Библиотека
Исследователям Катынского дела

На правах рекламы:

http://sky-apple.ru/ ремонт iphone главная ремонт.

Святослав Караванский. «Лагерные отголоски Катыни»

Тадеуш Мелешко беседовал со Святославом Караванским, представителем освободительного движения на Украине, который сумел уехать на Запад. Последние десять лет из тридцати, проведенных им в лагерях и тюрьмах, Караванский отсидел главным образом за сбор информации о Катыни. Вот что он рассказал нашим слушателям1.

— Попав в 1967 году во Владимирскую тюрьму, я из разговоров с сокамерниками узнал, что в этих стенах содержится лесничий из Катыни — Андреев. Его арестовали сразу после освобождения Смоленска частями Красной Армии, арестовали за то, что в 1943 году он давал свидетельские показания комиссии, расследовавшей катынское преступление. Андреев рассказал, что в качестве лесничего был очевидцем этой бойни. Правда, он не видел, как все происходило, но до глубокой ночи слышались выстрелы. Позже его вызвал к себе советский комиссар2, который заявил Андрееву: «Тут засыпали противотанковые рвы, надо будет посадить пихточки».

Когда пришли немцы, Андреев сообщил им то, что ему было известно. На указанном месте стали копать и обнаружили трупы польских офицеров. Показания Андреева впоследствии его и погубили. Сразу же по восстановлении советской власти он был арестован и получил двадцать пять лет. Сидел во Владимирской тюрьме, в одиночной камере, в полной изоляции.

Однажды во время прогулки охранник по ошибке впустил к Андрееву в специально отгороженный клочок тюремного двора заключенных из других камер. И так получилось, что это были «политические». Тогда он сказал им: «Я — Андреев, лесничий из катынского леса. Меня держат здесь и время от времени вызывают на допрос, чтобы уговорить отказаться от своих показаний перед комиссией в 1943 году. Сидит здесь и моя жена».

Все услышанное я записал с помощью тайного шифра, так, чтобы никто не смог этого прочесть. Но запись обнаружили при обыске и с помощью дешифровальной машины прочли. И вот что запротоколировано в советском суде в обосновании приговора, вынесенного по моему делу шестого апреля 1970 года:

«В провокационных целях хранил запись о том, что военнопленных польских офицеров якобы расстреляли не фашистские оккупанты, а советские чекисты».

Таким образом эти материалы послужили одним из доказательств моей вины на суде в 1970 году.

Когда в ходе судебного разбирательства я потребовал в качестве свидетелей вызвать Андреева и его жену, а также солдат Магишева и Меджидова, тоже осужденных по катынскому делу, либо присовокупить к моему делу вынесенные им приговоры, суд проигнорировал мое требование. Не нашло оно отражения и в протоколах судебного заседания.

Магишев и Меджидов были солдатами в оцеплении, поставленном во время той трагедии в катынском лесу вокруг рвов, где происходил расстрел. Им приказали открывать огонь без предупреждения по каждому, кто попытался бы приблизиться к ямам с той или другой стороны. Магишев и Меджидов показали это перед той же самой комиссией 1943 года.

Вот примерно и все, что я могу сообщить по этому делу. Добавлю еще: трудно себе представить, чтобы это преступление совершили немцы, ведь прошло уже столько лет, а среди немцев как-то не нашлось никого, кому предъявили бы подобное обвинение. Такое злодеяние полностью скрыть невозможно. Удалось же выявить палачей Освенцима, Майданека, Бухенвальда. Их имена обнародованы. А кто совершил катынское преступление, по-прежнему неизвестно.

Вот за то, что я отстаивал правду (хотя мне приплюсовали и другие дела), и пришлось отсидеть десять лет, но я не жалею, что так получилось, поскольку боролся за справедливость.

«Ожел Бялый», № 185, Лондон, январь 1980

Примечания

1. Текст радиоинтервью был опубликован в выходившей в Лондоне на польском языке газете «Ожел Бялы» («Белый орел»), № 185, 1980 г.

2. Так в тексте.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
Яндекс.Метрика
© 2017 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты