Библиотека
Исследователям Катынского дела

Глава 23. Зеркало Нюрнберга

 

Посол заявляет, что... поляки начиная с 16-го века страдали от русских... Тов. Сталин замечает, что в интересах исторической правды нужно сказать, что начиная с 16-го века не только русские обижали поляков, но и поляки русских. За это время поляки дважды брали Москву.

Из беседы Сталина с польским послом 18 ноября 1941 г.

Слишком уж эти боль и память избирательны, чтобы быть просто болью и памятью, а не оружием. Полное отсутствие интереса к вновь найденным могилам говорит само за себя. Чего же хотят от России те, кто сидит сегодня в Варшаве, и те, кто за ней стоит?

Давайте еще раз вернемся к расследованию Главной военной прокуратуры так, как оно показано в книге «Катынский синдром», и посмотрим, чего добивались прокуроры — точнее, оставшийся к тому времени в единственном числе Анатолий Яблоков. Коль скоро поляки выразили глубокое удовлетворение его расследованием, стало быть, он делал как раз то, что от него хотели.

«На завершающем этапе работы комиссии экспертов, и особенно при вынесении 13 июня 1994 г. процессуального решения об окончании расследования уголовного дела, обнаружилось все несовершенство российской законодательной и судебно-правовой системы...

В подготовленном и вынесенном старшим военным прокурором ГВП Яблоковым постановлении о прекращении уголовного дела Сталин и приближенные к нему члены Политбюро ЦК ВКП(б) Молотов, Ворошилов, Калинин, Каганович, Микоян и Берия1, руководители НКВД/ НКГБ/МГБ СССР2 и исполнители расстрелов на местах признавались виновными в совершении преступлений, предусмотренных статьей 6 пункты "а" "б" "в" Устава Международного военного трибунала (МВТ) в Нюрнберге (преступления против мира, человечества, военные преступления) и геноцид польских граждан. Вынося постановление, Яблоков руководствовался тем, что катынское преступление уже имело свою квалификацию, которую дало государство (СССР) в лице высших правоохранительных органов в МВТ. Согласно Конституции РСФСР, а затем и РФ провозглашался приоритет международного права над внутренним законодательством, а по признанному РСФСР международному праву катынское преступление подпадало под все признаки статьи 6 Устава МВТ в Нюрнберге. На эти преступления не распространялись сроки давности, применялась обратная сила закона»3.

Как видим, они хотели подвести «катынское дело» под нюрнбергские статьи и приплюсовать сюда еще и геноцид.

Об общеполитических последствиях такого признания, если бы оно состоялось, мы говорить не будем. И так уже миру пытаются объяснить, что СССР и Германия в равной степени повинны в разжигании Второй мировой войны, а главную роль в разгроме фашизма сыграли Соединенные Штаты. Геополитическое противостояние или попытки «мирового сообщества» объявить «империей зла» существовавшее в СССР социальное государство мы тоже здесь не будем обсуждать. Как говорят в народе, «раньше был культ личности, а теперь культ наличности». Для этого культа социальное государство и вправду является империей зла.

Будем проще: чего хотят для себя непосредственные варшавские заказчики этого вердикта?

Ну, во-первых, обвинение в геноциде позволит родственникам погибших уже на законном основании требовать компенсаций — так, как евреи берут их с Германии. Казалось бы, можно возразить, что мы вправе потребовать компенсации за погибших красноармейцев? Ан нет!

Правда, согласно нюрнбергским критериям, жестокое обращение с военнопленными тоже входит в военные преступления — но поскольку поляки каяться перед нами не собираются, то никакой международный суд компенсации не присудит. Спишут на эксцессы и тяжелое положение в стране. По крайней мере, они уже не раз давали понять, что не намерены даже расследовать эти смерти, а без расследования, точных списков пленных и прочих аналогичных документов никогда и ничего доказать не удастся. Это же только мы такие порядочные, что любезно предоставляем информацию, на основании которой нам потом будут предъявлять многомиллионные иски. Больше в мире таких умников не наблюдается.

Впрочем, обвинение в геноциде вряд ли удастся доказать — ведь преследованиям подвергались только шляхта и сторонники лондонского правительства, а к прочим полякам в СССР относились хорошо, даже защищали от украинских и белорусских крестьян, что совсем не обязаны были делать. Но в любом случае и обвинение, и перспектива выплачивать компенсации так возмущает всех — даже «демократов» — что за этим шумом сторонкой проскальзывает другой аспект прокурорского вердикта.

Советское правительство ведь обвиняется не только в военных преступлениях и преступлениях против человечности, что имеет отношение к расстрелу пленных, но и в преступлениях против мира, которые непосредственного касательства к нему не имеют. Как было сформулировано в Нюрнберге, это «подготовка, развязывание и ведение агрессивных войн, которые также являлись войнами в нарушение международных договоров, соглашений и обязательств».

Ясно как день, что польская сторона, используя «катынское дело» в качестве трамплина, под шумок пытается приплести нюрнбергские обвинения уже к пакту Молотова — Риббентропа и к 17 сентября. Эмигрантское правительство ведь с самого начала утверждало, что Советский Союз является союзником Германии в новом разделе Польши. И если это будет признано на международном уровне... Вы еще не поняли?!

Ну конечно же! «Восточная Польша» — как называл эти земли Геббельс, Западная Украина и Западная Белоруссия — как называем их мы. Сейчас это звучит довольно фантастично, но в 1994 году еще никто не мог предсказать ни укрепления Лукашенко, ни того, что Украина сумеет сохранить не только «самостийность», но и целостность. Среди тогдашних возможностей вполне могли оказаться и развал Украины и Белоруссии, и заглатывание Польшей отколовшихся областей. Всё это исключительно дело техники. А для того, чтобы «мировое сообщество» признало новый захват украинских и белорусских земель, и нужен был этот вердикт: видите, русские сами признают СССР виновным! А значит — это наша земля. И, кстати, там какие-то Киев и Минск возмущаются, надо бы послать миротворческие силы на охрану границы...

Потом, начав с малого, можно будет протянуть когтистую лапку уже к самим Киеву и Минску. Воевали — так подайте нам их! А поскольку в 1994 году и распад РФ тоже еще не был вычеркнут из прогнозов, то... поляки издавна считали Смоленск спорной территорией (лишь глупые москали полагали его русской землей). А теперь еще и наши парни там лежат, и мемориал стоит... Да и в Москве поляки были, и их царевич Владислав едва не стал русским царем. Чем не повод? И ведь под Тверью тоже есть мемориал...

Кстати, если кто полагает, что поляки видят «восточную Польшу» лишь в прошедшем времени — то вот несколько сюжетов...

...В мае 2006 года правительство Польши объявило о принятии программы строительства Четвертой (Новой) Речи Посполитой. Как пишет интернет-издание «polska.ru» в рамках проекта предполагается в местах, где существует в сколько-то заметных количествах польское национальное меньшинство, «последовательное формирование... соответствующего национально-культурного ландшафта». А ведь ландшафт — термин, обозначающий не элемент пейзажа, каковым является национально-культурная автономия, но сам пейзаж. Польское национально-культурное доминирование при непольском большинстве. Как такое возможно?

Очень просто. Для успешного построения оного «ландшафта» в польском законодательстве существует так называемая «карта поляка», которую может получить любой, кто письменно заявит о своей принадлежности к польскому народу. Желательно, чтобы этот человек имел предков-поляков хотя бы на уровне прадедушек, но можно обойтись и без этого, достаточно иметь справку от польской организации о деятельности в пользу польского языка и культуры в течение трех лет4. Знакомо? Правильно! Ополяченная и прикормленная верхушка при первом же кризисе перетащит свою территорию в состав Речи Посполитой, а потом... см. часть вторую данной книги.

...Несколько лет назад была закрыта российская экспозиция в Освенциме. Весной 2007 года стало известно, что открыта она будет, только если Россия признает то, что в 1939 году СССР оккупировал польские территории, и узники Освенцима с этих земель будут представлены как граждане Польши. Несмотря на то, что когда эти люди попали в Освенцим, они были гражданами СССР5. То есть администрация музея видит Западную Украину и Западную Белоруссию польской землей и после 1939 года, а стало быть, и в настоящем времени. А поскольку такие инициативы не бывают без согласия правительства...

...Ладно, администрация музея — но вот какие заявы делает польский сейм. 23 сентября 2009 года он принял специальную резолюцию, осуждающую вторжение Красной Армии 17 сентября 1939 года на Западную Украину и в Западную Белоруссию. «Тогда началась советская оккупация половины Польши и геноцид в отношении польских граждан, самой трагической частью которого была Катынь»6.

Вот и эти тоже говорят про оккупированную Советами «половину Польши»... Как бы типа в прошедшем времени, а с другой стороны, вроде бы и в настоящем... А с учетом «синдрома восьми воеводств» — еще и с прицелом на будущее.

Между тем эти земли отнесены «международным сообществом» к Украине и Белоруссии еще в 1919 году. После Второй мировой войны границы подтверждены и закреплены международными договоренностями, которые пересмотру не подлежат. И как понимать такие заявления? С учетом того, что подобными пропагандистскими кампаниями предварялось большинство европейских войн!

...Недавно известная американская компания «Stratfor» («Стратегическое прогнозирование») обнародовала свою концепцию будущего столетия. Компания эта весьма серьезная, в ней работают в основном бывшие аналитики американских спецслужб. Так вот: руководитель этой фирмы Джордж Фридман всерьез утверждает, что «к 2030 году Польша установит власть над Украиной и Белоруссией, а Россия распадется на удельные "княжества"... К 2045 году Польша сплотит вокруг себя Чехию, Словакию, Венгрию и Румынию и установит протекторат над Словенией и Хорватией. Таким образом, к середине текущего столетия... удивленная Европа узрит на своей карте новую империю — Речь Посполитую, вновь, как и в XVII веке, раскинувшую свои владения от "моря до моря" (от Балтики до Черноморья)»7.

Ничего такие прогнозы, да? Вот и нам они тоже понравились. Особенно с учетом того, что власть Польши над Украиной и Белоруссией, установленная мирным путем, невозможна по определению.

...А вот кто оценил идею, так это президент Грузии. Еще в ноябре 2007 года Михаил Саакашвили торжественно открыл в Тбилиси статую Прометея. На церемонии присутствовал и президент Польши Лех Качиньский, которому гостеприимный хозяин вручил орден Святого Георгия, сказав: «Президент Польши — большой друг Грузии и человек, который всю жизнь борется за свободу. Он лучше всех понимает, что значит национальная свобода и борьба за нее».

Если сравнить поведение грузинских «освободителей» в Абхазии и Южной Осетии и польских на Украине и в Белоруссии, то понятие национальной свободы у них и вправду сходное. Впрочем, и результаты тоже. Идея прометеизма в свое время привела Польшу к тотальному разгрому 1939 года. Грузия пытается нести огонь народам с конца 80-х — результаты, правда, не столь сокрушительны, но тоже малоприятны. Неудивительно, что для торжества новой Речи Посполитой господину Фридману понадобилось уничтожить Россию — а то вдруг опять «Прометею» что-нибудь на бегу отрежут...

...Провернуть столь красивую операцию с «зеркалом Нюрнберга» помешала все та же ГВП, руководство которой, по-видимому, решило, что с этим следствием как-то заигрались. Возможно, в 1992 году такое бы и прокатило (кто тогда думал о законности), но теперь, согласно новому законодательству, «руководство ГВП, а затем и Генеральная прокуратура, РФ с указанной выше квалификацией катынского преступления не согласились. Постановление от 13 июля 1994 г. было отменено, и дальнейшее расследование дела было поручено другому прокурору, которого обязали готовить новое постановление с признанием вины только членов сталинского Политбюро ЦКВКП(б) в превышении власти... и последующим прекращением дела... за смертью виновных»8.

Дальше авторы книги показывают совершенно великолепное правосознание (с учетом того, что один из них юрист). «Практика показала, что Главная военная прокуратура и Генеральная прокуратура РФ оказались не готовы без прямого политического решения дать последовательную оценку действиям исполнителей явно незаконных приказов...» Короче говоря, чтобы все получилось, президент должен был стукнуть кулаком по столу. Но, по-видимому, стремительно терявшему популярность Ельцину свои дела были важнее польских, и так рисковать в виду приближавшихся выборов он не стал. Госдума также не стала связываться тогда с этим вопросом — да прокуроры депутатов и не послушались бы...

Так что пристегнуть Россию к Нюрнбергу не вышло. Более того, отговорившись делами, Ельцин даже не приехал на открытие монумента в Катынском лесу. Правда, этим «а я его не поцеловал, вот!» положение было уже не поправить, но поляки и этот мелкий «праздник непослушания» заметили и положили в папочку, где копили счеты к России.

Естественно, российско-польских отношений все это не улучшило. Поляки признавали только полную капитуляцию, желательно с подарком в виде «утраченных» в 1939 году территорий, но как-то не вытанцовывалось. Тем не менее, многие сохраняли веру в победу. Один из главных вдохновителей катынской кампании, профессор истории Ягеллонского университета в Кракове Анджей Новак заявил:

«Если историческое направление польской политики не решит проблему Катыни, не добьется признания ее символом одного из двух самых крупных преступлений XX века — преступлением коммунизма, мы не только продадим память об убитых на Востоке, но упустим шанс на получение достойного и стабильного места Польши в Европе».

Выходит, им опять кто-то что-то пообещал? Эту страну уже столько раз кидали, обещая и не выполняя — неужели опять в ту же яму?! Впрочем, что именно могли обещать, ясно: положительное решение международного суда по компенсациям и земли Украины и Белоруссии, когда «международному сообществу» удастся все-таки развалить их или окончательно поставить на колени. А вот чего те, кто обещал, хотят от Польши?

Не будем лезть с нашей русской точкой зрения, вот вам мнение поляка и еврея. Поляк — профессор Марек Глогочовский, известный польский философ, еврей — Исраэль Шамир, израильский писатель.

«Катынь — пример тенденциозного чтения истории, которое задействовано, чтобы вбить клин между Польшей и Россией, превратить Польшу в американский плацдарм, озлобить поляков и продвинуть НАТО на восток. Народы инстинктивно избегают раздоров, потому что чувствуют нутром — это чревато войной. Не исключение и народ Польши, на последних выборах прогнавший Ярослава, одного из безумных близнецов Качиньских, и отдавший голоса казалось бы вменяемой партии "Гражданская Платформа". Новый премьер-министр Дональд Туск был известным врагом американских планов создания противоракетной базы в Польше; он взял было курс на дружбу с Россией. Радек Сикорский, считавшийся "скептиком" в деле строительства противоракетной базы в Польше, и смещенный за это Качиньским с поста министра обороны, стач министром иностранных делу Туска. Но радость была недолгой — первого февраля Сикорский отправился в Вашингтон, и там превратился из Савла в Павла — он не только согласился с противоракетными установками, но принял от имени Польши и американские военные базы под прямым командованием Пентагона.

Что заставило польское правительство так быстро перековать орала намечи? Известный польский историк, живущий в США 85-летний Иво Циприан Погоновски, связал этот крутой поворот с авиакатастрофой: 23 января на севере Польши разбился военный самолет CASA С-295, и при крушении погибли двадцать высших офицеров Польских ВВС, включая командующего первой бригадой тактической авиации, бригадного генерала Анджея Анджеевского, известного своими возражениями плану строительства американских ракетных баз. Самолет разбился через 20 минут после короткой посадки на военном аэродроме Кшесины в Познани, где находится американская авиабаза.

Погоновски напомнил своим польским читателям, что этот метод борьбы с непокорными издавна практикуется Империей. Он процитировал слова Джона Перкинса из его книги "Исповедь экономического убийцы": "Хаиме Ролдос, президент Эквадора, и Омар Торрихос, президент Панамы, погибли в авиакатастрофах. Это не были случайные аварии — они были убиты потому, что противостояли содружеству правительственных, банковских и корпоративных боссов, стремящихся создать Вселенскую Империю. Мы, экономические киллеры, не смогли их подчинить, и тогда дело взяли в свои руки киллеры ЦРУ". После авиакатастрофы польское руководство поняло, что с ними шутить не будут, и надо соглашаться с американскими требованиями — включая и новую вспышку антирусской истерии под девизом Катыни.

Но где тут яйцо, а где курица? Катынь стала боевым кличем прозападного и антирусского альянса Польши. Большинство поляков — 70% опрошенных — выступило за то, чтобы прекратить ворошение трупов, но власти — включая четвертую власть, СМИ — пренебрегли волей народа. Всех солдат польской армии добровольно-принудительно повели строем в кино — смотреть фильм "Катынь" в рамках политической подготовки бойцов. Так история массового расстрела польских офицеров в Катынском лесу снова вышла на первые полосы. Влиятельный британский журнал "Экономист" стал заводилой новой кампании, своей статьей "Закон отрицания", призвавшей русских к покаянию и отречению от "чудовищной лжи, которую под дулом сталинских винтовок навязали послевоенной Польше, о том, что 20 тысяч пленных польских офицеров в Катыни в 1940 году были расстреляны не советскими, а нацистскими войсками"9

Так что, как видим, поляки снова должны стать копьем, нацеленным на Россию, теперь уже в американской руке.

Впрочем, хозяев любое разрешение катынского вопроса равно устроит. Теперь, когда простым полякам тема Катыни изрядно поднадоела, может быть, и вообще лучше, чтобы Россия провела наконец нормальное расследование и отвергла все обвинения. Тогда последует такой всплеск негатива, что на польской территории можно будет разместить не только ракетные базы, но и танковые части. Польша еще, пожалуй, присоединит к войскам НАТО и свои, раз в месяц показывая солдатикам для поднятия боевого духа фильм о Катыни. Заодно и старое вооружение можно будет спихнуть по хорошим ценам — не в России же, в самом деле, поляки будут его закупать...

...В конце концов, в дело вмешалась та Сила, с которой не поспоришь. Именно так была воспринята большинством тех россиян, которые разбираются в катынской проблеме, катастрофа самолета президента Польши 10 апреля 2010 года — тех же, кто не разбирается, заставила задуматься: кого о кознях ФСБ, а кого о том, все ли чисто в «катынском вопросе»?

В авиакатастрофе под Смоленском погибла практически вся польская политическая верхушка определенного направления. Сам президент Лех Качиньский, последний польский президент в изгнании, кандидат в президенты, начальник Генштаба, глава бюро национальной безопасности Польши и другие — всего 97 человек. Летели они в Россию с довольно странной целью. Беспрецедентно высокопоставленная делегация прибыла... с частным визитом, при этом вознамерившись совершить посадку в Смоленске на военном аэродроме, который, в общем-то, не приспособлен к приему гражданских самолетов, и все только ради того, чтобы, проехав пятнадцать километров, поклониться Катынскому мемориалу.

Да, но что они там забыли? За три дня до того, 7 апреля 2010 года, польский премьер-министр Дональд Туск вместе с Владимиром Путиным побывал на мемориале, вместе они присутствовали на богослужении. Путин сказал даже свою историческую фразу: «Этим преступлениям не может быть никаких оправданий, в нашей стране дана ясная политическая, правовая, нравственная оценка злодеяниям тоталитарного режима, и такая оценка не подлежит никаким ревизиям»10.

Чего еще хотеть-то?

Может быть, дело в том, что российский премьер вместе с «правильной» фразой сказал еще «неправильную»?

«Десятилетиями циничной ложью пытались замарать правду о катынских расстрелах, но такая же ложь — возлагать вину за эти преступления на российский народ», — заявил он. Естественно, польского президента это не устроило. Ему нужна была историческая ответственность не сталинского режима, а именно России и ее народа. Чтобы снова можно было говорить о разделах, исторической несправедливости и, самое главное, о Польше в границах 1772 года...

И тогда было задумано политическое шоу. Согласно анализу газеты «К барьеру!», заключалось оно в следующем:

«Почему же столь внушительная делегация — и частный визит?

Все дело в том, что при такого рода вояжах согласуется буквально всё: кто, куда, с кем приходит, что скажет, что сделает, что ему ответят и как... Вот тут-то кроется главная интрига "частного визита": роли согласовать не удалось. Видимо, Качиньский потребовал того, что российская сторона предоставить ему была не готова. Чего именно — тоже не тайна за семью печатями. Речь могла идти только об одном: признании Россией государственной ответственности за катынский расстрел...

И вот тут вступает в действие собственно ноу-хау господина Качиньского, за которое он заслуженно должен носить звание "Катынский". Оно состоит из трех частей.

Во-первых, снарядить в Россию на катынский мемориал к 70-летию пресловутого расстрела возможно более высокопоставленную делегацию. Тогда его бывший, а возможно, и будущий политический противник, премьер-министр Польши Туск, должен будет либо к ней примкнуть на второй роли, либо выглядеть как саботажник общепольского дела (Туск предпочел роль "саботажника" — это его и спасло. — Авт.) В любом случае, Качиньский должен предстать истинным национальным лидером, под руководством которого Польша идет к политической победе.

Во-вторых, условия официального визита должны включать безоговорочное признание Россией "польского холокоста". Если Москва согласится, значит Качиньский — победитель, сумевший то, что не удалось ни одному его предшественнику. Если нет, то Россия получит мировое политическое шоу, в котором ее на ее же земле будут клясть на все лады, попутно попрекая тем, что российское руководство проигнорировало визит столь представительной польской делегации, а значит, солидаризировалось с "катынскими убийцами". И тут снова бенефис Качиньского, опять он главные герой в свете рампы.

Ну и, наконец, оба сценария не предусматривали заезд ни в Москву, ни в Минск, ибо это означало бы официальную встречу делегаций, ее транспортировку правительственным кортежем в Катынь, — короче, все то, что потом можно было бы интерпретировать как соучастие российской стороны в этом мероприятии на своих, а не польских условиях. Тогда чего ради было все это затевать? Нет, лететь Качиньскому можно было только в Смоленск. Еще лучше было бы, конечно, сразу в Катынь...

Будем говорить прямо: визит Качиньского со всей его свитой был спроектирован как политический шантаж, который должен был принести свои плоды при любой реакции Москвы. По польскому замыслу, она, Москва, попадала в положение, которое в шахматах называют цугцвангом: какой ход ни сделай, он только ухудшает твою позицию...»11

На плоскости игровой доски выхода и вправду не было, но появилась Рука, попросту смешавшая фигуры. Когда президентский самолет вылетал из Варшавы, в Смоленске была хорошая погода, но буквально перед самым подлетом внезапно спустился туман. Впрочем, у высокопоставленной делегации был выбор: они ведь могли приземлиться в Минске и нормальным путем попасть к мемориалу. Не обрадовались бы им в Минске, но на место отвезли бы. Но вот что им было совершенно не нужно, так это хоть какое-то участие правительства Белоруссии, чья страна являлась потенциальной жертвой великой шляхетской мечты. Лететь в Москву? Аналогично: до Катыни доедут, но от шоу в полном объеме придется отказаться. Вернуться в Варшаву значит и вовсе выставить себя на посмешище.

Выбор был сделан. Результат известен.

В первые дни после катастрофы польская сторона немножко притихла, но потом все началось снова, теперь уже переключившись на обсуждение смоленской катастрофы. Очень хотелось найти в ней «руку Москвы» — но никак не получалось, ведь решение о посадке принимал экипаж самолета... или не экипаж... но уж всяко не смоленские диспетчеры! Дошло уже до откровенной клиники. Адвокат родственников Качиньского Рафал Рогальский заявил на страницах «Gazeta Wyborcza», что всему виной искусственный туман, который «был запланирован Россией за месяц до катастрофы»12.

В январе 2011 года польские студенты создали в популярной сети Facebook страничку, где призвали польское общество прекратить обсуждение смоленской катастрофы... хотя бы на день. И предложили объявить 3 февраля «днем без Смоленска». Причина проста: достало! Что было дальше — поведало российское издание «RT»:

«Однако благие намерения, как это часто бывает, привели к противоположному результату: вместо того чтобы объединить польское общество, призыв получил горячую поддержку одних (только за первые два дня 100 тысяч человек высказались в поддержку этого предложения) и вызвал бурное негодование других.

Некоторых политиков, выступающих на стороне партии "Право и справедливость", возмутило подобное предложение. Они заявили, что данная инициатива "отвлекает внимание от реальных проблем, связанных с этой трагедией". Кроме того, они утверждают, что данная тема привлекает к себе так много внимания только потому, что проведенное российскими властями расследование было необъективным.

Несмотря на то что после апрельской трагедии прошло уже десять месяцев, польские СМИ и политики продолжают обсуждать этот вопрос с таким жаром, как будто других тем не существует. Страна расколота как никогда, причем этот раскол усугубляется тем обстоятельством, что через год Польше предстоят парламентские выборы.

В итоге организаторы акции удалили свою страничку в Интернете, заявив, что она стала просто очередным орудием в руках политиков. По их мнению, предложенная ими идея "использовалась для манипуляций, которые только углубляют разделившую Польшу пропасть"».

Да, это может прекратить разве что мировой экономический кризис. Не зря же некоторое потепление российско-польских отношений пришлось на 2007—2008 год, когда, в связи с экономическими проблемами, резко сократилось финансирование «правозащитных» организаций. У нас это отозвалось спадом стенаний по репрессированным — а в Польше, по-видимому, уменьшением плача о Катыни. Может быть, если Соединенным Штатам станет не до европейских дел, отношения наладятся сами собой?

P.S. Кстати, вот вам доподлинный образчик великолепной исторической сенсации. В польской газете «Политика» в 2005 году появилась статья некоего Мачея Козловского под названием «Свидетель специального назначения». Там, с многоступенчатой ссылкой на побывавшего в Катыни еще в 1943 году экс-премьера Польши Леона Козловского рассказывается следующее (жирный шрифт наш. — Авт.):

«После возвращения из Катыни Леон Козловский якобы рассказал своему приятелю, что, находясь на месте преступления и благодаря прекрасному владению русским языком у него была возможность побеседовать с местными жителями. Они рассказали, что в то время, когда в Катынский лес привозили пленных польских офицеров и расстреливали их выстрелом в затылок — как нам теперь известно, это происходило между 3 и 15 апреля 1940 года — в расположенной недалеко от места преступления и принадлежащей НКВД вилле находились какие-то немецкие офицеры. До сих пор эти сведения не удалось подтвердить ни из одного источника».

Ну, источников-то полно... Достаточно бегло полистать материалы «комиссии Бурденко», чтобы увидеть множество подтверждений тому, что когда в Козьих Горах расстреливали поляков, на даче НКВД жили немецкие офицеры. Однако поскольку в Польше теперь совершенно точно знают (как, впрочем, знали всегда), что поляков убили «москали» весной 1940 года, то из этих слов рождается звенящая сенсация. Германии «было известно о преступлении, совершенном ее бывшим союзником еще до войны... Для советских властей, несколько десятков лет последовательно утверждавших, что это преступление совершила Германия, какое-либо раскрытие сотрудничества со своим давним союзником было бы более чем невыгодным»13.

Смеетесь? Ну и зря. Лет через пятьдесят об этом совместном убийстве будут в учебниках писать. Не знаем, как в наших, а что в польских — совершенно точно. История изготавливается именно так.

P.P.S. Все вышесказанное не имеет ни малейшего отношения к самим расстрелянным польским офицерам.

У подножия трех огромных крестов катынского мемориала — изображение Божией Матери Катынской — Богородица прижимает к груди солдата с простреленной головой. Господь не позволил, чтобы мерзость политики коснулась святыни. Чудесным и таинственным образом в молитве Богородице нет не только слова «НКВД», но даже и слова «Польша», и катынский колокол звучит над всеми воинами, погибшими от рук гитлеровского режима.

«Матерь Божия Катынская, в Твои объятия отдаем всех убитых на востоке, живой верой в общении святых просим Тебя, мати, приголуби их и отдай Твоему Сыну. Сделай их фундаментом возрождения и примирения народов во имя Христа, Который любит и прощает. Аминь».

Примечания

1. Берия, правда, не был в это время членом Политбюро — но по сравнению с расстрельными полномочиями Особого совещание это мелкое несовпадение.

2. Интересно, при чем тут образованное уже после войны МГБ?

3. Катынский синдром. С. 416.

4. Сергеев Н. Сомнительные игры вокруг «польского вопроса». // Белорусская военная газета. 2010, 13 марта.

5. Швед В., Стрыгин С. Тайна Катыни. http://www.toyota-club.net/files/lib/z_st/08-05-10_lib_katyn.htm

6. http://www.regnum.ru/news/1208074.html

7. Сергеев Н. Сомнительные игры вокруг «польского вопроса».// Белорусская военная газета. 2010, 13 марта.

8. Там же. С. 417.

9. Глогочовски М, Шамир И. Соль на раны: Катынь. // inoCMИ 22 февраля 2008 г. http://www.inosmi.ru/world/20080222/239802.html

10. Занятная оценка. Если все-таки пройдет нормальное расследование и выяснится, что поляков расстреляли немцы — она все равно будет верна. Здесь ведь не говорится, о злодеяниях какого именно режима идет речь.

11. Смирнов В. Качиньский — Катынский. // К барьеру! 2010. № 23.

12. http://www.apn-spb.ru/news/article8233.htm

13. Козловский М. Свидетель специального назначения. // «Polityka», 2005,4 мая. http://www.katyn.ru/index.php?go=Pages&in=view&id=98

Предыдущая страница К оглавлению  

 
Яндекс.Метрика
© 2017 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты