Библиотека
Исследователям Катынского дела

На правах рекламы:

• По низким ценам конференц зал волгоград недорого и со скидкой.

Начало встречи за «круглым столом»

Рецензент. Телевизионная дискуссия стала эпохальным событием, открыла шлюзы к взаимному сближению сторон, сделала реальностью встречу за «круглым столом» в Варшаве, в которой приняли участие многие из тех, кого хорошо знают в Польше. Среди них Стефан Братковский (бывший председатель распущенного в 1981 г. Союза польских журналистов), Збигнев Буяк («Солидарность»), Станислав Чосек (член Политбюро, секретарь ЦК ПОРП, генеральный секретарь ВС ПДНВ), Владислав Финдейзен (член Гражданского комитета при Валенсе), Владислав Фрасынюк («Солидарность»), Бронислав Геремек («Солидарность»), Александр Гейштор (директор Королевского замка в Варшаве, член Консультативного совета), Мечислав Гиль («Солидарность»), Веслав Гвиждж (председатель Польского общественного католического союза), Александр Халл (член Гражданского комитета при Валенсе), Марек Холдаковский (кандидат в члены Политбюро ЦК ПОРП), Чеслав Кищак (член Политбюро ЦК ПОРП, министр внутренних дел ПНР), Зенон Комендер (заместитель Председателя Государственного совета ПНР, председатель общества светских католиков ПАКС), Ян Костшевский (президент Польской академии наук), Яцек Куронь («Солидарность»), Александр Квасьневский (член Совета Министров ПНР, председатель Общественно-политического комитета), Владислав Ливак (член Гражданского комитета при Валенсе), Тадеуш Мазовецкий, Яцек Меркель, Адам Михник («Солидарность»), Лешек Миллер (секретарь ЦК ПОРП), Альфред Медович (председатель ВСПС), Казимеж Моравский (член Госсовета, председатель Христианско-общественного союза), ксендз Алоизы Оршулик (руководитель пресс-службы епископата католической церкви в Польше), Ежи Оздовский (вице-маршал сейма), Алоизы Петшик (член Гражданского комитета при Валенсе), Анна Пшецлавская (член Консультативного совета), Эдвард Радзевич (член Гражданского комитета при Валенсе), Генрих Самсонович (профессор Варшавского университета, член Гражданского комитета при Валенсе), Владислав Сила-Новицкий (адвокат, советник Валенсы), Анджей Стельмаховский (председатель варшавского клуба католической интеллигенции), Станислав Стомма, Клеменс Шанявский, Ян Юзеф Щепаньский (члены Гражданского комитета при Валенсе), Эдвард Швайкевич (советник Валенсы), Ежи Турович (главный редактор католического еженедельника «Тыгодник повшехны»), Лех Валенса (председатель Всепольской исполнительной комиссии «Солидарности»), Анджей Велевейский (член Гражданского комитета при Валенсе) и другие представители руководящих органов ПОРП, союзных с ПОРП польских партий, профсоюзов, общественных организаций, научных и религиозных кругов.

Автор. В этом списке есть двое, которых при всем желании нельзя причислить к «конструктивной оппозиции». Как можно прокомментировать участие в «кругом столе» Р. Буяка и А. Михника? Не нашлось ведь в списке участников места для другого экстремиста — Л. Мочульского или для более умеренного деятеля — Я. Кулая, председателя бывшей «сельской «Солидарности»?

Рецензент. Обратим внимание еще на одну деталь списка. При Лехе Валенсе стал функционировать Гражданский комитет. По обширнейшему составу и десяткам подразделений получилось нечто вроде «теневого кабинета», то есть оппозиционного кабинета с набором лиц, претендующих на будущие министерские портфели. Правительство возражало против включения Буяка и Михника в число участников «круглого стола». Чтобы начать наконец переговоры, власти вынуждены были уступить. Вопрос с восстановлением прав «сельской «Солидарности» возражений не вызывал, и о легализации профсоюза во главе с Я. Кулаем договорились уже на первых заседаниях «круглого стола».

С Мочульским также все ясно. Лидер антисоциалистической «Конфедерации независимой Польши» в отличие от многих других своих компаньонов по оппозиции не юлит, своих взглядов и целей не скрывает. В последние годы он сделал все возможное для реанимации деятельности «Независимого союза студентов». КНП и НСС нашли общий язык. Варшавский и краковский Ягеллонский университеты, да и десяток других самых крупных студенческих центров среди 90 вузов страны в 1988—1989 гг. стали походить на встревоженный улей, стены которого облеплены лозунгами экстремистов, ксерокопиями подпольных студенческих бюллетеней, соответствующей фотоинформацией и т. д. Территории польских университетов и помещения костелов доступны для сотрудников милиции и других правоохранительных органов только с разрешения ректоров и церковных иерархов. Профессора и ксендзы часто симпатизируют идеям «Солидарности» — вот и кипят страсти, не прекращаются сходки. Ведь официальные союзы молодежи и студентов ПНР привлекают в свои ряды не более 20% студенчества, значительная часть которого предпочитает выжидать и не участвовать вообще ни в какой политической деятельности.

Для того чтобы не быть голословным, приведу краткий отчет с одного из публичных выступлений главы КНП перед молодежью.

28 октября 1988 г. Л. Мочульский встретился в клубе Варшавского политехнического института «Ремонт» с группой студентов варшавских вузов. Встреча под лозунгом «Стол с выломанными ножками», на которой присутствовало около 50 человек, была посвящена предстоящим переговорам за «круглым столом».

Сам факт обращения властей к диалогу с оппозицией, предложение о созыве «круглого стола», по словам руководителя КНП, свидетельствует о крахе нынешнего руководства страны, в первую очередь ПОРП. Л. Мочульский утверждал, что все действия руководства партии начиная с 1981 г. неизменно заканчивались провалом. Так было с курсом на социалистическое обновление, введением военного положения, экономической реформой. Власти показали полную свою несостоятельность и теперь хотят при помощи оппозиции «продлить свое существование». Л. Мочульский утверждал, что нынешняя «правящая элита» опирается на социальную базу в 2—3 млн человек. Однако данной социальной базе нынешнее руководство уже не нужно по причине его полной несостоятельности.

Л. Мочульский заявил, что властям, для того чтобы удержаться у руля, следует выполнить три основных условия. Они должны завоевать доверие Запада, Советского Союза и польского общества. Конкретным шагом, который бы позволил достичь сразу все три цели, является легализация «Солидарности». Л. Мочульский утверждал, что данный вопрос якобы уже предрешен и от восстановления «Солидарности», пусть даже «в искалеченном виде», руководство уже не сможет отказаться.

Во-первых, Запад под легализацию «Солидарности», чего США требуют начиная с 1981 г., даст кредиты, окажет другие формы помощи. Во-вторых, в глазах Москвы руководство ПНР докажет, что оно самостоятельно способно решать польские проблемы, не доводя дело до кризиса и крайне опасной конфронтации. В-третьих, общество «поверит», что власти за минувшие годы «все-таки чему-то научились» и способны предпринимать «здравые шаги», способные получить поддержку широких кругов населения. Кроме того, этот шаг, несомненно, будет поддержан католической церковью.

Руководитель КНП утверждал, что если к власти в ПНР даже и придет новое руководство, то оно неизбежно должно пойти на диалог с оппозицией и легализацию «Солидарности».

Развивая свои «идеи», Л. Мочульский сказал, что легализация «Солидарности» явится лишь фактическим признанием существующего положения дел, поскольку ее ячейки действуют уже по всей стране. Лидер КНР упорно подчеркивал, что юридическое восстановление «Солидарности» — это в нынешней ситуации единственное «средство спасения» для польского руководства.

Легализуя «Солидарность», партийное руководство сделает первый шаг по наклонной плоскости, который приведет к уничтожению социализма в Польше. Л. Мочульский многократно повторял, что нынешняя политическая система в Польше является «системой умирающей», а власти «охвачены паническим предсмертным страхом».

Л. Мочульский изложил программу КНП на перспективу из пяти пунктов. Первый шаг — это легализация «Солидарности». Затем, в 1989 г., — свободные выборы в сейм, хотя «полной свободы, возможно, не удастся на них добиться». Третий шаг — избавление Польши от «советскою владычества» и превращение ее в «подлинно независимое государство». Затем, по Л. Мочульскому, следует «упорядочить ситуацию в Центральной Европе» и завершить процесс созданием материальной базы «подлинно свободного и независимого общества».

Значительная часть разглагольствований Л. Мочульского и вопросов студентов была посвящена отношению СССР и ПНР и возможной реакции Советского Союза на изменение обстановки в Польше. Оратор многократно повторял о необходимости постепенных шагов на пути превращения страны в «подлинно демократическое государство», тогда это не вызовет острой реакции СССР. Такая реакция возможна, если «мы захотим достигнуть всего в один день», поэтому к достижению целей оппозиции следует стремиться поэтапно. Польша для Советского Союза является четвероразрядной страной. Военное вмешательство возможно только в двух случаях. Если СССР будет «нагло обманут», когда великая держава «будет обведена вокруг пальца» и тем самым пострадает ее авторитет. Во-вторых, это произойдет в случае, когда события в ПНР могут послужить «детонатором к революции в Советском Союзе». Л. Мочульский уверял собравшихся в том, что СССР не прибегнет к военному вмешательству в Польше, ибо это противоречит основному направлению перестройки и могло бы нанести ей огромный ущерб, поскольку бы вызвало экономические санкции Запада, которые были бы равнозначны замораживанию на неопределенный срок отношений с капиталистическими странами и получению из них необходимых для модернизации ослабленной экономики технологий. Для СССР, сказал он, политически выгодно, чтобы власти ПНР решили польские проблемы собственными силами даже путем значительных уступок оппозиции. Крах польских реформ и острый кризис в ПНР могут бросить тень на перестройку, поэтому советское руководство, по словам Л. Мочульского, весьма заинтересовано в урегулировании конфликта в ПНР.

Он привел также массу аргументов, обосновывая тезис о том, что польские власти не пойдут на объявление вновь военного положения, хотя до конца не исключил такой возможности.

Л. Мочульский сообщил также, что 11 октября состоялось собрание представителей партий так называемой национально-независимой направленности. На нем было решено создать общую так называемую временную координационную комиссию, которая позволит объединить усилия данного крыла политической оппозиции в Польше. Он подчеркнул, что национально-независимое крыло выступает за ликвидацию существующего строя.

По словам Л. Мочульского, главным общим лозунгом всех оппозиционных сил в ПНР является легализация «Солидарности». Он выразил уверенность, что «Солидарность» будет скоро легализована. По его словам, это лишь вопрос времени. Оратор призвал студентов поверить ему, что через «полгода, через год» они будут свидетелями «совсем другой Польши». Это заявление было встречено бурными аплодисментами части собравшихся.

Автор. Впечатляют заявления главы КНП прежде всего своей откровенностью. А западная пресса, как она расценила долгожданные переговоры за «круглым столом»?

Рецензент. Вот как освещала это важное событие в жизни ПНР газета «Вашингтон пост» (7.02.1989):

«Варшава. Польское коммунистическое руководство и запрещенное профобъединение «Солидарность» вместе начали переговоры за «круглым столом». Перед участниками стоит далеко идущая повестка дня, в которую включены различные вопросы — от условий легализации независимого профобъединения до будущего политической системы Польши.

Телевидение транслировало на всю страну церемонию, в ходе которой 57 представителей партии, «Солидарности», католической церкви и других официальных организаций собрались вокруг деревянного «круглого стола» в правительственном особняке XVIII в., чтобы открыть пленарное заседание на переговорах, которые должны продлиться по меньшей мере шесть недель. Позднее участники переговоров выступили с заявлением для печати, в котором объявлялось о создании трех больших рабочих групп по вопросам экономики, профсоюзной деятельности и политической реформы. Были также созданы 11 меньших по размеру рабочих групп.

В своих выступлениях на церемонии открытия министр внутренних дел генерал Чеслав Кищак, глава партийной делегации, и лидер «Солидарности» Лех Валенса изложили широкие политические программы для переговоров, которые резко отличались в их представлении о будущем Польши, но отражали предварительный консенсус партии и оппозиции в вопросе о форме практического политического урегулирования.

Кищак заявил, что «Солидарность» будет легализована, после того как она договорится с партией об экономической и политической программах и примет участие в «неконфронтационных» выборах в парламент. В своей новой форме «Солидарности» придется подключиться к существующим коммунистическим профсоюзам для создания совместных советов на предприятиях, отметил он.

«Самое важное — ответить на постоянный вопрос о том, намерена ли «Солидарность» уважать конституционные реальности системы, готова ли она найти для себя место в системе глубоко реформированного социализма в Польше», — заявил Кищак, отметив, что власти ожидают от профобъединения «компромисса и лояльного сотрудничества».

Валенса в ответном выступлении резко критиковал партийное руководство и заявил, что «единственным направлением» для Польши является установление демократической системы. Он заявил, что точкой отсчета должна стать не только легализация «Солидарности», но также и крупные реформы судебной, законодательной системы, государственных органов массовой информации и местных властей.

«Разве мы просим слишком много? — заявил лидер «Солидарности» и ответил: — Мы знаем, что страна переживает разруху. Однако ее разрушил не злой волшебник, а политическая система, которая лишила народ его прав и растратила без пользы плоды его труда».

Несмотря на острые разногласия в подходах, представители и правительства, и оппозиции выразили удовлетворение в связи с началом переговоров и оптимизм в отношении возможного соглашения. «Вчера я был сдержанным оптимистом. Сегодня я стал немного больше, чем сдержанным оптимистом», — заявил в интервью государственному телевидению представитель «Солидарности» Януш Онышкевич.

В Вашингтоне представитель государственного департамента Чарльз Редмэн выступил в понедельник с заявлением, тепло приветствовав переговоры в Польше. «Мы поддерживаем этот потенциально важный процесс и желаем ему успеха», — заявил он.

Помимо официальных выступлений сегодняшнее заседание было отмечено довольно забавной переменой ролей. Активисты, которых правительство генерала Войцеха Ярузельского большую часть 80-х годов называло обычными уголовниками, сердечно приветствовали министров правительства.

Кищак, который, находясь на посту министра внутренних дел, руководил жесткими репрессиями против руководства «Солидарности» после подавления профобъединения в 1981 г., пожимал руки ряду деятелей, сидевших в прошлом в контролируемых им тюрьмах. Збигнев Буяк, более четырех лет скрывавшийся в подполье от руководимых Кищаком сил безопасности, также находился в этом зале. Представитель правительства Ежи Урбан сидел за одним столом рядом с Онышкевичем, которого он раньше обвинял в сотрудничестве с ЦРУ США.

После происшедшей в последнюю минуту дискуссии официальные польские журналисты обнаружили, что их монополия на освещение переговоров нарушена десятком представителей по-прежнему нелегальной подпольной печати «Солидарности», которые до недавнего времени занимались своей деятельностью, рискуя подвергнуться крупным штрафам и тюремному заключению.

Кищак обменялся рукопожатием с Адамом Михником, оппозиционным публицистом, который в прошлом называл генерала «беспринципной свиньей».

«Мы знаем друг друга по нашей корреспонденции», — заявил Михник генералу.

«Я надеюсь, мы лучше познакомимся друг с другом», — ответил ему Кищак».

Автор. Газета «Трибуна люду» (5.10.1988) поместила результаты опроса Центра по изучению общественного мнения о предполагаемых результатах «круглого стола». Среди польского населения по этому вопросу господствовал умеренный оптимизм. 6,6% опрошенных указали на решительный успех встречи, 40,9% — на возможность успеха, а 17,5% указали, что шансов на успех почти нет. Большинство анкетированных отмечали, что встреча за «круглым столом» должна отразиться на экономической ситуации страны.

По словам директора правительственного Центра по изучению общественного мнения С. Квятковского, высказанным им в интервью газете «Жиче Варшавы» (1.01.1989), «программа обновления в Польше уже исчерпалась». «Сейчас, — сказал С. Квятковский, — происходит перелом в борьбе между консервативными и прогрессивными силами, прежде всего в сфере экономики. Однако пока старые хозяйственные связи держатся прочно. Отойти от догм в сфере экономики и политики гораздо труднее, чем в области надстройки. Сегодня догматикам от идеологии нечего предложить, однако людей, привязанных к вере в экономические и политические догмы, можно встретить на всех этажах администрации и политического аппарата». Либо ремонт польского дома завершится подновлением фасада, либо мы возьмемся за его перестройку в соответствии с новыми потребностями, чего никто за нас не сделает, заключает С. Квятковский.

Стоит отметить, что социологические опросы стали приметой польской политической жизни. С 1984 г. подобные анкетные обследования общественного мнения проводятся среди членов ПОРП, среди всего населения и конечно же широко публикуются.

В июне 1988 г. было сообщено о результатах опросов общественного мнения, касающихся внутренней и внешней политики СССР. По данным Центра по исследованию общественного мнения, проводившего анкетирование среди взрослого населения Польши, самым выдающимся руководителем 1987 г. был назван Генеральный секретарь ЦК КПСС М.С. Горбачев. На втором месте оказался папа римский Иоанн Павел II, за которого высказалось значительно меньшее число опрошенных.

В октябре 1987 г. в анкетах был поставлен вопрос о том, к каким политическим деятелям поляки испытывают наибольшую симпатию. 76,2% заявили о своих симпатиях к М.С. Горбачеву. На этот раз он оказался на втором месте, уступив первую позицию папе римскому. По сравнению с концом 1985 г. на 23% увеличилось число людей, испытывающих симпатию к советскому руководителю. Об отсутствии симпатии к М.С. Горбачеву заявили только 6,3% поляков. В 1987 г. 47% поляков считали, что происходящие в СССР перемены — крупномасштабные и перестройка одержит успех. Одна треть опрошенных не имела мнения на этот счет, остальные высказывали сомнения. 40% поляков считали тогда, что советская перестройка принесет пользу и Польше. 7% думали, что она окажет негативное влияние, а 21% полагали, что перестройка не будет иметь влияния на события в Польше.

В анкете был поставлен вопрос, какая из великих держав сделала больше во имя укрепления мира. 60% поляков ответили, что СССР, 5% высказались в пользу США Около одной трети опрошенных полагают, что вклад обеих держав одинаков.

В конце 1987 г. свыше двух третей поляков, отвечая на анонимную анкету, заявили, что положительно относятся к СССР, а 9,5% — негативно 24% отмечали, что испытывают смешанное чувство.

В феврале 1988 г. только 6,1% поляков негативно оценивали польско-советские отношения Небезынтересно, что 61% анкетированных, которые сообщили, что являлись раньше членами «Солидарности», заявили о симпатии к СССР, 19% бывших членов распущенного профобъединения отмечали отсутствие симпатии Более 49% бывших членов «Солидарности» выступили за дальнейшее развитие польско-советских экономических связей.

После советско-американской встречи на высшем уровне в Москве жители Варшавы в 2 раза чаще выражали симпатию М.С. Горбачеву, чем Р. Рейгану На 40% по сравнению с октябрем 1987 г. сократилось число поляков, негативно оценивавших президента США Почти в 4 раза больше варшавян заявили, что СССР больше сделал во имя мира, чем США.

По данным Центра по изучению общественного мнения при Комитете по делам радио и телевидения, после московской встречи в верхах 45% поляков заявили, что СССР проявил больше доброй воли во имя ограничения вооружении, а 40% — что обе великие державы проявляют в одинаковой степени добрую волю Только 3% жителей ПНР полагают, что больше доброй воли проявляют США, чем СССР.

Свыше 73% анкетированных дали положительную оценку внешней политике польского правительства, подчеркнув, что она отвечает интересам народа В то же время каждый пятый опрошенный дал ей отрицательную оценку Около 5% заявили, что не имеют собственной точки зрения на этот счет.

Половина участников опроса убеждена, что авторитет Польши на международной арене упрочился 36% анкетированных считают, что в этой области ничего не изменилось, а по мнению 13% авторитет ПНР снизился.

76% анкетированных заявили, что визиты в Польшу видных иностранных государственных и политических деятелей служат росту авторитета страны на мировой арене 74,1% считают, что их итоги положительно сказались на экономическом положении республики, а 66,3% отметили, что результаты пребывания в ПНР высоких зарубежных гостей положительно сказываются на политической обстановке в стране.

Рецензент. В докладе Политбюро ЦК ПОРП на седьмом пленуме, сделанном В Ярузельским, подчеркивалось, что подавляющее большинство поляков высказывается в пользу социалистического развития страны В ходе опроса общественного мнения в ПНР на конец июля 1988 г. около 74% опрошенных высказались за сохранение существующего строя с условием проведения определенных преобразований и лишь 7,9% участников опроса показали себя противниками социализма.

Автор. Допускаю, что эти данные могли бы быть другими, так как ведь не существует еще устоявшегося мнения о социализме и его главных признаках.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
Яндекс.Метрика
© 2017 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты