВД>, и несколько человек из комендатуры. Кто именно расстреливал поляков, мне об этом не известно. После расстрелов трупы поляков грузились в грузовой автомобиль и отправлялись в лесопарк, в указанное мною место захоронений. Расстрелы поляков производились по мере их поступления в УНКВД. Сколько их было доставлено в УНКВД по Харьковской области я не знаю, и примерно сказать не могу, так как я заболел и попал в госпиталь, где находился 2 месяца на момент моего заболевания поляки в УНКВД еще поступали. Несколько раз мне приходилось грузить трупы поляков и отвозить на место их захоронения. Как я уже показал, место захоронения находилось примерно в 200 метрах от Белгородского шоссе. Его территория была обнесена забором и охранялась. Дальше начинался яр. Трупы поляков складывали в большие ямы, которых было две или три. Трупы посыпали порошком белого цвета. Для чего был нужен этот белый порошок, я не зною, в то время среди нас ходили разные разговоры, якобы этот порошок способствовал разложению трупов. Надо сказать что все действия по расстрелу поляков и их захоронению контролировались представителями НКВД из Москвы. После расстрелы поляков в этом месте производились и захоронения расстрелянных советских граждан, которые были приговорены к высшей мере наказания. Однако каких-либо конкретных сведений, я об этом не знаю. Мне известно, что после освобождения города Харькова, на этом месте захоронились приговоренные к расстрелу изменники Родины, каратели, полицейские и другие преступники, однако более детально об этом я показать не могу у так как я не был свидетелем этих акций. После окончания войны стало известно, что на указанном месте захоронения в Лесопарке немцы хоронили своих тифозных больных, однако я об этом помню из рассказов других сотрудников. В послевоенное время это место захоронений было закрыто и мне более о нем ничего не известно.

Я хочу добавить свои показания тем, что ни я, ни другие сотрудники комендатуры не знали кто и за что был арестован и содержался в тюрьме НКВД, нам говорили, что арестованные являются врагами нашего общества, нашего народа. В настоящее время я узнал из средств массовой информации, что в феврале имели место необусловленные репрессии, и хочу, чтобы мои показания помогли восстановить справедливость и увековечить места захоронения жертв репрессий.

ВЫПИСКА ИЗ ПРОТОКОЛА
дополнительного опроса свидетеля

6 марта 1992 года гор. Чугуев
Харьковской области

Ст. военный прокурор начальник отдела управления надзора Главной военной прокуратуры полковник юстиции Третецкий, с соблюдением требований ст. ст. 85, 167 и 170 УПК Украины дополнительно допросил свидетеля Сыромятникова Митрофана Васильевича с применением видеозаписывающей аппаратуры. <остальные анкетные данные на Сыромятникова М.В. в деле имеются>

в соответствии с ч. 4 ст. 167 УПК Украины Сыромятникову М.В. разъяснены обязанности свидетеля, предусмотренные ст. 70 УПК Украины, и он предупрежден об ответственности по ст. 179 УК Украины за отказ или уклонение от дачи показаний и по ст. 178 УК Украины за дачу заведомо ложных показаний. Одновременно ему разъяснено, что в ходе допроса будут применена видеосъемка.

В соответствии с действующим уголовно-процессуальным законодательством Украины специалисту Маринченко А. И. разъяснены его права и обязанности.

Допрос Сыромятникова М.В. начат в 11 часов 15 минут.

На вопрос прокурора подтверждает ли свидетель Сыромятников М.В. данные им ранее показания, в том числе и 30 июля 1991 года, последний заявил, что подтверждает все свои показания, данные им ранее и при необходимости может их дополнить.

Допрос Сыромятникова М.В. производился прямо на квартире его.
Вопрос: Вам предъявляется приказ Народного комиссара внутренних дел СССР от 26 октября 1940 г. о награждении работников НКВД за успешное выполнение специальных заданий <в том числе центрального аппарата НКВД СССР, УНКВД Калининской, Смоленской и Харьковской областей> и перечисляются все фамилии, указанные в этом приказе, кого Вы можете назвать? Вот например ст. л-т госбезопасности Куприй?
Сыромятников М.В. Куприй — это комендант. После Зеленого прислали Куприя. Был он комендантом при Управлении в Харькове. Это он выполнял все работы, которые назвали «указания» начальника Управления Сафонова. Он тогда был.
Вопрос : на прошлом опросе 30 июля 1991 г. Вы показывали, что Куприй занимался расстрелом польских военнопленных. Это тот ли Т. Ф. ?
Сыромятников М.В. Правильно, это он. Во время войны его судили и еще двоих, забыл кого. Послали их в штрафной батальон. Но они дались. А потом, когда он приехал, война, кажется, закончилась послали в Полтаву на жиркомбинат работать директором. И он мне говорил, поедем со мной, я ответил, что я работаю и меня никто не схватит. Он сказал, что постарается, чтоб отпустили, но я не захотел.
Вопрос : Уточните, когда поляков привезли?
Сыромятников М.В. Да в начале 1940 г. весной. Привезли их из Ворошиловградской области, там лагерь есть. Привезли их в Харьков. Я не знаю сколько их было. Это мне Смыкалов рассказал, что он ездил за ними. Их привезли в комендатур, во внутреннюю тюрьму Управления. Сколько их привезли? Машин 2-3. На ул. Чернышевского, здесь же Совнаркомовская, а с другой стороны Дзержинская, вокруг всего Управления были улицы. Я же был старшина по званию. В должности я тогда был прикреплен к комендатуре. Я был старшим по корпусу.
Вопрос : Вы сами не расстреливали польских офицеров ?
Сыромятников М.В. Это же было поручено коменданту Куприю и с ним был надзиратель Голицын, он работал при Куприе.
Вопрос : Какое участие он принимал в этом, вывозил или чем занимался ?
Сыромятников М.В. Он там занимался не знаю. Он был в той группе, которая поляков привозила и расстреливала. Он их в порядок приводил, привозил туда. До прокурора и Куприя приводили Девятилов, понятно. Голицын, его шофер, он привозил только. Он же возил на грузовой машине.
Вопрос : Следующий Шопка. Он какое участие принимал?
Сыромятников М.В. Не знаю. Он в милиции кажется был. Я Вам откровенно скажу, что 800 рублей я никогда не получал. Я получал, в управление вызывали, ну как вроде «оперативные» назывались деньги. Это всегда к праздникам, по 100 рублей давали, я расписывался. А чтоб 800 рублей, то боже збав.
Вопрос: А почему в этом приказе значитесь как поощрённый в сумме 800 рублей ?
Сыромятников М.В. Ну значит пускай Куприй отвечает, он деньги получал, в карман забрал, а нас всех поставил туда под ведомость.
Вопрос: А вот эти Голицын, Девятилов, Мельник и другие, — они Вам говорили о том, что получали ли они деньги ?
Сыромятников М.В. Не говорили. И не скажут. Потому что это такое дело, может он им приказал, чтобы никому не говорили, что получают, может так. Может они даже не получали.
Вопрос: А вот за то, что отвозили, привозили поляков, копали ямы, когда готовили место для поляков в лесопарке, Вас поощрили?
Сыромятников М.В. Кто поощрял? Их везли туда, где погранучилище. Дальше. В лесопарковую зону, потом ее загородили. Копали. Объясняли, что значит это курсанты учатся как оборону делать, какие окопы копать. Мы копали, копали. Нам даже жрать не давали. Вам, говорили, привезет Капглапов. Он был кладовщиком у Куприй. В его распоряжении были продукты а он их прикарманил. Нас кормить — то не кормили, а копать заставляли, давай, давай.
Вопрос: А яма-то глубокая была?
Сыромятников М.В. Ну как обычно окопы делали противотанковые.
Вопрос: Но Вы вот говорили, что яма одна такая была большая, что туда машина заезжала ?
Сыромятников М.В. Машина заезжала. Это такая яма, что танк туда становится.
Вопрос: Сколько, примерно, в машину грузили трупов ?
Сыромятников М.В. Сколько положено — двадцать пять, Накрывали их тем, что у них было. Покидали да пошел.
Вопрос: Там выгружали и складывали их или просто скидывали, или штабелями?
Сыромятников М.В. Ну, что знаете. У нас не так как у немцев, повели в Бабий Яр да постановили их всех с детьми и постреляли это у нас положено, как говорится, по уставу. Решение такое. Какой он не был ответственный, а получал свое наказание. А положат как положено. Как опускают, скажем, гроб в яму.
Вопрос: Но ведь их без гробов?
Сыромятников М.В. Без гробов. Ну их же все равно не будут же.
Вопрос: Сколько Вы там дней работали, напомните пожалуйста?
Сыромятников М.В. 6 дней по-моему был, а затем заболел. Шесть поездок сделали. Машине по одной было, а потом по две. Это мне говорили.
Вопрос: А вот внутреннюю тюрьму, где Куприй расстреливал, куда их носили?
Сыромятников М.В. Я уже показывал. Ясно рассказано. Той комнаты уже нет, первый этаж Куприй взорвал, когда немцы уже на Холодной Горе были.

Откроем главную партийную газету «Правда» за 27 апреля 1940 года, на трех страницах которой Указ Президиума Верховного Совета СССР «О награждении орденами, и медалями работников НКВД». Дух захватывает.

Награждено:

— Орденом Ленина — 15 сотрудников
— Орденом «Красное Знамя» — 34 сотрудника
— Орденом «Красная Звезда» — 126 сотрудников
— Орденом «Знак Почета» — 204 сотрудника
— Медалью «За отвагу» — 321 сотрудник
— Медалью «За трудовую доблесть» — 54 сотрудника
Всего 754 сотрудника.

Опубликование данных Указа о награждении преследовало двоякую цель.

Во-первых, стимулировать и вдохновить всех остальных сотрудников ведомства Берии на дальнейшую борьбу с «врагами народа».

Во-вторых, для острастки простых, рядовых и высокопоставленных граждан страны, смотрите, НКВД не дремлет и как замечательно работает.

Какое огромное количество знатных чекистов по праву заслуживших высокие правительственные награды СССР за свой «тяжелый ратный труд».

Большинство руководящего состава центрального аппарата и местных структурных подразделений НКВД принимавших прямое или косвенное участие в расстреле польских военнопленных было отмечено по заслугам...

Члены тройки, утвержденные решением Политбюро от 5 марта 1940 года, приговорившие 14700 польских офицеров к расстрелу:

— заместитель наркома внутренних дел, комиссар государственной безопасности 3-го ранга Кобулов Б.Х. — орденом «Красное Знамя»;
— первый заместитель наркома внутренних дел, комиссар государственной безопасности 3-го ранга Меркулов В.Н. — орденом Ленина;
— начальник 1-го спецотдела НКВД СССР, майор государственной безопасности Башптаков Л.Ф — орденом «Красная Звезда»;

Один из руководителей и кураторов операции по разгрузке трех специальных лагерей:

— заместитель наркома внутренних дел, комдив Чернышов В.В. — орденом Красная Звезда.

Центральная фигура кровавой акции, один из инициаторов и активный проводник политики масового уничтожения польских военнопленных офицеров;

— начальник управления НКВД СССР по делам о военнопленных майор государственной безопасности Сопруненко П.К. — орденом «Знак Почета».

Руководитель и куратор операции по созданию антисоветской организации военнопленных — офицеров бывшей Польской армии и «офицерского подполья «Старобельском спецлагере и других лагерях смерти;

— начальник Особого отдела Главного управления государственной безопасности 3-го ранга Бочков Виктор Михайлович — орденом Ленина.

Верные помощники и заместители Бочкова В.M.:

— Заместитель начальника Особого отдела Главного управления государственной безопасности, майор государственной безопасности Беляков Александр Михайлович — орденом «Красная Звезда»;
— Заместитель начальника Особого отдела Главного управления государственной безопасности, майор государственной безопасности Осетров Николай Александрович — орденом «Красная Звезда».

Не были обойдены так сказать «национальные кадры НКВД» которые принимали активное участие в «разгрузке» лагерей смерти.

— Заместитель народного комиссара государственной безопасности 3-го ранга Серов Иван Александрович — орденом Ленина;
— Заместитель народного комиссара внутренних дел УССР, капитана государственной безопасности;
— Гофринский Николай Дмитриевич — орденом «Красное Знамя».

Был отмечен высокой правительственной наградой «главный железнодорожник НКВД», под руководством которого обреченных на смерть бесперебойно, но плану доставляли к местам казни.

— Начальник Главного транспортного управления НКВД СССР, комиссар госбезопасности 3-го ранга Мильштейн В.Н. — орденом «Красное Знамя»

Активный участник расстрела военнопленных польских офицеров в подвалах Калининского УНКВД

— Начальник комендантского отдела НКВД СССР, майор государственной безопасности Блохин В.М. — орденом «Красное Знамя».

Были отмечены и начальники управлений НКВД в подвалах которых проходили расстрелы польских офицеров:

— Смоленской области, майор государственной безопасности Куприянов Е.И. — орденом «Знак Почета»;
— Калининской области, майор государственной безопасности Токарев Д.С. — орденом «Знак Почета»;
— Харьковской области, майор государственной безопасности Сафонов П.С. — орденом «Красной Звезды».

За всю свою чекистскую деятельность, правительственной наградой Сафонов П.С. был награжден единожды — 27 апреля 1940 года

Впоследствии, 26 октября 1940 года Берией был подписан секретный приказ о награждении 53 сотрудников НКВД, наиболее активных участников расстрела военнопленных польских офицеров, денежной премией.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
Яндекс.Метрика
© 2017 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты