Библиотека
Исследователям Катынского дела

На правах рекламы:

• На хороших условиях создание сайтов для всех клиентов.

Глава восьмая. Советско-польская война

Осенью 1918 года польские коммунисты в точном соответствии с большевистским планом резко активизировались. 7 ноября в Люблине объявилось «народное правительство», которое провозгласило роспуск Регентского совета, введение «гражданских свобод» и 8-часового рабочего дня, национализацию лесов и имений, создание самоуправлений и гражданской милиции.

В этих условиях Регентский совет добился от Германии освобождения Юзефа Пилсудского (он находился в заключении в крепости Магдебурга), который 10 ноября прибыл в Варшаву. Переговоры Регентского совета и Люблинского «правительства» привели к тому, что 14 ноября власть была передана Пилсудскому. 22 ноября он подписал декрет об организации высшей власти в Польской республике. Пилсудский назначался «временным начальником государства», обладавшим полной законодательной и исполнительной властью. Еще 27 октября была создана польская армия.

16 ноября Пилсудский провозгласил создание независимого польского государства. Теперь Варшава всерьез озаботилась определением своих границ. Пилсудский и большинство других политиков были сторонниками восстановления границ 1772 года. Диктатор мечтал о создании ряда национальных государств на территории европейской России, которые находились бы под польским влиянием. Это позволило бы Польше, по мысли Пилсудского, вновь стать великой державой, заменив в Восточной Европе Россию.

В ноябре 1918 года германские войска стали отводиться с оккупированных территорий. Красная Армия двинулась на запад вслед за уходящими германскими частями. На территории Латвии и Белоруссии действовали Псковская и 17-я стрелковые дивизии Западного района обороны, переименованного 15 ноября в Западную армию. В ночь на 17 ноября передовые части Западной армии перешли демаркационную линию и стали продвигаться в направлении Полоцка, Могилева, Бобруйска и Гомеля.

21 ноября советские войска вступили в Полоцк, 28 ноября — в Бобруйск, 8 декабря — в Слуцк, 9 декабря — в Даугавпилс, 10 декабря — в Минск, 6 января 1919 года — в Гомель, 12 января — в Мозырь, 13 января — в Слоним, 25 января — в Пинск, а 2 февраля — в Овруч. На территории Смоленской, Витебской, Могилевской, Минской и Виленской губерний 28 ноября был создан Минский военный округ, переименованный 14 декабря в Западный.

16 декабря 1918 года была провозглашена Литовская ССР. Польское население Литвы и Белоруссии создало Комитет защиты восточных окраин (КЗВО), который обратился за помощью к Варшаве. 30 декабря 1918 года Варшава заявила Москве, что наступление Красной Армии в Литве и Белоруссии является агрессией в отношении Польши. Поэтому польское правительство готовится к защите территорий, «заселенных польской нацией». Под лозунгом защиты своих соотечественников 1 января 1919 года польские войска заняли Вильно, но 3 января к городу подошли части Красной Армии и 6 января выбили из него поляков. 12 января 1919 года Западной армии была поставлена задача продолжать наступление на запад. 27 февраля 1919 года была создана Литовско-Белорусская ССР со столицей в Вильно.

В конце января большевистские части заняли Ковно и Гродно, но германский Восточно-Прусский добровольческий корпус генерала М. Хофмана в первой половине февраля отбросил большевиков почти на 100 км к востоку. 16 января Красная Армия в 26 км западнее Лиды вошла в соприкосновение с польскими легионерами, а 28 января польские отряды общей численностью свыше 1 тысячи бойцов появились в 20 км северо-западнее Слонима.

5 февраля под давлением Франции было подписано германо-польское соглашение об эвакуации германских войск из Литвы и Белоруссии и их замены польскими войсками. 9—14 февраля германские войска пропустили две польские оперативные группы (до 10 тысяч человек), после чего поляки заняли Белосток, откуда ушли германские части. С февраля 1919 года возник сплошной советско-польский фронт от Немана до Припяти. 18 февраля с подачи Франции было подписано германо-польское перемирие в Познани, что позволило полякам перебросить войска на восток. Со своей стороны главком Красной Армии 12 февраля отдал приказ о формировании с 19 февраля Западного фронта.

20 февраля польский отряд овладел несколькими населенными пунктами вдоль железной дороги Кобрин — Пинск, но на следующий день большевики восстановили положение. 2 марта 1919 года польские части генерала С. Шептицкого заняли Слоним, 5 марта части генерала А. Листовского — Пинск. Большевики отступили, поскольку 4 марта началось наступление войск А.В. Колчака на Восточном фронте, и туда стали перебрасываться части с запада. Положение частей Западного фронта осложнилось. Чрезвычайно низка была и дисциплина в частях Западной армии (с 13 марта — Белорусско-литовской армии). Два стрелковых полка 8-й стрелковой дивизии покинули позиции, захватили Гомель и подняли мятеж. Начались погромы. Член коллегии ВЧК Г.С. Мороз жаловался в ЦК РКП(б), что весь западный край пропитан антисемитизмом, который «явился питательной средой для контрреволюционных выступлений в Гомеле, Речице и Борисове».

К 15 марта Белорусско-Литовская армия занимала линию Ораны — Лида — Барановичи — Лунинец. Командование Западного фронта требовало от армии активной поддержки операций в Латвии и Полесье. Тем временем в наступление стали переходить и польские отряды. 17 марта большевики оставили Барановичи, но 25 марта смогли выбить поляков из города. 26 марта произошел ожесточенный бой на подступах к Лиде, в ходе которого польские отряды были отброшены от города. Весенняя распутица приостановила крупные операции на фронте Белорусско-Литовской армии. 31 марта Реввоенсовет республики решил перебросить на Восточный фронт часть войск с Западного фронта.

16—24 марта 1919 года в Москве состоялись неофициальные советско-польские переговоры, в ходе которых польская миссия выставила следующие условия соглашения. От РСФСР требовалось, во-первых, не использовать Красную Армию для поддержки революции в Польше; во-вторых, не создавать советского польского правительства и, в-третьих, предлагалось установить границу на основе самоопределения населения спорных территорий с выводом оттуда войск сторон. В целом Москва приняла эти условия, но Варшава так и не пошла на официальные переговоры, поскольку правительство Пилсудского стремилось захватить как можно больше территории.

Тем временем поляки пытались присвоить себе и территории на юго-востоке (в Восточной Галиции, Лемковщине, Закарпатье и Буковине). 1 ноября 1918 года польское население Львова (Лемберга) подняло восстание и захватило город. Польские войска генерала В. Ивашкевича захватили восточную Холмщину и Подляшье, отошедшие по Брестскому миру к Украине. 9 ноября поляки выбили украинские части из Перемышля. Началась польско-украинская война. К январю 1919 года украинские части контролировали всю территорию Восточной Галиции, кроме Львова и железной дороги Львов — Перемышль. Украинцы требовали границу по реке Сан, поляки настаивали на линии река Стырь — Буск — Рогатин — Гнилая Липа — Ломница (то есть две трети Восточной Галиции и Западная Волынь оставались за Польшей). С ноября 1918 по апрель 1919 года в Восточной Галиции действовала большая часть войск польской армии. В середине марта 1919 года в Польшу начала прибывать 70-тысячная армия генерала Ю. Галлера из Франции. 22 марта по требованию Антанты украинцы приостановили боевые действия.

На проходящей в это время Парижской мирной конференции польские представители доказывали, что Восточная Галиция должна быть присоединена к Польше. В условиях правовой неопределенности Польша стремилась захватить как можно больше территории, чтобы поставить Антанту перед свершившимся фактом. 20 апреля поляки возобновили наступление, опираясь на поддержку Франции (армии Галлера).

Успехи Красной Армии на Украине и революция в Венгрии заставили Антанту позволить Польше оккупировать Восточную Галицию (правда, при сохранении ее автономии). Вопрос о судьбе Восточной Галиции был отложен до плебисцита, который следовало провести позже. Это решение развязало Польше руки, и к 17 июля вся Восточная Галиция была занята польскими войсками. 21 ноября 1919 года Верховный совет Антанты предоставил Польше 25-летний мандат на управление Восточной Галицией, но 10 декабря Варшава заявила протест, сославшись на то, что Восточная Галиция является неотъемлемой частью страны. Кроме Польши, на территорию Западной Украины претендовали Румыния, захватившая Буковину, и Чехословакия, требовавшая передачи ей Лемковщины и Закарпатья.

Пока в Галиции разворачивались все эти события, в ноябре 1919 — феврале 1920 года 12-я и 14-я большевистские армии овладели Правобережной Украиной и вошли в соприкосновение с польскими войсками от Полесья до Днестра.

Наряду с боями в Галиции польское командование, завершив перегруппировку и сосредоточение войск, активизировало свои действия в Белоруссии. Используя 40-километровый разрыв между флангами Литовской и Западной дивизий, 16 апреля 1919 года польские войска под командованием генерала Э. Рыдз-Смиглы с трех сторон атаковали Лиду и на следующий день заняли город. 18 апреля поляки взяли Новогрудок, а 19 апреля — Барановичи. 19 апреля по железной дороге из Лиды в Вильно был направлен польский отряд (200 штыков и 150 сабель при нескольких орудиях), переодетый в красноармейскую форму. Беспрепятственно проникнув в город и заняв стратегически важные пункты, поляки открыли огонь, что вызвало панику. В 13 часов они заняли Замковую гору. Захваченный вокзал и железная дорога позволяли полякам перебрасывать подкрепления. Тем не менее бои в городе, в которых с обеих сторон активно участвовали добровольцы из местных жителей, продолжались до 21 апреля, когда большевики оставили его. Захват Вильно сопровождался избиением местного населения, причем отнюдь не только симпатизировавшего большевикам. Действия Польши вызвали резко негативную реакцию и среди литовских националистов, которые мечтали о создании Великой Литвы.

В начале мая 1919 года советско-польский фронт стабилизировался, поскольку Польша должна была по указанию Антанты подготовиться к действиям против Германии, которая могла не согласиться на подписание Версальского мирного договора.

4 мая Пленум ЦК РКП(б) принял решение об объединении командования всеми армиями РСФСР и других советских республик. Соответственно 7 июня армия Латвии была переименована в 15-ю армию, а Белорусско-литовская армия — в 16-ю армию.

С начала лета поляки начали продвижение на поставском направлении. Целью нового польского наступления должен был стать Минск и продвижение до линии Орша — Могилев — Жлобин — Мозырь. Они захватили Вилейку, 4 июля — Молодечно, 7 июля — Лунинец, 10 июля — Липицу и Туров. Во второй половине июля большевики несколько раз пытались выбить противника из Вилейки и Молодечно, но успеха не достигли.

17 июля 16-я армия перешла в наступление и, прорвав фронт, вплотную подошла к Вилейке, продвинувшись с боями на 40 км. Однако польское командование располагало неизмеримо большими силами и, подтянув подкрепления, коротким ударом отбросило к востоку оба фланга 16-й армии. В результате большевистские войска в Минском районе оказались охваченными войсками противника.

К 28 июля польские части северо-западнее Минска вышли на фронт Радошковичи — Раков. 29—30 июля командование Западного фронта потребовало от 16-й армии контратаковать противника от Полоцка в сторону Вилейки и Молодечно, что должно было сковать польские части у Минска. Тем временем польские войска с боями обходили Минск с северо-востока, заходя в тыл его защитникам. В этих условиях большевики 8 августа оставили Минск.

10 августа поляки заняли Слуцк, а 12 августа — Игумен. Им удалось потеснить войска 16-й армии за реку Березина и захватить 18 августа Борисов. 28 августа был занят Бобруйск. В начале сентября польские части в районе Бобруйска форсировали Березину и повели наступление на Рогачев, Жлобин и Речицу в обход Мозыря. Части 8-й стрелковой дивизии 10 сентября сумели остановить продвижение поляков к Рогачеву и Жлобину и оттеснили их к Бобруйску.

Во второй половине октября и первой половине ноября 1919 года поляки стремились прорваться вдоль реки Западная Двина к Полоцку и Витебску. 16-я армия отражала эти атаки и сама контратаковала противника, а 15-я армия продолжала обороняться на подступах к Двинску. В районе станции Боровуха полякам удалось форсировать Западную Двину, но к 24 ноября они были отброшены за реку. Однако 3 января 1920 года поляки вместе с латвийскими войсками заняли Двинск (Даугавпилс).

Во время похода войск Деникина на Москву польское руководство заняло выжидательную позицию, поскольку победа белых, не признававших за Польшей прав на западнобелорусские и западноукраинские земли, создала бы для Варшавы массу проблем. Кроме того, неурожай лета 1919 года и ранняя зима поставили перед поляками вопрос, сможет ли Польша вообще воевать.

4 сентября польское руководство согласилось на проведение Конференции обществ Красного Креста, которая фактически вылилась в неофициальные переговоры с Москвой, проходившие с 10 октября по 13 декабря 1919 года на станции Микашевичи. 2 ноября было подписано соглашение о заложниках, согласно которому РСФСР освобождала и отправляла в Польшу арестованных поляков. 9 ноября было подписано соглашение об обмене гражданскими пленными. Переговоры использовались большевиками для выяснения ближайших планов польского руководства. Так, удалось выяснить, что дальнейшего наступления поляки не планируют, более того — желают разгрома Деникина (после этого 16-я большевистская армия получила задачу прекратить всякие активные действия и перейти к обороне). Однако, когда стало ясно, что поход Деникина на Москву окончился неудачей для белых, польская сторона прервала переговоры.

8 декабря 1919 года Верховный совет Актанты огласил Декларацию о временных восточных границах Польши, согласно которой границей стала линия этнографического преобладания польского населения от Восточной Пруссии до бывшей русско-австрийской границы на Буге. Относительно оккупированных Польшей земель на востоке в декларации не было сказано ни слова. Постепенно на Западе формировалась идея создания сильной Польши в качестве противовеса Германии и Советской России. Антанта оказывала Польше военную помощь. Весной 1920 года Англия, Франция и США поставили Польше 1494 орудия, 2800 пулеметов, 385,5 тыс. винтовок, 42 тыс. револьверов, около 700 самолетов, 200 бронемашин, 800 грузовиков, 576 млн. патронов, 10 млн. снарядов, 4,5 тыс. повозок, 3 млн. комплектов обмундирования, 4 млн. пар обуви, средства связи и медикаменты.

Большевистское руководство 28 января 1920 года обратилось к правительству Польши с заявлением, в котором указывалось, что политика РСФСР в отношении Польши исходит «из незыблемого принципа национального самоопределения» и что правительство безоговорочно признавало и признает независимость и суверенность Польской республики. Таким образом Советская Россия стремилась обеспечить благоприятные условия для окончательного разгрома белых армий.

В ответ на советское заявление польская сторона заявила о необходимости обсудить его с Антантой. Еще 26 января Англия заявила Варшаве, что не может рекомендовать Польше продолжать политику войны, поскольку РСФСР не представляет военной угрозы для Европы. 2 февраля ВЦИК РСФСР принял обращение к польскому народу, высказав предложения о заключении мира с Польшей. Верховный совет Антанты заявил, что если Польша выставит на переговорах с Москвой чрезмерные требования, то Антанта не будет ей помогать, если Москва откажется от мира. Однако польское руководство, одержимое идеей восстановления границ 1772 года и уверенное в военном бессилии Советской России, решило максимально затянуть дипломатические маневры, чтобы создать благоприятные условия для военных операций. Попытки польского руководства заручиться поддержкой стран Антанты, Латвии и Румынии ни к чему не привели, поскольку все они заняли выжидательную позицию в отношении польских намерений на Востоке.

Пилсудский и польское правительство стояли на позиции безусловного ослабления Советской России. С этой целью польское правительство поддерживало национальное украинское движение, чтобы и таким путем значительно ослабить Советскую Россию. Ведущей идеей создания самостоятельной Украины являлось создание барьера между Польшей и Россией, переход Украины под польское влияние, и обеспечение таким путем экономической и политической экспансии Польши.

Польское командование стремилось создать все условия, чтобы наступление в глубь Украины прошло без особых затруднений. Для того чтобы лишить советское командование возможности перебрасывать войска с севера на юг, было решено перерезать железную дорогу Орша — Жлобин — Коростень — Житомир, связывавшую Западный и Юго-Западный фронты. 5 марта 1920 года польские войска генерала В. Сикорского начали наступление и 6 марта заняли Мозырь и Калинковичи. Продолжая наступление, 8 марта поляки захватили Речицу, но большевики получили подкрепления и отбросили противника к Калинковичам. В дальнейшем, в течение месяца стороны вели в этом районе упорные бои.

В качестве союзника для похода на Восток маршал Ю. Пилсудский решил использовать С. Петлюру, вытесненного с Украины в занятую Польшей Восточную Галицию. Петлюра соглашался на передачу Волыни Польше, которая гарантировала ему контроль над украинскими территориями до линии границы 1772 года. 24 апреля была подписана польско-украинская военная конвенция, согласно которой две украинские дивизии подчинялись верховному польскому командованию, а польские войска на Украине получали возможность снабжаться за счет союзника.

К сосредоточению сил на Украине и в Белоруссии польское командование приступило в конце 1919 года. Переброска войск и военных материалов производилась в строгой тайне. За зиму 1919/1920 год польская армия, находившаяся на Восточном фронте, была полностью укомплектована и оснащена. К апрелю 1920 года польские вооруженные силы на Восточном фронте состояли из шести армий, боевая численность которых определялась в 148,4 тыс. солдат и офицеров. На их вооружении было 4157 пулеметов, 302 миномета, 894 артиллерийских орудия, 49 бронеавтомобилей и 51 самолет, из которых в составе резервной 11-й пехотной дивизии находилось 4,4 тыс. бойцов и офицеров, 120 пулеметов, 56 орудий. Хотя в целом на фронте польские войска лишь незначительно превосходили Красную Армию, но на Украине, где польское командование планировало нанести главный удар, удалось создать значительное превосходство над армиями Юго-Западного фронта.

17 апреля 1920 года Пилсудский утвердил состав польских армий и групп и отдал приказ о наступлении, ближайшей целью которого являлось овладение Киевом. Наступление облегчалось тем, что в тылу большевиков действовали различные повстанческие отряды — от сельской самообороны до формирований, выступавших под политическими или националистическими лозунгами. Для борьбы с ними советскому командованию приходилось выделять значительные силы. Например, только из 12-й армии было послано 8 карательных отрядов, в 150—200 человек каждый. Кроме того, 23 апреля 2-я и 3-я галицийские бригады, занимавшие оборону на участке 14-й большевистской армии, подняли мятеж. Для его ликвидации советское командование вынуждено было использовать все резервы 14-й и часть резервов 12-й армии.

В этой обстановке на рассвете 25 апреля 1920 года началось наступление 3-й и части сил 2-й польских армий на Украине. Разгорелись ожесточенные бои. Главный удар поляки наносили по 12-й армии, войска которой уже к вечеру 26 апреля утратили связь со штабом армии. Чтобы избежать разгрома, большевики начали отступать. На левом фланге польского Юго-Восточного фронта группа Рыбака теснила на юг части 47-й стрелковой дивизии и к вечеру 25 апреля заняла Овруч. К утру 27 апреля 7-я польская кавбригада овладела Малином. На левом фланге 2-й армии в ночь на 25 апреля польские части оттеснили разъезды 17-й большевистской кавдивизии, и в эту брешь двинулась сводная кавдивизия Ромера, которая к утру 27 апреля ворвалась в Казатин. Считалось, что тем самым будут перерезаны пути отхода советских войск к Киеву 26 апреля польские войска из группы Рыдз-Смиглы захватили Житомир, а 4-я пехотная дивизия вступила в Коростень. Не имея иных задач, Рыдз-Смиглы решил закрепиться в занятом районе, а 4-я дивизия согласно плану передавалась в резерв главного командования и не организовала преследование отступавшей от города 7-й стрелковой дивизии 12-й армии.

В районе Житомира полякам удалось рассечь на части и окружить 58-ю стрелковую дивизию 12-й армии, но части дивизии смогли выйти из окружения, обходя занятый поляками Казатин с севера. Соединившись с другими подразделениями 12-й армии, дивизия сдерживала поляков на реках Тетерев, Здвиж, Ирпень и под Киевом. К вечеру 27 апреля поляки заняли Бердичев, а 28 апреля — Радомысль. На фронте 2-й армии 15-я пехотная дивизия отбросила части 1-й галицийской бригады и 44-й стрелковой дивизии на юго-восток. 27 апреля одна из колонн 44-й дивизии между Казатином и Винницей натолкнулась на 13-ю пехотную дивизию поляков и была ею разгромлена.

На фронте 14-й советской армии весь день 25 апреля 6-я польская армия наблюдала за борьбой большевистских и восставших галицийских частей. Когда же 26 апреля поляки и здесь перешли в наступление, между ними и большевиками оказались галицийские бригады, сражавшиеся теперь на два фронта. В этой обстановке галичане стали сдаваться как полякам, так и красным. 26 апреля произошли бои за Бар, оборонявшийся частями 45-й стрелковой дивизии. 28 апреля поляки заняли Жмеринку, а 29 апреля — Винницу.

Польское командование решило двинуть группу Рыдз-Смиглы на фронт Пясковка — Ставище — Высокое — Шарлеювка и занять конницей Фастов. 2-я армия оставалась на фронте Галендры — Казатин. Фактически поляки не стали развивать свой успех для полного разгрома войск 12-й армии. 29 апреля поляки выбили из Ставище отряды 58-й стрелковой дивизии. Под вечер 30 апреля польская кавалерия вошла в Фастов. В этот день Пилсудский приказал своим войскам занять фронт Яруга — Немиров — Липовец — Сквира-Жидовцы — Брусилов — Ставище — Песковка, а кавдивизия Ромера должна была занять Белую Церковь. На эту линию поляки вышли 2—3 мая.

В условиях прорыва фронта поляками командование Юго-Западного фронта 27 апреля определило главную задачу — удержать Киевский район и путем обороны на широком фронте выиграть время до подхода 1-й Конной армии с Северного Кавказа, измотать противника, заставить его рассредоточить свои силы на огромном пространстве. 29 апреля — 3 мая польское наступление замедлилось, что обусловливалось необходимостью изменения группировки войск. Было принято решение добить советскую 12-ю армию на подступах к Киеву и занять город.

В ночь на 6 мая польские войска перешли в наступление на соединения 12-й армии, засевшие в Киеве. Не имея сил для удержания города, 12-я армия в тот же день оставила Киев и отошла на восточный берег Днепра. 8—9 мая польские войска захватили плацдарм на левом берегу Днепра в районе Киева. 7—9 мая поляки активизировались на левом фланге Западного фронта и заняли Речицу, оттеснив большевиков за Березину и Днепр.

Отсутствие у поляков резервов для развития дальнейшего наступления привело к постепенной стабилизации фронта, который сложился к 15—16 мая. В оккупированных районах Украины поляки вели себя крайне жестоко. Конечно, в случаях, когда они истребляли большевиков, их действия можно вполне оправдать. Однако бесчинства коснулись и простого населения. Грабежи, сожжение деревень, расстрелы были призваны продемонстрировать, что новые хозяева шутить не намерены. Главными жертвами подчиненных маршала Пилсудского были, по традиции, евреи. В местечке Тетиево во время еврейского погрома было вырезано 4 тысячи человек. Правительства РСФСР и Советской Украины 29 мая 1920 года обратились к правительствам Англии, Франции, США и Италии со специальной нотой, в которой выражали протест против действий поляков.

Начало широкого польского наступления на Украине и овладение Киевом привели к существенным изменениям в стратегии большевиков. Естественно, что польский фронт стал для Москвы основным, а война с Польшей — центральной задачей. Большевики были вынуждены принять ряд пропагандистских мер, одной из которых стала публикация 7 мая «Воззвания ко всем бывшим офицерам, где бы они ни находились», подписанного генералом А. Брусиловым, который решил примкнуть к красным. В агитке говорилось: «В этот критический, исторический момент нашей народной жизни мы, ваши старшие боевые товарищи, обращаемся к вашим чувствам любви и преданности к Родине и взываем к вам с настоятельной просьбой забыть все обиды, кто бы и где бы их вам ни нанес, и добровольно идти с полным самоотвержением и охотой в Красную Армию на фронт или в тыл, куда бы правительство Советской Рабоче-Крестьянской России вас ни назначило, и служить там не за страх, а за совесть, дабы своей честной службой, не жалея жизни, отстоять во что бы то ни стало дорогую нам Россию и не допустить ее расхищения, ибо в последнем случае она безвозвратно может пропасть, и тогда наши потомки будут нас справедливо проклинать и правильно обвинять за то, что мы из-за эгоистических чувств классовой борьбы не использовали своих боевых знаний и опыта, забыли свой родной русский народ и загубили свою Матушку-Россию».

Вся эта гнусная демагогия плохо прикрывала истинные цели большевиков. Так, ЦК РКП(б) указал редакциям газет, что «в статьях о Польше и польской войне необходимо строжайшем образом исключить возможные уклоны в сторону национализма и шовинизма».

В конце апреля 1920 года в Реввоенсовете республики состоялось совещание, на котором обсуждался стратегический план военных действий Красной Армии. Предусматривалось, что главный удар нанесут войска Западного фронта в Белоруссии. Юго-Западный фронт должен был наносить вспомогательный удар в общем направлении Ровно — Брест. В результате принятых мер по усилению Западного фронта туда с 10 марта по 1 июня 1920 года прибыло более 40 тысяч человек пополнения.

29 апреля в командование Западным фронтом вступил печально известный М. Тухачевский. Новый командующий внес изменения в план операции. Главный удар должна была теперь наносить 15-я армия в общем направлении на Вильно, вспомогательный — 16-я армия на минском направлении. Правофланговые части 15-й армии, выделенные в особую Северную группу под командованием Е.Н. Сергеева, должны были форсировать реку Двину в районе Диена — Полоцк и в последующем нанести удар в тыл противника, в направлении станции Загатье.

Потребовалось провести значительную перегруппировку сил и средств из центра фронта на его правый фланг, что заняло довольно много времени. Затруднения с транспортом, а также отсутствие должного руководства со стороны штаба фронта привели к тому, что перегруппировка сил к назначенному сроку операции полностью не была завершена. К тому же план операции был рассчитан на ведение безостановочного наступления без каких-либо резервов. Накануне наступления командование фронтом издало приказ, в котором требовало от командующих армиями использовать в наступлении все дивизии, не выделяя ничего для армейского резерва. Короткий срок, отведенный на подготовку наступления Западного фронта, не позволил полностью сосредоточить все людские силы и материально-технические средства, предназначенные для этой операции. Таким образом, неадекватные указания Тухачевского неизбежно должны были сказаться на ходе боевых действий.

К началу наступления войска Западного фронта располагались следующим образом. Северная группа войск занимала рубеж: Опочка — Дисна — Янополье. Южнее ее располагалась 15-я армия. Ее фронт проходил от Янополья до района 15 км юго-восточнее города Лепель. Далее по восточному берегу Березины действовали части 16-й армии. Ее левый фланг находился в районе города Речицы.

Рано утром 14 мая 1920 года 15-я армия и части Северной группы перешли в наступление. 16-я армия не смогла в этот день начать наступление, поскольку не завершила перегруппировку частей. Прикрываясь естественным препятствием, образуемым Березиной и ее притоками с их болотистой долиной, 8-я и 1-я польские пехотные дивизии оказали упорное сопротивление, особенно в районе Полоцка и Лепеля. Но после упорных боев польская оборона была прорвана. Войска 15-й армии уже в первый день наступления продвинулись вперед на 6—20 км и заняли Лепель. Потерпев поражение, польские части начали отход на Свенцяны и Молодечно. К исходу 16 мая основные силы 15-й армии, наступавшие в северо-западном направлении, вышли на рубеж Диена — Зябки. Командование Западного фронта 17 мая изменило направление удара Северной группы с юго-западного на северо-западное, а 15-й армии — с северо-западного на юго-западное. В результате этого войска 15-й армии и Северной группы стали растекаться по фронту в трех направлениях, удаленных друг от друга на 50—70 км. Кроме того, за 5 дней фронт наступления 15-й армии расширился с 60 до 110 км.

Поляки воспользовались замедлением темпа наступления большевиков и организовали планомерный отход своих частей, а также подтянули резервы. У большевиков резервов не было, кроме того, из-за отсутствия связи между командованием и тыловыми учреждениями фронта и армий, а также вследствие недостатка обозов нарушилось регулярное снабжение боеприпасами. Тем временем польское командование спешно подтягивало резервы, усиливая свои войска перед Западным фронтом. Подход свежих сил позволил уже к 30 мая остановить дальнейшее продвижение войск Западного фронта. За 17 дней наступления части 15-й армии продвинулись вперед только на 110—130 км.

Для восстановления утраченных позиций польское командование создало ударные группы войск. Контрудар начался 31 мая. Армии Западного фронта, оказавшись без резервов и боеприпасов, утомленные и к тому же плохо управляемые командованием и штабом фронта, начали отступление. Только части 15-й армии потеряли убитыми, ранеными и пропавшими без вести 12 132 человека. К 8 июня 1920 года они были отброшены на 60—100 км до линии Узмены — Березино — река Березина, где фронт стабилизировался. Таким образом, за время с 1 по 8 июня поляки оттеснили большевиков почти на их исходные рубежи.

Еще 26 апреля Политбюро решило перебросить на Юго-Западный фронт часть войск с Кавказского фронта и ускорить перевозку запасных частей. В мае 1920 года Юго-Западный фронт получил более 41 тысячи человек пополнения. Одновременно на Юго-Западный фронт перебрасывалась с Северного Кавказа 1-я Конная армия. 29 мая началась перевозка на Украину 25-й Чапаевской дивизии. В апреле 1920 года на Юго-Западный фронт прибыла с Урала Башкирская кавалерийская бригада и другие части.

Контрнаступление советских войск Юго-Западного фронта назначалось на 26 мая 1920 года. Однако в этот день перешли в наступление фактически только 14-я армия и Фастовская группа. 12-я армия к этому сроку еще не закончила перегруппировку своих войск и подготовку переправы через Днепр. Попытки небольших групп этой армии переправиться 27 мая через Днепр в районе Страхолесье (севернее Киева) оказались безуспешными. Поляки с противоположного берега реки и с моторных лодок встретили группы советских бойцов сильным ружейно-пулеметным огнем. Подразделения 12-й армии вынуждены были прекратить переправу через Днепр и возвратиться в исходное положение. В последующие дни войска 12-й армии начали фронтальное наступление на Киев. Однако противник оказал ожесточенное сопротивление. Атаки советских войск оказались безуспешными. Боевые действия на участке Фастовской группы и 14-й армии с первого же дня приняли ожесточенный характер. Части Фастовской группы, стремительно атаковав противника, прорвали фронт в районе восточнее Белой Церкви. Однако поляки, собрав значительные силы, в ночь на 30 мая предприняли контратаку. Рассредоточенность войск Фастовской группы на широком фронте и отсутствие резервов привели к тому, что она не выдержала натиска и ко 2 июня была оттеснена на исходные позиции. Не добилась существенных успехов в эти дни и 14-я армия.

26 мая начала выдвигаться на исходное положение 1-я Конная армия. На своем пути ей пришлось вести бои с повстанческими отрядами Куровского. Так, 28 мая 4-я кавалерийская дивизия в районе Пятигор разгромила Запорожский повстанческий полк. Были захвачены пленные, пулеметы и большое количество патронов. В этот же день развернулись бои большевистских конников с польскими войсками. Наступление 1-й Конной армии велось на фронте протяженностью 40 км. 29 мая 4-я кавалерийская дивизия атаковала конницу поляков, принудив ее к отходу. Одновременно она выбила польские пехотные части из Ново-Фастова.

Бои продолжались и становились более упорными и ожесточенными. 30 мая поляки ввели в сражение свежие части. Им удалось выбить большевиков из Ново-Фастова и Липовца. Последующие попытки 1-й Конной армии прорвать оборону поляков не увенчались успехом. 31 мая на сторону поляков перешло 3 эскадрона 81-го полка 14-й кавдивизии, состоявших в основном из донских казаков бывшей деникинской армии.

В начале лета 1920 года Реввоенсовет Юго-Западного фронта приказал командующим армиями отказаться от лобовых атак вражеских укреплений, тщательно готовить каждую наступательную операцию, на важнейших направлениях действовать ударными группами. Еще 31 мая РВС Юго-Западного фронта дал указание командованию 12-й армии прекратить фронтальные атаки Киева, оставить против киевского плацдарма противника только 58-ю стрелковую дивизию. Все остальные силы армии свести в ударную группу для форсирования реки Днепр и прорыва фронта севернее Киева.

1-я Конная армия была сосредоточена на участке в 10 км северо-восточнее Ново-Фастова. К вечеру 3 июня 1-я Конная армия заняла исходный рубеж для наступления. В эти дни стояла дождливая погода. Польское командование рассчитывало, что плохая погода помешает советским войскам начать военные действия. Более того, оно было уверено в том, что советская кавалерия понесла значительные потери, и само готовило наступление с целью окончательного разгрома армии Буденного. На рассвете 5 июня 1-я Конная армия перешла в наступление. Дождь и густой туман позволили большевикам скрытно выйти на рубеж атаки и перейти в стремительное наступление. Когда же польские войска заметили советских бойцов, было уже поздно. Через два часа после начала атаки польский фронт был прорван в районе Сквира — Самгородок.

Наступление советских войск было настолько стремительным, что к вечеру того же дня 1-я Конная армия прорвалась севернее и восточнее Казатина, разрушив в ряде мест железную дорогу Фастов — Казатин — Липовец, и вышла в тыл 3-й польской армии. В 18 часов 7 июня 4-я кавалерийская дивизия овладела Житомиром, уничтожив польский гарнизон и освободив из плена 7 тысяч красноармейцев, которые сразу же встали в строй. В этот же день 11-я кавалерийская дивизия заняла Бердичев. Глубина прорыва 1-й Конной армии в тыл польских войск составила 120—140 км. Польский фронт на Украине оказался расколотым на две части. Потеряв управление своими войсками, польский штаб во главе с Пилсудским, находившийся в Житомире, в спешке передислоцировался в Новоград-Волынский.

Выход частей 1-й Конной армии в глубокий тыл 3-й польской армии и успешное продвижение ударной группы 12-й армии создали благоприятные условия для полного окружения польских войск в районе Киева. Реввоенсовет Юго-Западного фронта 8 июня потребовал от 12-й армии занять район станций Бородянка и Ирша, с тем чтобы перерезать последнюю магистраль Киев — Коростень, по которой поляки еще имели возможность отвести свои войска из района Киева.

Начавшийся отвод польских войск к Киеву способствовал советскому наступлению. Уже 8 июня Фастовская группа в результате стремительной атаки бригады Котовского захватила город Сквиру. Затем части Фастовской группы заняли города Белая Церковь и Фастов, отрезав тем самым пути отхода противника из района Киева на юг и юго-запад. Выполняя поставленную задачу по окружению польских войск в районе Киева, большевистские войска усилили натиск.

9 июня 1-я Конная армия начала наступление на Киев, нанося удар с тыла по 3-й польской армии, которая вынуждена была поспешно отступать. В связи с тем, что войска Фастовской группы заняли Фастов, а 3-я польская армия начала отход из района Киева, командование Юго-Западного фронта посчитало дальнейшее продвижение Конной армии на восток излишним. Полагая, что войск 12-й армии и Фастовской группы будет достаточно для разгрома 3-й польской армии, 10 июня РВС Юго-Западного фронта приказал 1-й Конной армии повернуть на запад и выйти в район Житомир — Казатин для дальнейшего удара по тылам 6-й польской армии.

3-я польская армия сумела выйти из критического положения беспрепятственно, почти нигде не встречая противодействия конницы Буденного. В итоге 3-й армии удалось избежать разгрома.

Тем не менее прорыв 1-й Конной армией фронта польских войск на Украине позволил советским войскам захватить стратегическую инициативу. 15 июня 1920 года войска Юго-Западного фронта начали преследовать отходившие на запад войска противника. Поражение 3-й армии заставило польское командование с утра 13 июня начать отвод на запад 6-й армии. Советские войска, заняв Гайсин, начали преследовать отступавшие части. 20 июня части 14-й армии овладели станциями Калиновка и Жмеринка. К 20 июня советские войска вышли на линию Житомир — Бердичев — Казатин — Винница.

Прорыв фронта на Украине обнажил фланг польских войск Северо-Восточного фронта. Это привело к тому, что 18 июня начался отход польских частей, находившихся перед Мозырской группой Западного фронта в районе города Речицы. Большевистские войска форсировали Днепр и, развернув наступление на его правом берегу, в ночь на 29 июня заняли Мозырь. Выход войск Западного фронта в этот район нарушал оборону польских войск, действовавших в Белоруссии. Развивая наступление, левофланговые дивизии Западного фронта к 30 июня вышли на рубеж железнодорожной линии Жлобин — Мозырь.

В ходе отступления поляки активно применяли тактику «выжженной земли». Так, в Киеве были выведены из строя электростанция, городская канализация, пассажирская и товарная станции. Большевики попытались обернуть эти факты в свою пользу. Так, в ноте, адресованной Западу, правительства РСФСР и УССР заявили, что «прекрасный собор Святого Владимира, эта не имеющая себе равных жемчужина русского религиозного зодчества и уникальный памятник с бесценными фресками Васнецова, был уничтожен поляками при отступлении только потому, что они желали выместить свою злобу, хотя бы на неодушевленных предметах». Вскоре выяснилось, что Владимирский собор не пострадал...

В свою очередь, польский Красный Крест в июне направил протест в Международную организацию Красного Креста по поводу того, что при отступлении Красной Армии в Бердичеве, Житомире и Киеве были взяты заложники из гражданского населения и вывезены далеко в тыл, что «при возвращении в Бердичев красноармейцы выбрасывали из лазаретов Красного Креста всех больных и раненых, не щадя чести и жизни врачебного персонала». «Большевики пытают пленных, — говорилось в документе, — чтобы получить от них военные сведения, поступая против азбучного понимания о правилах ведения войны».

Развивая наступление, армии Юго-Западного фронта в середине июля вступили на территорию Польши (Западной Украины). После занятия Ровно 1-я Конная армия оказалась втянута в упорные бои в районе Дубно-Кременец, который несколько раз переходил из рук в руки. Все же большевикам 12—21 июля удалось продвинуться в направлении Львова, что позволило и войскам 14-й армии ускорить наступление. Успехи Юго-Западного фронта способствовали созданию выгодных условий для перехода в общее наступление войскам Западного фронта, поскольку для спасения своих войск на Украине польское командование бросило туда все резервы и сняло часть сил, расположенных в Белоруссии.

Тем временем большевистское командование принимало меры по усилению войск Западного фронта, который только в июне получил более 58 тысяч человек пополнения. В составе Западного фронта насчитывалось 145 346 бойцов, 2758 пулеметов, 693 орудия, 12 бронепоездов, 30 бронемашин, 3 танка и 73 самолета. Польские войска насчитывали 75,3 тысячи бойцов с 464 орудиями. Войскам 4-й, 15-й и 3-й советских армий противостояла 1-я польская армия (генерал Жигадлович). Против советской 16-й армии и Мозырской группы действовали 4-я польская армия (генерал С. Шептицкий) и Полесская группа (генерал В. Сикорский). На направлении главного удара большевистские войска Западного фронта превосходили поляков в 3 раза. В полосе же действия 16-й армии и Мозырской группы превосходство было незначительным. Польское командование, ожидавшее нового советского наступления в Белоруссии, предлагало отвести войска на линию Барановичи — Лида — Ораны — Вильно, но генерал Шептицкий считал, что следует все же попытаться остановить наступление большевиков на имеющейся линии фронта.

На рассвете 4 июля войска Западного фронта перешли в наступление. 4—7 июля правофланговые войска Западного фронта смяли фронт 1-й польской армии и нанесли ей тяжелые потери. Группа «Двина» этой армии была разгромлена, и ее остатки отошли на территорию Латвии, где были интернированы. Другая группа 1-й польской армии — группа генерала Л. Желиговского (10-я пехотная дивизия) отступила на линию старых германских окопов. Потерпела серьезное поражение и третья группа 1-й польской армии под командованием генерала Енджеевского (7-я резервная бригада и пехотная бригада 5-й дивизии). Уже к концу первого дня наступления войска правого крыла Западного фронта продвинулись на 15—20 км. Польское командование, не имея возможности остановить наступление Красной Армии в Белоруссии, вынуждено было отдать 5 июля приказ об отходе в общем направлении на город Лида. Полностью окружить 1-ю польскую армию большевикам не удалось.

16-я армия наступала непосредственно на Минск. 7 июля 16-я армия перешла в наступление. Уже к 5 часам утра передовые части ударной группы переправились через Березину. Завязались упорные бои. Поляки начали отступать. 9 июля Красная Армия заняла город Игумен. 10 июля поляки оставили Бобруйск. Бои приблизились непосредственно к Минску. 27-я дивизия должна была обойти город с севера и юга. Наступление на Минск началось на рассвете 11 июля. Поляки оказывали ожесточенное сопротивление, которое было сломлено частями 27-й и 17-й стрелковых дивизий. К полудню город был полностью очищен от польских войск.

17 июля войска 15-й армии вошли в Лиду, 19 июля 3-й кавкорпус неожиданно для поляков ворвался в Гродно, выбив небольшой польский гарнизон, а войска 16-й армии захватили Барановичи. 23 июля Мозырская группа заняла Пинск.

В условиях развала польского фронта на Востоке в Варшаве 1 июля был создан Совет обороны государства в составе Пилсудского, маршала сейма, премьер-министра, 3 членов правительства, 10 депутатов от различных парламентских партий и 3 представителей военного командования. 5 июля Совет обороны решил обратиться к Антанте с просьбой о содействии в мирных переговорах. В ходе переговоров с представителями Антанты в Спа 9—10 июля было решено, что ее посредничество обуславливается следующими условиями: поляки отойдут на «линию Керзона», откажутся от претензий на литовские земли и согласятся на проведение в Лондоне мирной конференции представителей РСФСР, Польши, Финляндии, Литвы, Латвии и Восточной Галиции. Кроме того, Польша обязывалась принять решение Антанты по вопросам ее границ с Литвой, Чехословакией и Германией и о будущем Восточной Галиции. В случае отказа Москвы от предложений Антанты она поддержит Польшу военными материалами. Польское руководство было вынуждено согласиться на эти условия, но попыталось отстоять свои интересы в Вильно и Восточной Галиции. В итоге переговоров было решено, что Москве будет предложено остановить войска в 50 км от Брест-Литовска, Вильно передавался Литве, а в Восточной Галиции линией перемирия должна была стать линия фронта.

11 июля 1920 года советским представителям в Англии была передана нота лорда Керзона с требованием остановить наступление на линии Гродно — Валовка — Немиров — Брест — Литовск — Дорогуск — Устилуг — восточнее Грубешова — Крылов — западнее Равы-Русской — восточнее Перемышля до Карпат. Советские войска должны были остановиться в 50 км восточнее этой линии, а в Восточной Галиции на достигнутой к моменту перемирия линии фронта. Окончательно вопросы разграничения территорий в Восточной Европе следовало решить на международной конференции в Лондоне. В случае продолжения наступления советских войск в Польшу Англия и ее союзники поддержат Польшу «всеми средствами, имеющимися в их распоряжении». Кроме того, предлагалось заключить перемирие с Врангелем, войска которого вели бои в Северной Таврии. На размышления Москве давалось 7 дней и сообщалось, что Польша согласна на эти условия.

13—16 июля советское руководство обсуждало английскую ноту. Большинство склонялось к тому, что необходимо продолжать войну с Польшей до ее советизации или ослабления. Это привело к отказу от принятия английских условий. Расчеты большевиков сводились к тому, что поскольку противник слаб, то сильный удар приведет к его окончательному краху и позволит разрушить всю Версальскую систему, что «неизбежно» приведет к «мировой революции». 16 июля Пленум ЦК РКП(б) отклонил ноту Керзона и потребовал ускорить наступление, чтобы «помочь пролетариату и трудящимся массам Польши освободиться от их помещиков и капиталистов». В ответ Англия 20 июля заявила, что в случае советского наступления отменит торговые переговоры с РСФСР. Тем временем II конгресс Коминтерна, проходивший в Москве 19 июля — 7 августа, обратился к «трудящимся Западной Европы» с призывом поддержать РСФСР в войне с Польшей.

20 июля главком С. Каменев приказал войскам фронтов «продолжать энергичное развитие операций, не ограничивая таковых границей, указанной в ноте лорда Керзона». 21 июля Каменев срочно прибыл в Минск, в штаб Западного фронта. Ознакомившись на месте по докладам командования фронтом с обстановкой, он отдал в ночь на 22 июля директиву занять войсками Западного фронта Варшаву не позднее 12 августа.

Большевики находились в эйфории. 24 июля Сталин писал Ленину, что «теперь, когда мы имеем Коминтерн, побежденную Польшу и более или менее сносную Красную Армию... было бы грешно не поощрять революцию в Италии. Нужно признать, что мы уже вступили в полосу непосредственной борьбы с Антантой... поэтому на очередь для Коминтерна нужно поставить вопрос об организации восстания в Италии и в таких еще не окрепших государствах, как Венгрия, Чехия (Румынию придется разбить)».

30 июля Каменев вновь требовал от войск: «наступление на польском фронте вести с прежним напряжением и энергией... дабы в кратчайшее время абсолютно уничтожить польскую армию». В этих условиях командование Западного фронта всякими уловками затягивало согласование процедуры перехода польской военной делегацией линии фронта, оттянув его до 30 июля.

Тем временем для расширения социальной базы режима польское правительство еще 15 июля добилось одобрения сеймом принципов аграрной реформы. 24 июля в Варшаве было создано правительство национальной обороны с участием всех политических сил, а 25 июля в Польшу прибыла англо-французская военная миссия и начали прибывать военные грузы с Запада.

27 июля Пилсудский отдал директиву, требовавшую от войск удержать фронт по линии река Западный Буг-Остров — Граево и организовать контрудар от Брест-Литовска на север и от Острова на восток. С целью поддержания порядка в армии, деморализованной поражениями, и борьбы с дезертирством польское руководство ввело чрезвычайные и полевые суды.

Тем временем 24 июля, после трех дней напряженных боев, советские войска Западного фронта прорвали линию Гродно — река Неман — река Шара — Слоним. Форсировав Неман и Шару, 25 июля большевики вступили в город Волковыск, 27 июля — в Осовец и Пружаны, 29 июля — в Ломжу, а 30 июля был занят Кобрин. 1 августа Красная Армия вступила в Брест, 3 августа большевики заняли Остров, а 6 августа — Остроленку. Польское сопротивление усилилось, и в течение недели войска 16-й армии и Мозырской группы не могли форсировать Западный Буг.

30 июля в Белостоке был создан Временный революционный комитет Польши (Польревком) в составе Ю. Мархлевского, Ф. Дзержинского, Ф. Кона и Э. Прухняка, для обеспечения деятельности которого Москва выделила 1 млрд руб. Задачей Польревкома являлась подготовка советизации Польши, но нехватка подходящих кадров и слабое знание местных условий привело к тому, что население в массе осталось безучастным к его начинаниям. Особенно повредила имиджу Польревкома попытка решения аграрного вопроса по российскому образцу: тогда как польские крестьяне стремились получить помещичью землю в личную собственность, на ней стали создавать социалистические хозяйства. На Украине еще 8 июля был создан Галицийский революционный комитет (Галревком), в который вошли В. Затонский, М. Баран, Ф. Конар, И. Немоловский, К. Литвинович и др. Работа Галревкома велась под общим лозунгом изгнания поляков, и 1 августа в Тарнополе была провозглашена государственная самостоятельность Восточной Галиции с задачей установления советской власти. Однако в целом население, хотя и радовалось уходу поляков, разделилось по вопросу об ориентации на Европу или Москву.

На Юго-Западном фронте 1-я Конная армия, развивая наступление на Львов, 26 июля овладела Бродами, а к 28 июля на широком фронте с боями форсировала реку Стырь, заняла Буек и вышла к Западному Бугу. Севернее войска 12-й армии, форсировав реки Стырь и Стоход подходили к Ковелю. На юге 14-я армия прорвала польскую оборону и 26 июля овладела Тарнополем. Однако фланги 1-й Конной оказались неприкрытыми, и, воспользовавшись этим и подтянув подкрепления, 2-я и 6-я польские армии 29 июля нанесли контрудар на Броды. Завязались ожесточенные бои, в ходе которых 1-я Конная армия отступила на восток. 3 августа поляки вернули Броды и Радзивилов.

Пока польские войска сдерживали советское наступление на рубеже Западного Буга, польское командование с участием французской миссии генерала М. Вейгана разработало новый план военных действий, согласно которому, планируя укрепление и защиту Варшавы, поляки одновременно готовили удар южнее — на люблинском участке, в тыл и фланг главным силам Западного фронта, которые наступали в обход Варшавы с северо-востока. Южный участок фронта в период боев за Варшаву стал рассматриваться поляками как второстепенный, имевший задачей прикрытие Львова и нефтяного бассейна Галиции.

Польские войска были разделены на три фронта: Северный, Средний и Южный. Северным фронтом командовал генерал Ю. Галлер. В его составе находились три армии, из которых 5-я армия (генерал Сикорский) должна была обороняться на р. Вкра севернее Варшавы, 1-я армия (генерал Ф. Латиник) — на подступах к Варшаве, 2-я армия (генерал Б. Рой) получила задачу обороняться на левом берегу Вислы на рубеже Гура — Кальвария — Конвенице.

Средний фронт под командованием генерала Рыдз-Смиглы (с 14 августа — Пилсудского) составлял маневренную группу войск. Главной ударной силой этого фронта была 4-я армия (генерал Скерский), сосредоточенная в районе Демблин-Люблин. Основным направлением ее действий был Миньск-Мазовецкий (Ново-Минск). Правее сосредоточивалась ударная группа 3-й армии под командованием генерала Рыдз-Смиглы (1-я и 3-я пехотные дивизии легионеров, 4-я кавбригада и кавбригада майора Яворского). Южнее развертывались остальные части 3-й армии (генерал Зелинский), которые должны были обеспечить фланги и тылы района сосредоточения ударной группы, а затем, оставив конницу для прикрытия, наступать в северо-восточном направлении.

Южный фронт под командованием генерала Ивашкевича в составе 6-й армии (генерал Еджеевский) и петлюровской Украинской армии должен был прикрыть Восточную Галицию.

В это время командование Западного фронта разрабатывало план наступления на Варшаву. Войска этого фронта насчитывали около 101,3 тысячи штыков и сабель, несколько уступая противнику по численности. 10 августа командование Западного фронта отдало приказ войскам о наступлении на Варшаву. Все четыре армии фронта: 4-я, 15-я, 3-я и 16-я, а также 3-й кавалерийский корпус должны были наступать в обход Варшавы с севера.

К 11 августа войска Западного фронта вышли на линию Цеханув — Пултуск — Вышкув — Седлец — Лукув — Коцк. На фронте южнее Варшавы протяженностью 160 км оставалась слабая Мозырская группа.

Тем временем 12 августа РВС Юго-Западного фронта поставил 1-й Конной армии задачу овладеть Львовом и выйти на р. Сан. С утра 13 августа кавалерия вновь втянулась в бои за Львов. Прорвав оборону противника на р. Западный Буг, 17 августа 1-я Конная штурмовала Львов, но полякам удалось удержать город. Фактически на львовском направлении большевики (около 43,1 тысячи бойцов) оказались скованными активной обороной противника.

13 августа 1920 года началось сражение на Висле. По мере приближения большевиков к Висле и столице Польши сопротивление польских войск возрастало. 21-я и 27-я дивизии РККА овладели сильным опорным пунктом — городом Радзимином, находящимся в 23 км от Варшавы. Прорыв в районе Радзимина создал непосредственную угрозу Варшаве. В связи с этим генерал Галлер приказал ускорить начало контрудара 5-й польской армии и ударной группировки на реке Вепше. Подбросив две свежие дивизии из резерва, польское командование предприняло 14 августа яростные контратаки, пытаясь восстановить положение в районе Радзимина. В боях под Радзимином у большевиков начались серьезные проблемы с боеприпасами и особенно снарядами.

Однако Главное командование, не знавшее состояния войск на фронте, требовало скорейшего взятия Варшавы. 14 августа Троцкий призывал большевистские войска: «Герои! Вы нанесли атаковавшей нас белой Польше сокрушающий удар. Тем не менее преступное и легкомысленное польское правительство не хочет мира... Сейчас, как и в первый день войны, мы хотим мира. Но именно для этого нам необходимо отучить правительство польских банкротов играть с нами в прятки. Красные войска, вперед! Герои, на Варшаву!».

14 августа перешла в наступление 5-я польская армия. Севернее Варшавы ее кавалерийская группа в 10 утра 15 августа ворвалась в Цеханув, где находился штаб 4-й армии. Беспорядочное бегство штаба армии привело к утрате им связи как со своими войсками, так и со штабом фронта, в результате весь правый фланг остался без управления. Получив сведения о действиях противника севернее Варшавы, командование Западного фронта приказало войскам 4-й и 15-й советских армий разбить вклинившегося между ними противника, но неорганизованные контрудары не принесли никаких результатов. 14 августа по приказу Троцкого главком потребовал от войск Западного фронта занять Данцигский коридор, отрезав Польшу от военных поставок Антанты. В ходе боев на подступах к Варшаве 14—15 августа большевики все еще вели ожесточенные бои за Радзимин, в конце концов занятый противником, а 8-я стрелковая дивизия 16-й армии прорвалась к Висле у Гуры — Кальварии, но эти успехи достигались уже на пределе сил. Вести с фронта свидетельствовали, что инициатива начинает быстро переходить к полякам.

16 августа началось наступление польских войск на фронте Цеханув — Люблин. На рассвете этого дня с реки Вепш перешла в наступление ударная группа Пилсудского, которая без особых усилий прорвала слабый фронт Мозырской группы и стала быстро продвигаться на северо-восток. Польские войска быстро наступали к Брест-Литовску, стремясь отрезать и прижать к германской границе все армии Западного фронта. Осознав опасность с юга, большевики решили создать оборону по рекам Липовец и Западный Буг, однако на перегруппировку войск требовалось время, а резервов в тылу фронта не было. Уже утром 19 августа поляки выбили части Мозырской группы из Брест-Литовска. Попытка перегруппировать войска 16-й армии также не удалась, поскольку поляки опережали советские части при выходе на любые пригодные для обороны рубежи. 20 августа польские войска вышли на линию Брест-Литовск — Высоко-Литовск — реки Нарев и Западный Буг, охватив с юга основные силы Западного фронта.

В этих условиях 17 августа командование Западным фронтом отдало приказ о перегруппировке войск к востоку, что фактически означало начало отступления советских войск с целью выхода из-под удара. Правда, еще 18 августа главком надеялся на взятие Варшавы и создание у Брест-Литовска тыловой группы из 48-й и 55-й стрелковых дивизий. Однако расстройство тыла и особенно железнодорожного сообщения сводили все эти надежды на нет. Бегство большевиков от Варшавы проходило в условиях постоянно ухудшающейся для них обстановки. В самом тяжелом положении оказались войска 4-й армии, наиболее далеко продвинувшейся на запад. Ей удалось к 25 августа пробиться до Кольно, где 15-я и 8-я польские дивизии окончательно преградили им путь на восток. Исчерпав возможность сопротивления, 18-я, 53-я, 12-я стрелковые дивизии 4-й армии и основные силы 33-й и 4-я стрелковые дивизии 15-й армии 25 августа перешли германскую границу и были интернированы. Части 3-го кавкорпуса до 26 августа старались пробиться на восток, но, исчерпав боеприпасы, тоже отошли в Восточную Пруссию. Польские войска в боях за Варшаву потеряли 4,5 тысячи человек убитыми, 10 тысяч пропавшими без вести и 22 тысячи ранеными, взяв в плен более 60 тысяч большевиков. Сразу же по освобождении северо-восточных районов страны польское командование приступило к расследованию деятельности лиц, замаранных сотрудничеством с Красной Армией. Для их наказания широко применялись военно-полевые суды, заключение в крепость и в концентрационные лагеря.

В этой обстановке 17 августа в Минске начались советско-польские переговоры. 19 августа советская сторона представила польской делегации свои условия мирного соглашения. РСФСР и УССР подтверждали независимость Польши, а в качестве границы предлагали «линию Керзона» с некоторыми отступлениями в пользу Польши в районе Белостока и Холма. Очевидно, не понимая сути произошедших событий, большевики нагло потребовали от Варшавы в течение месяца сократить армию до 50 тысяч человек, создать рабочую милицию, передать излишнее вооружение Красной Армии и прекратить его производство. Более того, Польше «запрещалось» пропускать через свою территорию враждебные РСФСР силы и получать военную помощь из-за рубежа. Прекратить боевые действия предлагалось через 72 часа после подписания перемирия. За это время войска сторон должны были быть отведены на «линию Керзона», причем Красная Армия размещалась на этой линии, а польские войска — в 50 км к западу от нее. В нейтральной полосе сохранялась юрисдикция польской гражданской администрации, однако под контролем смешанной советско-польской комиссии. Польша должна была возвратить «награбленное имущество», восстановить мосты, дороги и безвозмездно наделить землей семьи, пострадавшие от войны.

Разумеется, в условиях позорного поражения адептов «мировой революции» под Варшавой польская сторона решительно отвергла эти беспрецедентные по наглости «предложения» большевиков. Впрочем, страны Антанты продолжали настаивать, что основой восточной границы Польши должна быть «линия Керзона». Более того, Варшаве было заявлено, что Вильно должен быть сохранен за Литвой.

23 августа польская делегация дала отрицательный ответ на все советские предложения. 2 сентября стороны согласились перенести переговоры в Ригу, и их делегации покинули Минск.

Тем временем к 25 августа фронт стабилизировался по линии Августов — Липск — Кузница — Вислочь — Беловеж — Жабинка — Опалин. Еще 19 августа, когда войска Западного фронта уже отступили от Варшавы, из-под Львова стала отводиться 1-я Конная армия. Вместе с тем 25 августа 1-я Конная армия была по неадекватному приказу Каменева брошена в рейд на Замостье, не имевший ни смысла, ни цели. Хотя город был взят, длительные дожди, усталость личного состава, нехватка боеприпасов и активные действия поляков, стремившихся окружить армию, привели к тому, что в ночь на 31 августа большевики отступили на восток.

Хотя командование Западного фронта проиграло Варшавское сражение, оно считало, что войска могут еще раз попытаться взять столицу Польши. Возникла идея бросить войска 12-й, 14-й и 1-й Конной армий на Львов и оттеснить противника до линии Любачув-Самбор, что должно было оттянуть на юг прикрывавшие варшавское направление польские войска.

Все эти грандиозные планы уже ничего не значили. 1—6 сентября польские войска оттеснили части 12-й армии к востоку от р. Западный Буг южнее Брест-Литовска. Попытки 4-й и 12-й армий восстановить положение не дали результатов. Более того, на восток бежали и части 4-й армии, и 12 сентября польские войска взяли Кобрин и Ковель. 14 сентября поляки выбили советские части из Владимира-Волынского, а 16 сентября заняли Луцк. 12-й армия отступала к рекам Стырь и Стоход. 18 сентября поляки заняли Ровно и Тарнополь.

Тем временем в Белоруссии 14 сентября польские войска начали теснить войска 16-й армии на Волковыск и 19 сентября заняли Пружаны. Севернее Гродно литовские части еще 3 сентября отбросили поляков к Сувалкам, что, впрочем, не помешало тем провести несколько атак против советской 3-й армии 20 сентября. 21 сентября 12-я и 1-я Конная армии вновь были переданы в Юго-Западный фронт, из состава которого были выделены войска, ведущие борьбу с Врангелем, ликвидация которого стала основной задачей РККА. 24 сентября 2-я польская армия, оттеснив литовские войска, форсировала Неман севернее Гродно, обойдя правый фланг 3-й советской армии.

25 сентября 3-я армия отошла за Неман. Полякам удалось зайти в глубокий тыл 3-й армии к Лиде. В этих условиях командование фронтом отдало приказ об отходе войск 3-й армии к Лиде, а войск 15-й и 16-й армий — на р. Шару. Плохо организованные марши стали причиной того, что дивизиям 3-й армии пришлось зачастую пробиваться через заслоны польских частей. Опередив отходивших большевиков, поляки 28 сентября заняли Лиду. В тот же день советское командование фронтом приказало отвести войска на линию старых германских окопов. Тем временем 23 сентября польские части заняли Волковыск. В тот же день 16-я армия оставила Барановичи. В результате фронт 4-й армии оказался наиболее выдвинутым на запад, чем воспользовался Булак-Балахович, отряд которого 26 сентября прорвался к Пинску и овладел городом. Находившийся там штаб 4-й армии в панике бежал и утратил управление своими войсками.

На Украине командование Юго-Западного фронта 17 сентября приказало отступать и частям 14-й армии. 15 октября поляки заняли Минск, но 17-го оставили город, отойдя к демаркационной линии.

Поражение Красной Армии под Варшавой заставило большевиков перейти «к политике соглашательского мира с Польшей». Обескураженный Ворошилов 4 сентября отметил в письме к Орджоникидзе, что «мы ждали от польских рабочих и крестьян восстаний и революции, а получили шовинизм и тупую ненависть к «русским» (кавычки автора письма). Троцкий цинично объяснял поражение тем, что «человеческий материал пришел в состояние некоторого гипноза, или сомнамбулизма».

Однако и в этих условиях сторонники раздувания «мирового пожара» никак не могли унять свои чувства. Ленин, признавая, что большевики «потерпели... гигантское, неслыханное поражение», склонялся к тому, чтобы принять ноту Керзона и получить Восточную Галицию, «что стало бы важной базой для действий в Центральной Европе». Для того чтобы избежать еще одной зимней кампании, «следует замириться с Польшей и разбить Врангеля».

Тем временем в Варшаве 11 сентября решался вопрос о составе и полномочиях делегации на переговорах с Москвой в Риге. Основным вопросом был, естественно, вопрос о границе. Польские военные настаивали на получении линии по Днепру, но в итоге было решено ограничиться линией перемирия по реке Збруч — реке Ствига — восточнее Ровно-Лунинца — Барановичей. Делегация получила право двигать эту линию на восток, заключать перемирие и прелиминарный договор и вести переговоры с РСФСР и УССР.

21 сентября стороны начали переговоры, которые проходили на фоне наступления польских войск на Волыни и в Белоруссии. Поскольку оказалось, что советские войска не в состоянии изменить ситуацию на польском фронте, а на юге продолжались ожесточенные бои с войсками Врангеля, большевики были вынуждены искать компромисс. 23 сентября от имени ВЦИК было заявлено, что РСФСР согласна на границу по линии река Шара-Огинский канал-река Ясельда — река Стырь и далее по границе Восточной Галиции, но мир должен быть заключен в течение 10 дней (до 5 октября). Но польская сторона не спешила. 1 октября Варшава посчитала советские предложения неприемлемыми, но решила добиваться перемирия, поскольку зимняя кампания польской армии была не нужна.

5 октября польской делегации было заявлено о согласии советской стороны с ее предложением о линии границы. При этом советская делегация выставила следующие условия: 1) подписать договор до 8 октября, 2) Польша признавала право РСФСР на транзит через свою территорию в Литву и Германию и 3) отказаться от включения в договор положений об уплате Польше суммы в золоте по титулу активного участия польских земель в экономической жизни Российской империи, заменив его упоминанием о том, что расчет будет произведен. Польская делегация ответила согласием, но потребовала подписать протокол о согласии РСФСР выплатить Польше определенную сумму в золоте и предоставить ей концессии в счет выплат. После получения согласия Москвы и согласования документов 12 октября в 19.30 был подписан мир между Польшей и РСФСР с УССР.

Стороны признали взаимную независимость, стремление к невмешательству во внутренние дела, отказ от поддержки враждебных друг другу действий и отказались от взаимных финансовых претензий, кроме признания участия Польши в экономической жизни Российской империи и в ее золотом запасе. Польше должны были быть переданы культурные и исторические ценности, эвакуированные из Царства Польского как до, так и во время Первой мировой войны. Было подписано также соглашение о перемирии, которое вступало в силу с 18 октября 1920 года. Все эти соглашения были ратифицированы УССР 20 октября, Польшей — 22 октября, а РСФСР — 23 октября.

Польские войска были отведены на демаркационную линию, а советские части вступили в Минск, Слуцк, Проскуров и Каменец-Подольский. В целом, согласно польской статистике, Польша получила западнобелорусские земли с населением в 3987 тысяч человек, из которых около 3 млн. составляли белорусы, и западноукраинские территории примерно с 10 миллионным населением, из которого почти половина были украинцами.

С 24.00 18 октября боевые действия прекратились и войска сторон стали разводиться в соответствии с договором.

Отказ польского руководства от поддержки Врангеля и Петлюры в обмен на получение территорий на Востоке позволил советскому руководству перебросить основные силы Красной Армии на юг и к 16 ноября 1920 года разгромить врангелевские войска. Однако еще предстояло добиться подписания Польшей окончательного мирного договора. Естественно, что подписанный договор стороны старались выполнять на основе взаимности. Так, Москве довольно долго пришлось убеждать Варшаву выполнить положение соглашения о прекращении поддержки военных отрядов Булак-Балаховича, Савинкова и Петлюры, которые продолжали базироваться на польской территории. Формально польское руководство издало приказы о прекращении сотрудничества с этими формированиями и их выводе в течение двух недель за границу Польши. Но реальное выполнение этих приказов началось лишь после того, как эти отряды были выбиты с советской территории в 20-х числах ноября.

17 ноября в Риге возобновились переговоры. Основным вопросом на переговорах стало экономическо-финансовое соглашение. Польская делегация старалась получить от советской стороны как можно больше, а советская делегация, естественно, не спешила идти на уступки Варшаве. В это время Польша пыталась добиться помощи от Франции, но Париж был занят собственными делами. За участие Польши в экономической жизни Российской империи польская делегация потребовала 300 млн. руб. золотом, а советская сторона была согласна выплатить 30 млн. Польша требовала также передачи ей 2 тыс. паровозов и большого числа вагонов, кроме угнанных в период войны 255 паровозов, 435 пассажирских и 8859 товарных вагонов. Также польская делегация выдвинула и новые территориальные требования на Украине: Проскуров, Каменец-Подольский, Ново-Константинов и Новоушицк. Москве приходилось идти на определенные уступки.

Итогом советско-польских переговоров стал Рижский мирный договор, подписанный 18 марта 1921 года. Стороны обязались уважать государственный суверенитет друг друга, не создавать и не поддерживать организаций, борющихся с другой стороной. Была предусмотрена процедура оптации граждан. Советская сторона обязалась выплатить Польше 30 млн. рублей золотом в монетах или слитках и передать железнодорожный состав и другое имущество на 18 245 тыс. рублей золотом. Польша освобождалась от долгов Российской империи, и предусматривались переговоры об экономическом соглашении. Между сторонами были установлены дипломатические отношения. На этом Советско-польская война закончилась.

До сих пор не ясны потери сторон в войне 1919—1920 годов. Общие потери Красной Армии в кампании 1920 года оцениваются в 232 тысяч человек, а Войска Польского — в 184 246 человек. В 1919—1920 годах польские войска взяли в плен более 146 тысяч красноармейцев, содержание которых в Польше было очень далеко от каких-либо гуманитарных стандартов. Особым издевательствам подвергались коммунисты или заподозренные в принадлежности к ним, а пленные красноармейцы-немцы вообще расстреливались на месте. Но даже и простые пленные зачастую становились жертвами произвола польских военных властей. Широко было распространено ограбление пленных, издевательство над пленными женщинами. Все это привело к тому, что около 60 тысяч советских военнопленных умерли в польских лагерях. К 21 ноября 1921 года из Польши вернулись 75 699 бывших военнопленных (932 человека отказались возвращаться), а из Германии 40 986 интернированных. Польских пленных в Советской России было около 60 тысяч (видимо, это число включает также гражданских пленных, заложников и интернированных лиц), и их содержание в целом не преследовало цели уничтожить или унизить их. Подавляющее большинство пленных рассматривалось как хворост для «мировой революции», «братья по классу», и какие-либо репрессии в отношении них были нежелательны. Политическая работа в лагерях военнопленных преследовала цель развить у них «классовое» сознание. Разумеется, имели место многочисленные эксцессы в отношении офицеров, но советское командование из пропагандистских соображений стремилось пресекать их и наказывать виновных. На содержании пленных в РСФСР, безусловно, сказывалась общая экономическая разруха. По окончании войны в Польшу вернулось 27 598 бывших военнопленных, а около 2 тысяч осталось в РСФСР.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
Яндекс.Метрика
© 2017 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты