Библиотека
Исследователям Катынского дела

На правах рекламы:

Станок для обработки кромки стекла vacuum-press.ru.

Война в воздухе

Силы сторон

Против Польши действовали части I-го и IV-го воздушных флотов: около1800 самолетов (258 пикирующих бомбардировщиков Ju-87, более 700 бомбардировщиков He-111, Do-17 и Ju-86 различных модификаций, 30 штурмовиков Hs-123, 339 истребителей Messerschmitt Bf-109, главным образом вариант «Emil», 95 двухмоторных истребителей Bf-110, 219 разведчиков малого радиуса действия в основном Hs-126, несколько He-45 и He-46, 158 дальних разведчиков Do-17P, а также самолеты морской авиации — в их числе 60 Ju-87 и 20 He-111). Кроме того, в ходе боев эскадры люфтваффе получили в качестве пополнения 100 самолетов разных типов. Были задействованы истребители и разведчики, прикрывавшие воздушное пространство Третьего рейха. Всего в боевых действиях на разных этапах принимало участие около 1950 боевых машин.

Польская авиация оказалась, как и все рода войск польской армии не подготовленной к ведению современной войны. Правда она не была вопреки расхожему мнению в основной своей массе уничтожена на земле в первые часы боевых действий и, несмотря на численное и техническое превосходство люфтваффе, оказала мужественное сопротивление агрессору в меру своих сил и возможностей.

Польские ВВС не являлись отдельным родом войск и накануне войны в организационном плане разделялись на две составляющие. 28 июля 1939 г. было принято решение перевести большую часть самолетов в распоряжение армейской авиации, раздробленной на отдельные дивизионы и эскадрильи, рассредоточенные по армейским группам. Из остальных машин формировались «Бригада Преследования» (истребительная бригада) и «Бомбардировочная бригада» (бригада бомбардировщиков), подчинявшиеся непосредственно штабу Верховного Главнокомандующего Рыдз-Смиглы. Однако практически реорганизация началась лишь 23 августа 1939 г. Реформирование структуры авиации не было до конца продумано и проходило с большими сложностями. Поляки так и не успели к началу войны создать сеть ремонтных баз, плохо работала система обеспечения горючим и запчастями.

В целом польское командование могло выставить 745 самолетов различных типов. Из этого числа 404 машины находились в первой линии. Реально же боевую ценность представляли 308 машин. В их числе — 128 истребителей P-11 (слабо защищенные, с непрочной конструкцией и с очень слабыми летными характеристиками по сравнению с их немецкими противниками) и 30 архаичных P-7A. Только 36 бомбардировщиков P-37 «Los» могли составить достойную конкуренцию люфтваффе. Легкие бомбардировщики P-23 «Karas» (114 машин) с натяжкой тоже можно было отнести к современным самолетам, по крайней мере, они соответствовали своему назначению. Остальные самолеты представляли собой учебно-тренировочные и почтовые «летательные аппараты» («Czapla», R-XIII), составлявшие основу разведывательных эскадрилий.

В сентябрьских сражениях 1939 г. отличились летчики польской истребительной бригады, состоявшей из 2 дивизионов (по 2 эскадрильи в каждом): III/1 (111-я и 112-я эскадрильи) и IV/1 (113-я и 114-я эскадрильи). Позднее дивизиону IV/1 была придана еще одна эскадрилья (123-я), ранее входившая в состав истребительного дивизиона III/2.

На вооружении бригады находилось 30 истребителей P-11C, 13 P-11А и 10 старых изношенных P-7A. Командовал бригадой полковник Стефан Павликовский — летчик-истребитель, участник Первой мировой войны, инициатор создания отдельного истребительного соединения. Главная задача этого соединения прежде всего заключалась в защите Варшавы от налетов немецких бомбардировщиков.

Польская бомбардировочная бригада (командир — полковник Хеллер) к началу войны организационно и технически не закончила формирование. Бригада состояла из 4 эскадрилий бомбардировщиков P-37В «Los» (36 машин) и 5 эскадрилий P-23В «Karas» (50 машин). В учебных частях и в резерве на базе в Малашевичах находилось 37 машин P-37 из которых только половина могла быть в ближайшее время направлена в боевые части.

На первый взгляд бригада представляла внушительную силу, но в реальности не все так было гладко. Эффективность действий сильно страдала от устаревшей концепции ведения воздушной войны. По сути никакой концепции вообще не существовало.

Командиру разрешалось по своему усмотрению использовать только две (максимум три) эскадрильи. Ввод в бой больших сил мог быть разрешен только штабом Верховного Главнокомандующего. Отсутствие централизованного командования и размещение эскадрилий бомбардировщиков на удаленных друг от друга аэродромах значительно ограничивали боевые возможности бригады.

Бригада должна была вести разведку в глубоком тылу противника, наносить удары по районам сосредоточения его живой силы и техники, по вражеским аэродромам, разрушать линии коммуникаций.

Основные задачи истребительных, бомбардировочных и разведывательных эскадрилий, приданных армейским оперативным соединениям, заключались в прикрытии и поддержке сухопутных войск, уничтожении вражеской авиации на полевых аэродромах, ведении разведки в ближнем тылу противника.

Боевые действия

Первый воздушный бой Второй мировой войны произошел 1 сентября 1939 г. В 6:30 утра с секретного полевого аэродрома Белице (около Кракова) по тревоге поднялась пара польских истребителей P-11C, принадлежавших 121-й эскадрилье III/2 дивизиона армии «Краков». Во время набора высоты польские самолеты были неожиданно атакованы тремя бомбардировщиками Ju-87, возвращавшимися с задания. Увидев по курсу два вражеских истребителя, немецкие летчики увеличил газ и, заняв удобную для стрельбы позицию, стали бить длинными очередями.

После второй очереди истребитель ведущего, капитана Мечислава Медвецкого (командир дивизиона) закачался с крыла на крыло и взорвался в воздухе.

Сбивший его, сержант Франк Ньюберт (StG 2 «Immelmann») довернул на машину ведомого, подпоручика Владислава Гныша, но тот, совершив резкий маневр, сумел уйти от преследователя. Из-за малой скорости этот вираж едва не стоил подпоручику жизни — его самолет вошел в штопор и он с трудом выровнял его у самой земли. Гнышь продолжил полет и через несколько минут заметил два немецких бомбардировщика Do-17E, возвращавшихся из рейда на Краков. Польский летчик атаковал врага и повредил обе машины. Спустя несколько минут он потерял визуальный контакт с противником и вернулся на свой аэродром, не подозревая о том, что он только что открыл счет первым победам над люфтваффе в войне. Немецкие бомбардировщики не смогли дотянуть до своих аэродромов и разбились около деревни Журада.

Истребительная бригада вступила в бой 1 сентября в 6:45 утра, когда хорошо организованная система наблюдателей предупредила о приближении большой группы вражеских самолетов. С аэродрома Понятув поднялись на перехват все 53 истребителя. Около 7 часов утра они атаковали группу немецких бомбардировщиков He-111 (KG.27), летевших под прикрытием Bf-110 (I\LG.1). Во время получасового боя был поврежден и разбился при посадке P-11C подпоручика Полушиньского. С немецкой стороны был ранен командир истребителей сопровождения майор Грабманн.

В полдень бригада провела еще один бой с немецкими бомбардировщиками и эскортировавшими их Bf-109. Во время этой схватки летчики 113-й эскадрильи: подпоручик Ян Боровский и подхорунжий Ержи Радомский сбили по одному «сто девятому». Еще два Bf-109 уничтожили летчики 111-й эскадрильи: командир эскадрильи, капитан Густав Сидорович сбил «мессершмитт» в небе над Варшавой, однако и сам был сбит, подполковник Леопольд Памула таранил Bf-109 и выпрыгнул с парашютом.

3 сентября утром поручик Войцех Янушевич уничтожил Bf-110, а после полудня его успех повторил Станислав Карубин. Польские летчики не робели перед именитым противником. Так 5 сентября подпоручик Виктор Стжембош из 112-й эскадрильи сбил Bf-110, который пилотировал ветеран «Легиона Кондор» майор Хаммес. Другой Bf-110 ветерана испанской войны лейтенанта Беренца был сбит поручиком Арсеном Цебжиньским.

Вечером 1 сентября большие потери понесла 123-я эскадрилья, вооруженная истребителями P-7A. Вылетев на перехват вражеских бомбардировщиков, эскадрилья была атакована истребителями Bf-110 майора Грабманна (I\LG.1). Четыре польских самолета были сбиты. Командир эскадрильи капитан Мечислав Ольшевский погиб, остальные три пилота смогли покинуть свои машины, но их расстреляли немцы в воздухе (все трое получили тяжелые ранения). Немцы не понесли потерь.

За первые шесть дней войны истребительная бригада сбила 38 бомбардировщиков противника. Благодаря разветвленной сети передовых постов наблюдения, оповещавших о приближении немецких бомбардировщиков, польские истребители успешно атаковали вражеские самолеты на расстоянии в несколько десятков километров от Варшавы. После потери сети наблюдателей указания на перехват противника стали поступать с опозданием, что при малой скорости истребителей часто делало невозможным преследование противника (немецкие двухмоторные бомбардировщики превосходили в скорости польские истребители). Кроме того, немцы изменили тактику и теперь обычно походили к цели с нескольких направлений, небольшими группами и на разной высоте.

7 сентября оставшиеся самолеты истребительной бригады были переведены на аэродромы в районе Люблина. Польская столица осталась беззащитной перед налетами авиации люфтваффе.

Польская армейская истребительная авиация действовала в очень сложных условиях. В ее состав входило 5 дивизионов (по две эскадрильи в каждом), подчинявшихся пяти армиям: «Краков», «Познань», «Поморье», «Лодзь», «Модлин» и отдельной оперативной группе «Нарев». Рассредоточенные небольшими группами по временным полевым аэродромам истребители армейской авиации должны были перехватывать замеченные вражеские бомбардировщики. Основой их тактики были «засады» на маршрутах движениях самолетов противника. Позднее от нее пришлось отказаться, поскольку характеристики польских машин не позволяли успешно осуществлять перехват даже при заблаговременном взлете.

Самыми активными противниками польских эскадрилий на западном участке фронта были Bf-110 истребительной эскадры 4-го воздушного флота. На второй день войны самолеты этой эскадры прикрывали бомбардировщики, наносившие удары по целям в районе Лодзи и Демблина и вступили в бой с истребительным дивизионом армии «Лодзь». В завязавшейся воздушной битве с участием 30 самолетов с обеих сторон поляки потеряли три машины (одна разбилась при вынужденной посадке) и сбили два истребителя противника.

2 сентября III\4 дивизион истребителей армии «Поморье» получил задачу атаковать немецкую моторизованную колонну около Грудзендза. Капитан Флориан Лясковский разделил дивизион на две группы: 141-я эскадрилья под его командованием должна была непосредственно нанести удар по войскам противника, а 142-я эскадрилья осуществляла прикрытие.

Польские самолеты были встречены сильным пулеметным огнем и не смогли выполнить задачу. 3 машины были сбиты, пилоты погибли (среди них и капитан Лясковский). Еще один P-11 получил серьезные повреждения, совершил вынужденную посадку и был захвачен немецкой пехотой. Урон нанесенный противнику был минимален.

В это же время 142-я эскадрилья атаковала две трупы немецких бомбардировщиков, шедших без прикрытия, и заявила о семи победах без потерь со своей стороны.

4 сентября 12 P-11C III/4 дивизиона армии «Поморье» атаковали группу из 24 бомбардировщиков, летевших под прикрытием 15 Bf-109 и Bf-110. Польские летчики уничтожили 5 немецких бомбардировщиков. Обе стороны потеряли по одному истребителю. Значительные потери III/6 дивизион понес вечером этого же дня. По немецким данным в тот день поляки потеряли на земле и в воздухе 11 самолетов.

Активные действия армейских истребителей продолжались только первую неделю войны. В период с 7 по 17 сентября большинство эскадрилий перебазировалось в окрестности Люблина и Луцка, где была предпринята неудачная попытка реорганизовать «Бригаду Преследования».

Нехватка топлива и запасных частей, отсутствие системы наблюдения привели к резкому сокращению вылетов. За период с 10 по 17 сентября польские летчики смогли записать на свой боевой счет всего лишь 5 побед. Единственным боевым формированием истребительной авиации, воевавшим вплоть до начала эвакуации, являлась 132-я эскадрилья III/3 дивизиона армии «Познань». Под командованием талантливого командира, майора Мечислава Мумлера, летчики дивизиона сбили 36 вражеских машин, несмотря на то, что 9 сентября Мумлер был вынужден расформировать 131-ю эскадрилью и перевести оставшиеся самолеты в состав 132-й эскадрильи. Причем только трое пилотов 131-й эскадрильи смогли продолжать сражаться, остальные остались без машин.

В то время как их коллеги из истребительных частей пытались остановить натиск вражеской авиации, экипажи самолетов бригады бомбардировщиков провели первые два дня в напряженном ожидании приказа на взлет, который так и не поступил. В штабе бригады царила растерянность.

Только 3 сентября P-23, а на следующий день P-37 стали наносить бомбовые удары по наступавшим немецким частям. Польское командование связанное обещанием — не бомбить территорию Германии, данным западным союзникам, решило поддерживать наземные войска, атакуя немецкие танковые и моторизованые части. Аэродромы и линии снабжения рассматривались как второстепенные цели, хотя удары по ним могли оказать гораздо более существенное влияние на ход войны.

3 сентября 30 самолетов P-23 «Karas» нанесли удары по танковым колоннам противника около Радомско, задержав продвижение немцев на два дня. Остальные рейды оказались не столь удачными, хотя они и доставляли немало хлопот частям вермахта. Тактика беспокоящих ударов, проводившихся небольшими разрозненными группами (по 3—4 машины) быстро обернулась большими потерями. Лишенные истребительного прикрытия многие бомбардировщики стали легкой добычей «сто девятых», еще большее их число было сбито или повреждено огнем немецких средств П ВО.

Тем не менее бригада продолжала выполнять задания. 17 сентября она располагала всего 17 P-37. Эти самолеты перелетели в Румынию, где были интернированы. Все P-23 были к этому времени потеряны или же находились в ремонте.

Немногим лучше складывалась ситуация в армейских разведывательных эскадрильях, имевших на вооружении такие же легкие бомбардировщики «Karas» и выполнявших задачи поддержки наземных войск. Порой такие вылеты проходили успешно.

2 сентября 24-я разведывательная эскадрилья в сопровождении истребителей 122-й эскадрильи (6 P-11) — чрезвычайно редкий случай «комфортных» условий для экипажей польских бомбардировщиков — нанесли серьезный урон немецкой колонне около Ченстохова. На следующий день самолеты этой эскадрильи бомбили танковую колонну противника возле Рабка, уничтожив несколько единиц бронетехники. Потери составили всего один P-23, но это было скорее исключением из общих правил.

3 сентября 31-я эскадрилья (6 P-23) во время атаки, несмотря на эффект внезапности (немцы были застигнуты врасплох во время отдыха), потеряла две машины, остальные самолеты получили повреждения.

Разведывательные полеты, выполнявшиеся обычно одиночными самолетами, тоже были сопряжены с большой опасностью — господство люфтваффе в воздухе было очевидным и пилоты польских «разведчиков» вряд ли могли рассчитывать на помощь истребителей. К 17 сентября из 64 P-23 «Karas» армейских разведывательных эскадрилий в строю оставалось 16 машин. По приказу Верховного Главнокомандующего, маршала Рыдз-Смиглы, они перелетели в Румынию.

Фактически организованное сопротивление Польша прекратила 17 сентября 1939 г., однако несколько патриотов в течение еще двух недель летали над страной, полностью оккупированной немецкими и советскими войсками. Некоторые из них успешно воевали даже в начале октября. Так 1 октября по приказу генерала Клееберга, командующего войсками отдельной оперативной группы «Полесье», командир приданной группе 13-й разведывательной эскадрильи капитан Перункевич вместе с поручиком Радзивиллом производил разведку дислокации вражеских войск на самолете PWS-26. После выполнения задания разведчик подвергся нападению трех «мессершмиттов». Машина не была вооружена, а летчики не имели даже парашютов, но отвага и летное мастерство капитана Перункевича не позволили немецким истребителям уничтожить польский самолет. Эдмунд Перункевич стал последним польским пилотом, выполнявшим боевые вылеты (вплоть до 5 октября) во время войны.

Большинство польских летчиков пересекли 17—18 сентября 1939 г. польско-румынскую границу и направились во Францию, а затем в Великобританию, где продолжили борьбу с Германией.

Согласно немецким источникам, в сентябрьской кампании 1939 г. Германия в воздушных боях, от огня польских сил П ВО и в авиакатастрофах потеряла 285 самолетов: 109 бомбардировщиков, 79 истребителей, 63 разведчика, 12 транспортных самолетов, 22 самолета связи и морской авиации. Около 400 летчиков было убито или пропало без вести, 120 получили ранения. Потери, понесенные люфтваффе, были восстановлены только ранней весной 1940 г., из-за чего Гитлер перенес срок нападения на Францию.

Потери польских ВВС составили 333 самолета. В воздушных боях было сбито 100 машин, 120 самолетов разбились от полученных повреждений. Только 25 боевых самолетов (в противоположность многим учебным и гражданским машинам) было уничтожено на земле. 61 летчик погиб, 110 пропало без вести и 63 получили ранения.

Интересно отметить тот факт, что в ходе боев более 30 польских самолетов было сбито огнем своих наземных частей и средств ПВО. Эту печальную статистику можно легко объяснить. Постоянно терзаемая вражеской авиацией, польская пехота стреляла во все, что летало. Польские самолеты были чрезвычайно редкими «гостями» и поэтому, когда они все же изредка появлялись в небе, часто принимались за немецкие.

Один из таких инцидентов произошел 8 сентября, когда истребители P-11 III\2 дивизиона армии «Краков» преследовали около Пулавы группу немецких бомбардировщиков He-111 и попали под обстрел своих зениток. Четыре самолета были сбиты, погибло два летчика (в т.ч. командир 121-й истребительной эскадрильи) и один был ранен.

Очень часто гибли летчики связных и разведывательных самолетов, которые обычно летали на небольшой высоте и могли быть легко сбиты огнем из пулеметов и даже стрелкового оружия.

Приведу пример еще одной интересной статистики. Экипажи польских бомбардировщиков сумели во время войны уничтожить 14 немецких истребителей, потеряв при этом 31 машину. Польская бомбардировочная авиация не могла похвастаться мощным оборонительным вооружением, состоявшем обычно из трех пулеметов 7,7-мм и не имела броневой защиты. Это свидетельствует о том, что многие немецкие летчики только начинали постигать азы мастерства (для сравнения — польская истребительная бригада сбила 38 вражеских бомбардировщиков, потеряв от их огня только 4 машины).

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
Яндекс.Метрика
© 2017 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты