Библиотека
Исследователям Катынского дела

На правах рекламы:

• Скачать windows 7 загрузочная флешка.

• На сайте www.mybestbuy.ru кухонные ножи купить.

Глава 22. Тайны ненужных могил

Оставим теперь старинный русский город Тверь и перенесемся в тот самый лес под Смоленском. Здесь тоже устроен мемориальный комплекс, проводятся экскурсии, даже снят небольшой фильм. Давайте вместе с его создателями пройдем по Катынскому мемориалу.

Памятник... правильно, состоит из двух частей. Одна — польская, с поклонным крестом, выбитыми на табличках именами, фотографиями. Вторая — памятный камень и мостки над землей. На камне выбито: «Здесь будет сооружен мемориал памяти жертв политических репрессий». Ведущий рассказывает: «На российской части мемориала покоятся кости тысяч советских граждан, ставших жертвами политических репрессий в 1937—53 годах... Эти мостики мемориального комплекса над пространством могил советских граждан задуманы, чтобы не тревожить прах убиенных».

Не тревожить — оно, конечно, хорошо, ибо рыться в могилах с какой-либо целью, кроме перезахоронения, как ни крути, святотатство. Но если не тревожить — как узнать, кто и в каком количестве здесь лежит? Или у музея есть какие-то сведения...

Оказывается, есть. «По предварительным данным, известно общее количество жертв, покоящихся под соснами — более 10 тысяч. Определены с высокой степенью достоверности контуры расстрельных ям, нанесены на карту места массовых захоронений. Главная задача теперь — узнать как можно больше имен людей, лежащих в гигантской братской могиле. Это сложно. Архивы "катынского дела" до сих пор недоступны для серьезных исследователей».

Но, простите, при чем тут «катынское дело», если речь идет о могилах жертв советских политических репрессий? Если так, то в чем заключалась научная работа, которая проводилась в Козьих Горах в течение последних двадцати лет? Каковы ее результаты? Откуда взялось число «более 10 тысяч»?

Последний вопрос — самый простой. Мы уже встречали это число — впервые оно появилось в немецком «Официальном материале»: по утверждениям ведомства Геббельса, в этом лесу похоронено 10—12 тысяч человек. Наши эксперты в 1944 году подтвердили эти данные — работали они в январе, зимой не очень-то в земле поковыряешься, да и не было у советской стороны никакого резона преуменьшать злодеяния гитлеровцев. По сравнению с почти полумиллионом трупов в Смоленске разница между четырьмя и десятью тысячами не так уж и велика. Кроме того, никто ведь не знал, сколько людей лежит в так называемых «русских могилах», от которых шарахались немецкие ученые.

Прочие вопросы уже сложнее. Число жертв репрессий в Смоленской области известно, оно немного превышает четыре тысячи человек, в подавляющем большинстве мужчин. В принципе, узнать их имена можно, в интернете существует даже электронный каталог. Одна незадача — кто сказал, что эти люди похоронены в Козьих Горах, между санаторием НКВД и пионерлагерем?

Как вообще, не тревожа прах умерших, то есть без эксгумации, можно говорить, что здесь лежат жертвы репрессий, а не гитлеровских «расовых чисток»?

Можно ли определить это спустя более чем полвека? Да проще простого! По соотношению мужских и женских трупов — в 1937 году расстрелы женщин были исключением, при гитлеровцах — правилом. По присутствию в могилах вещей — у расстрелянных чекистами их не может быть в принципе. Наконец, если там будет найден хотя бы один ребенок, тему можно закрывать — в СССР детей не расстреливали. Никогда и ни при каких обстоятельствах.

Но для этого нужна эксгумация, а не мостики над предполагаемым местом погребения. И не камень, за надпись на котором эти люди, будучи живыми, вполне возможно, плюнули бы ее авторам в лицо.

Итак, что же мы знаем о «русских могилах» в Козьих Горах?

Немцы в своем «официальном материале» высказались чрезвычайно невнятно. Как ни странно, более конкретен был полковник Аренс, который в Нюрнберге рассказал о виденных им странных захоронениях.

«Аренс. В непосредственной близости от дома... были обнаружены мелкие могилы с разложившимися трупами и рассыпавшимися скелетами. В каждой могиле было по шесть-восемь или больше скелетов, мужских и женских. Даже я, будучи человеком несведущим, мог это легко определить, так как на большей части трупов были галоши, которые полностью сохранились. Там были найдены также остатки дамских сумочек.

Вопрос. В течение какого времени находились эти скелеты в земле?

Аренс. Я не могу этого сказать. Я знаю лишь, что они совершенно разложились и распались. Кости сохранились, но скелеты уже рассыпались».

Примерно то же самое вспоминал и полковник Стюарт: кости и галоши. Из чего можно с 90-процентной уверенностью заключить, что видели они фальшивки. По-видимому, у ведомства Геббельса галоши были таким же абсолютным признаком русского народа, как самовар, борода и балалайка. Почему фальшивки? Простая логическая цепочка. Раз от трупов остались одни скелеты, стало быть, этим могилам сильно не пять лет. Наличие женских трупов указывает на гражданскую войну — после нее женщин практически не казнили. Но чтоб в Гражданскую с приговоренных не сняли такую ценную по тем временам обувь, как галоши — вот такого уж точно не может быть...

О каких-то вскрытых могилах упоминал профессор Гаек. По его воспоминаниям, слева от дороги было четыре могилы, из них в одной — польские офицеры, а в трех других — какие-то гражданские лица, причем там были и мужчины, и женщины (а не кости и галоши).

В 1943 году партизаны доносили в Центр, что немцы отрывают трупы на Смоленском гражданском кладбище и вывозят их в Катынский лес, и туда же перевозят погибших в боях бойцов Красной Армии. То же самое подтверждали и свидетели уже после освобождения Смоленска. Версия, что наших покойников переодевали в польскую военную форму, как-то слишком заковыриста, а вот в «русские могилы» они вполне могли попасть.

...Летом 1995 года польская экспедиция проводила раскопки в Козьих Горах. Руководил ими профессор Мариан Глосек. По его словам, на обследованной территории в 48 гектаров экспедиция обнаружила 277 захоронений (из них 35 одиночных и 242 массовых). Были найдены человеческие кости, оправа и стекла очков и пр. Нашли также пистолет «вальтер» и гильзы калибра 7,65 мм1, обручальное кольцо, внутри которого выгравирована дата свадьбы и имя Малгожата2.

Профессор рассказывал журналистам:

«В одной из "ям смерти", а именно в яме № 8, я обнаружил многочисленные захоронения советских людей. Я их исследовал, потому что это могли быть захоронения польских офицеров. Когда я извлек на поверхность типично военную трикотажную зеленую перчатку, специалисты, окружавшие представителей смоленских властей, заявили, что этот предмет "культурно чужд" российским реалиям.

Однако когда могила была окончательно мною вскрыта, оказалось, что там лежит советский генерал с пулевым отверстием в затылке. Рядом с ним были останки других советских граждан. Это были гражданские люди. Мы извлекли вещи — например, галоши "Красный треугольник" с датой изготовления 1937 г., женскую блузку...

В другом месте, где было подозрение на могилы польских офицеров, мы провели исследование специальным археологическим буром. И снова мы нашли останки советских людей и обувь с датой 1937 г. производства. На одном ботинке был выцарапанный кириллицей фрагмент имени и фамилии — Альфред Кинте... Конец фамилии был нечитаемый.

Мы в очередной раз обратились к смоленским властям с просьбой создать российскую исследовательскую группу для исследования российских захоронений. Причем мы предоставили бы этой группе любую методологическую помощь. Но, поскольку власти вновь не проявили никакой заинтересованности, нам пришлось засыпать эти захоронения, так толком их и не исследовав»3.

Сергей Стрыгин уточняет:

«В "Долине Смерти" польскими археологами... были также эксгумированы пять "советских" могил. Причем, поляки сами написали в своем отчете, что эти могилы были археологами датированы периодом времени позднее 1938 года и что во всех пяти "советских" могилах ими были обнаружены трупы женщин и мужчин в советской военной форме, убитых не только выстрелами в затылок из немецкого оружия. Некоторые были убиты ударами по голове тяжелыми предметами, скорее всего, прикладами винтовок. Извините, но сотрудники НКВД никогда не казнили приговоренных к смерти людей ударами прикладов по голове! А вот для немецких айнзатцкоманд такой способ казни был вполне нормальным явлением, своего рода спортивным развлечением»4.

Женщинам в военной форме вообще неоткуда было взяться в РККА образца 1937—1938 годов, и уж тем более в заметном количестве попасть в число репрессированных. А вот во время войны — другое дело. Немцы зачастую вообще не считали попавших к ним в руки женщин пленными и, предварительно поразвлекшись, их убивали. Странная история получилась и с генералом. Откуда поляки узнали, что он генерал? В НКВД с арестованных снимали знаки различия. Раз сумели определить, стало быть, к его расстрелу имела отношения структура, не лишавшая свои жертвы звездочек в петлицах... согласно Женевской конвенции! Или действительно на Смоленском кладбище порылись...

И снова эти галоши! На сей раз их несколько штук, с выдавленным штампом: «КРАСНЫЙ ТРЕУГОЛЬНИК ЛЕНИНГРАД, СССР 37, ССТ». Это позволило профессору сделать однозначный вывод: здесь НКВД расстреливал репрессированных русских. Цифра 37, конечно же, была расшифрована как страшный год «сталинских репрессий». Ну что ж... сделали в 1937 году, пока привезли, пока продали — глядишь, уже и тридцать восьмой наступил... Впрочем, галоши — обувь долговечная, носили их не один год.

По свидетельству сотрудников «Мемориала», пан Глосек нашел также фрагменты «лаптя», сплетенного из тростника или березового лыка, металлическую кружку с ручкой, вместимостью около 1/2 литра, покрытую серой эмалью, крышку от пластмассовой коробочки из-под зубной пасты и т. п. Ну и что? Как данные предметы могут доказать, что это место захоронения «жертв политических репрессий»?

Поисками занимались и наши. В российской части мемориала было пробурено 590 скважин и определено 9 захоронений «жертв репрессий».

Мы решили сами убедиться в правомерности таких выводов и разыскали не только отчет о проведенных работах, но и подлинники буровых журналов. И вот что оказалось.

В задании на проведение изысканий, подписанном директором ГМК «Катынь» И.В. Григорьевым, еще до начала работ было указано, что именно должны найти изыскатели — «места захоронений репрессированных советских граждан в Катынском лесу». Не больше и не меньше — все, кого бы ни нашли — априори являются расстрелянными НКВД советскими гражданами.

А кого еще могли найти в Катынском лесу? Да кого угодно: могилы времен Гнездовских курганов, кости польских завоевателей и русских разбойников Смутного времени, солдат наполеоновской армии, которых товарищи хоронили в лесах близ дорог, убитых в ходе Гражданской войны и в боях Великой Отечественной...

Вот перед нами выборочные характерные описания керна (цилиндрического столбика горной породы, остающейся внутри бурового снаряда, поднимаемого на поверхность) из некоторых буровых журналов:

«Буровой журнал 1. Обследование массового захоронения Катынского мемориала. Начат 16/XI-98, окончен 17/XI-98. Буровой мастер Никитенков В.Д., техник-геолог Осипов В.Ф., начальник партии Уткина В.А.

Скв. 1. 0.0—1,5 м песок желто-бурого цвета средней крупности.

Скв. 2. 0.0— 1,5м песок желто-бурого цвета, гумусовый, с включением органики. (Гумус [humus-земля] — продукт биохимического разложения остатков организмов).

Скв. 4. 0.0 —1,5 песок жёлто-серого цвета.

Скв. 9. 0.0 —1,5 песок желтого цвета средней крупности.

Скв. 16. 0.3—1,7 песок жёлто-серого цвета, на глубине 1,8—2,0 м остатки перегноя, кости.

Скв. 24. 0.0—2,0 песок жёлто-серого цвета средней крупности. 1,8—2,0 гумус, остатки кости.

Буровой журнал 2 (17/XI-98—18/XI-98)

Скв. 36. (захоронение) 0.0 — 2.0 песок жёлто-серого цвета, мелкий с гумусом. На забое остатки скелета.

Скв. 44. (могила) песок жёлто-серого цвета с гумусом, на глуб. 2,1 остатки скелета.

Скв. 58. 0.0—2,1 песок жёлто-серого цвета, слабо глинистый, перелопаченный 2,1—2,2 песок жёлто-бурого цвета, мелкий.

Буровой журнал 3 (19/XI—24/XI-98).

Скв. 63. 0.0—2.0 песок жёлто-серого цвета, с 1,5 с гумусом большого содержания, остатки кости.

Скв. 64. 0.0—2,0 песок жёлто-серого цвета средней крупности, загрязнён, с 1,95 гумусом с остатками скелета.

Утверждения сотрудников мемориала о том, что в «русских могилах» были похоронены жертвы «сталинских репрессий», изыскатели ГУП «Смоленск ТИСИЗ» опровергли достаточно просто: «Предполагаемые места захоронений (на плане выделены жёлтым цветом) выделены по вскрытию скважинами грунта нарушенной структуры, но без обнаружения вещественных доказательств».

А если нет вещественных доказательств — как можно определить возраст могилы? Тем более что в составе буровой бригады не было ни судмедэкспертов, ни антропологов, ни археологов. Только они могли бы сделать (хотя бы оценочные) заключения о принадлежности и возрасте останков.

В общем, кто-то здесь похоронен, а кто? Бог весть... Может, то и не могилы вовсе, а помойные ямы кухни пионерлагеря и дачи НКВД...

Отчего же смоленские власти не проводят эксгумацию — ведь обычно не так уж трудно определить, к какому времени относятся захоронения. Денег нет? Так попросили бы помощи у поисковых отрядов — сотни молодых ребят по всей стране ежегодно занимаются подобной работой, не требуя за это никаких денег.

Но — не проводят. Более того, во время рабочей поездки Сергея Стрыгина в Катынь выяснился интереснейший факт. Директор ГМК «Катынь» Анатолий Волосенков сообщил, что «на оперативном совещании перед началом раскопок в Козьих Горах в 1994—95 г., на котором определялся порядок работ, выступил представитель прокуратуры и категорически запретил проводить какие-либо вскрытия или эксгумации "советских" могил».

Какая, однако, предупредительность прокуратуры! Обычно ее трудно заставить шевелиться, и вдруг такая энергия! А почему бы, кстати, не изучить следы более ранних сталинских преступлений, особенно если платят за все поляки? И нет ли связи у волнения смоленских прокуроров с предельно странным поведением ГВП СССР при расследовании «катынского дела»?

Может быть, ключ к их поведению в следующей фразе отчета Стрыгина?

«В результате этого запрета ни одна "советская" могила в российской части мемориала не была вскрыта, а пять "советских" могил в "Долине смерти", вскрытые польскими археологами из-за подозрений, что там могут находиться трупы поляков, были вновь засыпаны землей без эксгумации или исследования, сразу же после того, как польские археологи установили факт наличия в верхнем слое этих захоронений останков советских людей».

Как хотите, но создается впечатление, что кто-то очень влиятельный в Смоленске (а может быть, и не в Смоленске) не заинтересован в том, чтобы эта эксгумация проводилась. Интересно, что могло вызвать столь трепетное беспокойство о целости именно советских захоронений и упорное нежелание проводить изучение «русских могил», вплоть до инициативного выступления прокурора?

Тут одно из двух. Либо все это блеф, и массовых могил советских граждан, кроме тех пяти, что были вскрыты поляками, нет вовсе — в этом случае мемориал теряет половину пафоса и становится чисто польским делом, что обидно для работников ГМК и смоленских властей. Либо, что еще хуже, могилы есть, но слишком велик шанс обнаружить, что их «авторство» принадлежит гитлеровцам. В этом случает катынский мемориал приобретет вовсе сюрреалистический вид: половина его будет посвящена полякам, павшим от рук НКВД, а другая — советским людям, убитым гитлеровцами, и всё это в одном и том же месте и практически в одно время. Но тогда летит в тартарары сама идея мемориала, ибо если немцы на этом пятачке расстреливали тысячи советских людей, они:

а) никак не могли обнаружить «польские могилы» лишь в 1943 году;

б) да и вообще, кто поверит, что поляков стреляли наши?

Впрочем, на Смоленской земле существуют не только советские могилы, которые тщательно оберегают от изучения, но и польские, до которых никому попросту нет дела.

В 1997 году в тех же Козьих Горах, но за пределами Катынского мемориала была обнаружена еще одна «польская» массовая могила, которая, по мнению тех, кто ее нашел, не вскрывалась ни немцами, ни комиссией Бурденко. По предварительным оценкам, там может быть от 300 до 1000 тел.

Недалеко оттуда, на приусадебном участке одного из домов дачного поселка Козьи Горы, копатели обнаружили яму с обгоревшими чемоданами и вещмешками. Внутри оказались хорошо сохранившиеся вещи и документы, а также немецкие сигареты, зажигалки со свастикой, что однозначно указывает: расстреляны хозяева этих вещей были уже после прихода немцев.

12 апреля 2000 года Путин сообщил об этих находках президенту Польши Квасьневскому, супруга которого как раз собиралась посетить Катынский мемориал, предложив совместное исследование новых могил. 13 апреля Иоланта Квасьневская возложила цветы на новую «яму смерти». Дальнейшее — молчание.

Это еще не все. 17 января 2007 года дала показания Дарья Иванова. Ее, агронома-льновода, в 1943 году привлекали к работе ЧГК по определению ущерба, причиненного льноводческому хозяйству области. Жила она в небольшом домике в поселке Серебрянка, местонахождение которого описывает абсолютно точно: в 4 км от центра Смоленска, в 2 км от железнодорожного вокзала и в 1,5 км от развилки двух железных дорог.

Она рассказывала:

«Летом 1944 г. рядом с поселком Серебрянка было случайно обнаружено еще одно большое захоронение расстрелянных немцами поляков. Нашел могилу местный пастух, пасший на пустыре стадо коров... Это был старичок, такой невзрачный, то ли очень старый, то ли хиленький. Он был из местных, видимо, и сам жил в Серебрянке...

Одна работница льнозавода... предложила после работы сходить посмотреть на могилу. Когда мы пришли посмотреть, откуда-то вдруг появился этот пастушок и стал охотно нам всё показывать, палочкой разгребал землю и говорил: "Вот ноги, вот еще ноги". Ему нравилось показывать, потому что именно он нашел эту могилу.

Могила располагалась на запад от льнозавода на удалении 1—1,5 км, а может и меньше, непосредственно у шоссе на Оршу, с северной его стороны. Туда можно было запросто дойти пешком от Серебрянки, велосипед был не нужен...

...Могила начиналась сразу же от шоссе перпендикулярно к нему в общем направлении на север. Шоссе в этом месте шло по насыпи и возвышалось над окружающей местностью на полметра-метр. У самой обочины шоссе был насыпан земляной бугорок метра полтора высотой и длиной метра три-четыре, возвышавшийся над полотном дороги примерно на 1 м или несколько больше... За бугорком расстрелянные были похоронены в ряд, выровненный по ногам, забросаны ветками и засыпаны землей, длина этой могилы была метров 10.

Вокруг могилы были заросли кустарника, ольхи, высотой в рост человека или даже несколько выше — человек скрывался в них. Рядом было мокрое, сырое место, болотянка... Захоронение было западнее болотянки, местность там постепенно поднималась в гору и начинался сосновый бор, который до войны тянулся до самой Катыни. Он был весь вырублен немцами, только перед Катынью остались две иссеченные осколками сосны. Вблизи могилы никаких построек, деревень, высоких деревьев, мостов или других приметных ориентиров не было. Все деревни были сожжены, стояли только дорожные указатели с их названиями...

Трупы были плохо замаскированы — только прикрыты сверху ветками и слегка забросаны землей. Было похоже на то, что людей в этом месте немцы расстреляли больше, чем планировали вначале. Все тела в могилу не поместились, верхний ряд лежал выше уровня окружающей местности. Сверху трупы были присыпаны таким тонким слоем земли, что через некоторое время отдельные выступающие части стали появляться на поверхности. Одна из коров зацепила рогом торчащую из-под земли полу шинели, пастух копнул в этом месте палкой землю и увидел трупы. Военным сообщил про находку местный житель по фамилии Шарай...

В верхнем ряду могилы мы насчитали ровно 18 трупов, выровненных по ногам, головой к льнозаводу, на восток. В нижних рядах — неизвестно сколько, трупы там разложились и спрессовались, на глаз их невозможно было сосчитать.

В могиле были только поляки, все в военной форме. Советских людей или поляков в гражданской одежде в той могиле не обнаружили. То, что это были поляки, определили позднее по военной форме, надетой на трупах. (Шинели польские тоньше наших, и покрой другой.) Сколько их всего было в той могиле, не знаю, поскольку лично при раскопках не присутствовала. Нельзя сказать, что это были офицеры, скорее всего даже не офицеры, а солдаты: офицеры носили сапоги, а эти были обуты в ботинки. Это легко определялось по подошвам: у сапог подошвы узкие, а у ботинок широкие, сразу видно. По шинелям на первый взгляд невозможно было определить, офицерские они или солдатские, они были сильно перемазаны землей.

Эксгумация велась три дня. Все удивлялись, как быстро военные провели эту работу. Трупы быстро разлагались, могла быть инфекция. На месте захоронения осталась разровненная земля, рядом, где раскопки не велись, — травяной дёрн. Работы вела рота солдат какой-то тыловой части Красной Армии, возможно, из медсанбата. НКВД таких работ не проводил, их были единицы, у них не было таких больших воинских подразделений. Никаких памятных знаков на месте эксгумированного захоронения не ставили. Оцепления в начале эксгумации не выставлялось, однако, что было позднее, сказать не могу, потому что уехала на несколько дней в командировку. Однако о том, чтобы кто-то кого-то отгонял, ни от кого не слышала. Вообще, местность была обезлюдевшей. Человека трудно было встретить. Несколько человек было на льнозаводе, и всё. Скорее всего, что и отгонять-то было некого... Тот самый Шарай рассказывал позднее, что трупы увозили хоронить рядом с общим большим захоронением на правом берегу Днепра...»

Из всех вопросов, которые здесь можно задать, ответ есть лишь на один: «Кто это сделал?» Надеемся, не надо отдельно доказывать, что это не мог быть НКВД? Остальное неизвестно. Ни кто эти люди, ни когда их убили, ни где они теперь лежат. Общих больших захоронений в Смоленске тогда было столько... А вот интересно: есть ли в катынском мемориале плита в память этих людей? Или она противоречит идее мемориального комплекса?

Все-таки очень хотелось бы знать, что для поляков Катынь — боль и память или просто оружие против старого противника? И имеют ли какое-то значение для наших «мемориальцев» расстрелянные соотечественники, если они были убиты не НКВД?

Примечания

1. http://www.katyn.ru/index.php?go=Pages&in=view&id=399

2. Филонова С. Еду из Козельска в Смоленск в неизвестность. Любящий вас Марианн...». 2010, 9 апреля. http://www.polit.ru/analytics/2010/04/09/katyn.html#

3. Липский А. Ямы смерти и провалы памяти. // Новая газета. 2008. 5 мая.

4. http://www.duel.ru/200547/?47_2_l

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
Яндекс.Метрика
© 2017 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты