Библиотека
Исследователям Катынского дела

2. Национально-патриотические движения

Вследствие длительного существования польской нации в условиях отсутствия собственной государственности вопрос о национальном суверенитете приобрел в Польше громадное значение, составив настроений широких масс и став одним из основных в общественной мысли страны. В сознании народа проблема суверенитета заключалась в традиционных ценностях, главными из которых были независимость страны, католическая вера и восприятие себя как части западного мира. Любое покушение на эти ценности вызывало негативную реакцию в обществе и воспринималось как попытка навязать чуждое мировоззрение. В связи с этим события 1956 г. рассматривались большинством народа прежде всего как борьба за возвращение к истокам и возрождение национального самосознания. Именно поэтому не только народ, но и католическая церковь выразили свое доверие В. Гомулке, который, по словам очевидца событий 1956 г. в Польше корреспондента агентства Рейтер С. Тейлора, вернулся на политический Олимп не в качестве коммунистического реформатора, но как национальный лидер1. Поэтому вожаки молодежи в 1956 г. чувствовали, что не найдут понимания у своих сверстников, если решатся выступить против каких-либо решений В. Гомулки2.

Оборотной стороной подъема национальных чувств был взрыв антирусских и антисемитских настроений. Познаньские рабочие на манифестации протеста 28 июня 1956 г. несли транспарант «Польша для поляков», в редакции польских газет приходили письма антисемитского содержания, а требование отставки К. Рокоссовского с поста министра обороны, по наблюдению Я. Заблоцкого, «совершенно явно приобрело антисоветский характер»3.

На все это наслаивалась религиозность значительной части поляков. Достаточно было немного ослабить жесткую политику государства, чтобы 26 августа 1956 г., после периода гонений на церковь, в Ясной Гуре на традиционное паломничество к иконе Ченстоховской Богоматери собралось несколько сот тысяч человек. Руководитель департамента в Комитете по делам общественной безопасности Ю. Брыстыгер на совещании начальников воеводских управлений ведомства еще 17 апреля 1956 г. с тревогой отмечала, что в стране «налицо религиозная волна. Имеются попытки организованных походов членов СПМ в церковь»4.

Восприятие себя как части западного мира было едва ли не главным препятствием, которое мешало укоренению среди населения страны коммунистической ментальности в ее советском издании. Это восприятие присутствовало на глубинном уровне сознания и на практике проявлялось в противопоставлении себя иным культурам, прежде всего восточному православию. Именно поэтому, по мнению писателя В. Вирпши, наиболее ожесточенными были польские восстания против России, а не против Пруссии или Австрии. Борьбу с Россией поляки воспринимали как защиту от влияния чуждого им мира, угрожающего сохранению национального самосознания. Восстания же против немцев были борьбой с людьми близкой полякам культуры5. Иначе говоря, вопрос суверенитета в мировоззрении народа носил окраску не только политическую, но и национально-культурную, и нередко проявлялся в межнациональной напряженности. Естественным результатом этого было распространение антисоветских и антирусских настроений, которые сопровождали Народную Польшу от самых истоков и до самого конца ее существования. Начиная от появления Польского комитета национального освобождения и заканчивая временами «Солидарности», вмешательство восточного соседа во внутренние дела страны было для населения Польши вещью несомненной и весьма болезненно ощущаемой. Не случайно во время рабочих выступлений 1956, 1970 и 1980—1981 годов независимо от первоначальных требований протестующих неизменно всплывала советская проблема.

Наряду с антисоветскими и антирусскими настроениями другим направлением межнациональной напряженности было отношение к евреям, которых издавна воспринимали как одних из проводников политики русификации. Это мнение еще более укрепилось во время советско-польской войны 1920 г. и после присоединения в 1939 г. восточных земель к Советскому Союзу. События 1944—1956 годов добавили к этим предубеждениям обвинение в поддержке, которую якобы оказали евреи новой власти. В пользу этого мнения говорило их участие в работе органов госбезопасности, а также наличие в составе руководства ППР-ПОРП нескольких деятелей еврейского происхождения, которые провели войну в Москве. Поэтому коммунистическая власть поначалу ассоциировалась для многих поляков не только с «русским господством», но и с «еврейским засильем».

Пожалуй, единственным несомненно выгодным для власти проявлением межнациональной напряженности было отношение поляков к немцам. Воспоминания о войне были все еще весьма сильны, так что даже шаг такой авторитетной организации, как католическая церковь, навстречу примирению двух народов (знаменитое «Обращение» польского епископата к немецкому в конце 1965 г.) не встретил понимания в обществе6. Пользуясь тем, что ФРГ не признавала западные польские границы, власть поддерживала среди населения страны ощущение постоянной угрозы со стороны «немецкого реваншизма». Такая политика при Гомулке играла очень важную консолидирующую роль. По словам М. Раковского член ЦК Ян Шидляк сокрушался в 1970 г., незадолго до подписания соглашения между Польшей и ФРГ, что теперь исчезнет идея, которая до сих пор объединяла народ7.

Власть не была сторонним наблюдателем настроений своих граждан, но пользовалась этими настроениями, стремясь уменьшить мировоззренческую пропасть между официальной коммунистической пропагандой и массовым общественным сознанием. Однако два принципиальных вопроса — политическая зависимость от Советского Союза и враждебное отношение к религии — свели к нулю все усилия режима в этой области.

Примечания

1. АВП РФ. Ф. 122. Оп. 3. П. 747. Д. 1383. Л. 374; оп. 39. П. 140. Д, 728. Л. 10—12.

2. Friszke A. Opozycja... S. 82—83.

3. АВП РФ. Ф. 122. Оп. 3. П. 747. Д. 1383. Л. 364—366; Оп. 38. П. 127. Д. 170. Л. 55—59; Ambroziewicz J., Olszewski J. Exodus czy emigracja // Po prostu, 1957, № 12; Bogusławski A., Wolny B. Nie bądźmy jezuitami // Przegląd Kulturalny, 1957, № 14; Turowicz J. Antysemityzm...; Woroszylski W. Ludzie, idee, zdarzenia // Nowa Kultura, 1957, № 2; Mandalian A. "...Jak kto nieświadomy to od razu kanalia" // Nowa Kultura, 1957, № 2.

4. IFN BU. K d/s BP 6. S. 11.

5. Wirpsza W. Jaki jest sens emigracji //Kultura (Paiyż), 1975, № 7.

6. Żaryń J. Dzieje kościoła katolickiego w Polsce (1944—1989). Warszawa, 2003. S. 240; Dudek A., Gryz Ił. Komuniści i Kościół w Polsce (1945—1989). Kraków, 2003. S. 227—228.

7. См.: Zaremba M Komunizm... S. 305.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
Яндекс.Метрика
© 2017 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты