Библиотека
Исследователям Катынского дела

Западная «большая пресса» о событиях в ПНР

Рецензент. Тон выступлений представителя правительства ПНР по печати начиная с мая 1988 г. стал куда более жестким, чем четыре года назад. И было отчего возмущаться несдержанностью органов западной прессы. Думаю, что стоит привести выдержки из отчета о пресс-конференции Е. Урбана 11 мая 1989 г. То были дни наибольшего размаха забастовок в ПНР за 1988—1989 гг., хотя они носили локальный характер и быстро завершились.

«Представитель правительства ПНР по печати вновь резко осудил западные средства массовой информации, значительная часть которых действовала с целью организации в Польше конфликтов и пробы сил. Этой цели служило создание ими впечатления, что пол Польши бастует, а остальная часть сделает это завтра. Передавалось множество сообщений о событиях, которых не было, в том числе о воззваниях различных группок типа «Мазовше», и которые безуспешно взывали к повсеместному прекращению работы. Преувеличивались события, делались попытки раздуть в стране и во всем мире психоз конфликта и убеждение, что в Польше происходит новая проба сил, что новый политический кризис в Польше стал фактом. Это уже не информационная деятельность, а соучастие в провоцировании событий и организации волнений. Произошло вопиющее злоупотребление свободой печати и свободой деятельности западных журналистов в Польше. Часть буржуазной прессы вводила также в заблуждение западное общественное мнение, создавая искусственный нажим на партии и правительства стран Запада. Но политические симпатии журналистов не должны, однако, вести к распространению дезинформации, к тому, чтобы опираться на сведения, получаемые от лиц, заинтересованных в расширении конфликта и воздействии тем самым на ход событий.

Западные отчеты представляют польское население неразумной массой, которая не хочет работать и слепо следует любым призывам. Тем не менее, несмотря на часто оправданное недовольство, польское общество продемонстрировало здравый смысл и собственное мнение и вело себя иначе, чем это рисовали на Западе.

Отсутствие меры у публицистов контрастировало с более спокойными реакциями западных правительств. Однако мы были свидетелями того, как под напором шумихи в печати такая позиция правительств менялась в неблагоприятном для Польши направлении. Например, вслед за уравновешенной реакцией американского правительства, далекой от поддержки забастовок в Польше, появилось интервью газете «Нью-Йорк Таймс» одного высокопоставленного лица американской администрации. Оно ошибочно упрекало нас в том, что мы навязываем населению экономическую программу, и в отсутствии в Польше какого-либо национального согласия».

Автор. Боюсь, что часть гонорара от этой книги придется перевести на счет Ежи Урбана. Именно он является первоисточником значительной части интересующей нас информации.

Рецензент. Существует и множество других свидетельств того, как закончилась передышка середины 80-х годов и вновь начала нагнетаться антисоциалистическая кампания в ПНР. В газете «Нью-Йорк Таймс» (10.07.1988) теме помощи США польской «Солидарности» была посвящена статья Роберта Пира:

«Вашингтон. Правительство Соединенных Штатов присоединилось к организованной польскими эмигрантами широкой кампании помощи «Солидарности» и польскому подполью в контрабандном ввозе в Польшу печатных изданий, печатного и радиооборудования и видеокассет.

Среди печатных изданий — тысячи книг и журналов, резко критикующих коммунистическую систему и руководителя Польши генерала Войцеха Ярузельского.

Кроме того, за последние три года Соединенные Штаты предоставили «Солидарности» и другим группировкам, выступающим против правительства Варшавы, помощь в размере 5 млн долларов.

В Польше существует огромная подпольная издательская сеть, которую в основном финансируют США, хотя, по словам американских представителей, спрос на такие печатные издания в Польше значительно превосходит предложение. Часть фондов открыто выделяется конгрессом. Другая поступает от «Национального фонда в поддержку демократии», частной некоммерческой корпорации, которая получает почти все средства от федерального правительства и цель которой — поддержка демократических институтов во всем мире. Фонд консультируется с государственным департаментом относительно всех субсидий.

В общем и целом в течение ряда лет было известно, что США финансируют «Солидарность», однако полная картина роли США стала известна в последние недели после изучения правительственных документов и интервью с американскими представителями и польскими эмигрантами.

Польские власти знают об этой деятельности, однако не могут ее остановить. Они перехватили ряд грузовиков, перевозивших подпольно книги, печатные прессы, фотокамеры и дымовые шашки Они иногда арестовывают тех, кто печатает или распространяет запрещенную литературу, и конфискуют их оборудование. Однако, по словам американских представителей, до сих пор нелегально печатается от 500 до 600 периодических изданий.

Советник генерала Ярузельского по политическим вопросам подполковник В. Гурницкий заявил в мае, что Лех Валенса, основатель запрещенного профсоюза «Солидарность», получает миллион долларов в год от правительства Соединенных Штатов.

Он сделал это высказывание в телевизионном интервью, отвечая на вопрос о том, легализует ли Польша независимый профсоюз, как того требуют рабочие Гданьскои судоверфи.

В июле прошлого года конгресс выделил «Солидарности» миллион долларов, а в декабре — еще миллион. Необычно было то, что эти субсидии предоставлены открыто; в прошлом значительная часть американских средств оппозиционным группировкам коммунистических стран посылалась тайно через ЦРУ. Однако сторонники «Солидарности» утверждают, что в определенном смысле помощь более эффективна, если она предоставляется открыто, потому что в этом случае их труднее обвинить в том, что они являются пешками западных разведывательных служб.

Дж. Лебенбаум, международный координатор Конференции организаций в поддержку «Солидарности», использует сеть курьеров и водителей для перевозки оппозиционным группировкам Польши книг, печатных прессов, чернил, видео- и фотооборудования, микрофишей и аппаратов для их просмотра, радио и электронного оборудования. В интервью, которое он дал в Вашингтоне на прошлой неделе, он сказал, что в прошлом году послал 32 груза общим весом почти 10 тыс. фунтов.

В этом году его агентство получило субсидии в размере 42 тыс. долларов и столько же в прошлом году от «Национального фонда в поддержку демократии».

Питер Мроцик, президент фонда «Солидарности», пытающийся расширить поддержку «Солидарности» в Соединенных Штатах, заявил, что его группа организовала покупку более 20 офсетных печатных прессов и их доставку независимым издательствам в Польше. Кроме того, сказал он, «мы поставили передатчики и другое передающее оборудование для использования радио «Солидарность» подпольными радиостанциями, которые члены «Солидарности» организовали по всей Польше.

По словам Лебенбаума, его организация также послала электронное оборудование, которое члены «Солидарности» используют для прослушивания радиочастот, используемых полицией, и для связи друг с другом, когда они окружены полицией или когда прервана телефонная связь.

Тед Контек, основатель общества «Друзья «Солидарности» в Вашингтоне, заявил, что подпольная пресса и издательская сеть Польши «вынудили средства массовой информации, контролируемые правительством, давать более точную и объективную информацию польскому народу». Кроме того, сказал он, «режим знает, что все, что он попытается скрыть от людей, появится в конце концов в печати «Солидарности».

По словам Мроцика, его группа переправляет средства «Национального фонда в поддержку демократии» издательствам, молодежным группам, церквам и политическим организациям.

Карл Гершман, президент «Национального фонда в поддержку демократии», заявил, что Соединенные Штаты поддерживают попытки польских оппозиционных группировок построить свое общество, не контролируемое государством, но охватывающее все сферы гражданской жизни — издательское дело, образование, науку, искусство, кино и радио. Иногда это называется вторым, или альтернативным, обществом.

Средства от «Национального фонда поддержки демократии», передаваемые через Институт свободных профсоюзов, организацию АФП — КПП, используются для оплаты защиты в судах членов «Солидарности» и выплаты штрафов, наложенных на них польским правительством за выпуск публикаций без разрешения.

Адриан Каратницкий, работающий в международном отделе АФП — КПП, сказал: «В Польше ощущается настоящий голод на независимые политические и культурные печатные издания. Мы даем то, что в нормальной демократической обстановке было бы совершенно невинной помощью, — чернила, бумагу, печатные прессы, трафареты. Польские власти видят в этой помощи незаконное вмешательство извне.

Ведущая подпольная газета «Тыгодник Мазовше» публикуется еженедельно с помощью настольного компьютера и лазерного принтера. Газета получает финансовую помощь от консорциума независимых издателей и культурно-просветительской группы «Окно». Они, в свою очередь, получают помощь от «Национального фонда в поддержку демократии».

«Государственные средства массовой информации теряют тираж, и это, по-видимому, прямой результат подпольных публикаций», — сказал Тед Каминский, историк, изучающий подпольное издательское дело в Польше. Существование подпольной печати сделало официальные периодические издания более открытыми по широкому кругу экономических и социальных вопросов, например, внешний долг Польши, производство, находящееся в застое, и случаи коррупции».

Автор. Когда я писал в 1982 г. первое издание этой книги, таких публичных откровений на Западе предпочитали не делать. А нынче английский журнал «Экономист» (21.05.1988) дает образец разработки темы, о которой при всем желании не найти материалов в советской или польской печати:

«Вначале польско-чехословацкое общество «Солидарность» было небольшой группой авантюристов, настолько безумных, что они переносили туда и обратно через горы, разделяющие две страны, рюкзаки, наполненные подрывной литературой. Теперь польско-чехословацкая «Солидарность» действует совершенно открыто, выпуская ежемесячный бюллетень. Ее лидеры планируют конференции и демонстрации, контролируют выполнение языковых переводов и организуют встречи на границе между лидерами оппозиции. Наиболее честолюбивые из членов общества надеются расширить свою деятельность на территории Венгрии, Восточной Германии и даже западных республик Советского Союза. Это один из аспектов нового явления в Восточной Европе. Происходит постоянное углубление и расширение контактов между диссидентами разных стран.

В октябре 1986 г. 125 лидеров оппозиции из пяти стран Варшавского Договора подписали совместное заявление в ознаменование 30-й годовщины восстания в Венгрии. За этим последовала публикация многих других совместных заявлений, например, по поводу права на отказ от военной службы по религиозным причинам. Международные связи отнюдь не ограничиваются лишь изданием коммюнике. Предпринимаются всевозможные усилия для того, чтобы преодолеть преграды, которые разделяют различные страны Восточной Европы Даже в большей мере, чем страны Восточной и Западной Европы.

Часто трудно получить паспорт для поездки из одной коммунистической страны в другую, особенно если вы известны своим инакомыслием. На границах коммунистических стран их граждан обыскивают тщательнее, чем путешественников с Запада. Прослушиваются все телефонные разговоры диссидентов.

Создается впечатление, что эти трудности становятся все более и более преодолимыми. Лидеры польской оппозиции впервые начали входить в контакт с диссидентами из других социалистических стран в 70-е годы. Чехов и венгров приглашали на семинар в Варшаве, где их учили технике подпольной печати. По словам руководителя крупнейшей негосударственной типографии в Будапеште АВ, с тех пор как в 1981 г. он прошел курс по технике печатного дела в Польше, он обучил сотни человек. В настоящее время подобные семинары вновь начинают проводиться в Польше гораздо более широко.

Международным контактам нанесло удар введение военного положения в Польше в 1981 г., а также репрессии в других странах, правительства которых опасались распространения «польской болезни». Однако с тех пор контакты возобновились. В августе прошлого года на польско-чехословацкой границе прошла встреча восьми поляков и двенадцати чехов, и среди них были Яцек Куронь, Збигнев Буяк и Вацлав Гавел. Они подписали совместную декларацию, и в обеих странах широко распространился короткий видеофильм об этой встрече. Подобные встречи, сказал Куронь, «в настоящее время носят лишь символический характер, однако значение их, безусловно, возрастет после падения советской империи».

Эти контакты являются лишь самым явным признаком роста интереса жителей стран Восточной Европы к тому, что думают их соседи. В настоящее время по крайней мере четыре подпольных ежемесячных польских издания посвящены только событиям в других коммунистических странах. Остальные органы подпольной печати Польши полны переводов литературы, выпускаемой оппозицией в странах Восточной Европы, статей по местной истории и очерков, где разбирается значение и судьба Центральной Европы. Хотя за границами Польши подпольная печать менее развита, сама тенденция тем не менее представляет определенный интерес. Венгры только что напечатали в крупных самиздатовских выпусках ряд романов чешского писателя-эмигранта Милана Кундера и подборку интервью с польскими сталинистами.

По обе стороны границы не только звучат высказывания, но и предпринимаются действия, хотя их все еще трудно организовать. В феврале 1988 г. диссиденты в Польше, Чехословакии, Венгрии и Советском Союзе провели одновременно демонстрации против тяжелого положения в Румынии при Николае Чаушеску (румыны горько шутят, что они живут в «Чаушвице»). Демонстранты собрались перед румынскими посольствами в Будапеште и Праге, 60 человек начали 24-часовую голодовку в Праге, а пятеро советских диссидентов под руководством Андрея Сахарова подписали заявление в поддержку этих акций. Все это координировали активисты из «Хартии-77» в Чехословакии с помощью телефонных звонков и личных связей, установленных в течение ряда лет. Весной прошлого года в Варшаве и осенью в Будапеште проводились независимые «мирные» конференции, на которых присутствовали жители многих стран. Планируется проведение других конференций, причем некоторые из них посвящены темам, звучащим гораздо менее безобидно».

В странах, где даже мысль до сих пор находится под контролем государства, особенно важны связи между представителями науки. Чтобы преодолеть сложность переезда через границы, в настоящее время ученые Варшавы, Будапешта и Нью-Йорка одновременно проводят семинары по философии на тему «демократия». Каждый семинар записывается на пленку, и участникам двух других стран посылается стенограмма. Кроме того, университеты дают переводчиков. В последние месяцы многие мало кому известные профессора вдруг обнаружили, что их услуги нужны многим, и их личные доходы начали быстро расти.

Вышеприведенные свидетельства напряженной деятельности западных и эмигрантских служб, внутренних оппозиционных элементов вызывают у здравомыслящего человека недоумение: неужели все эти люди сошли с ума? Разве так необходимы путчи вместо реформ? Но, к счастью, среди сотрудников западного политико-пропагандистского аппарата есть деятели, подчас даже выступающие с публичными предостережениями, смысл которых сводится к известному «не гони лошадей».

Американская газета «Балтимор сан» (24.05.1988) опубликовала статью профессора Джерри Хофа, преподавателя политических наук в Университете Дьюка и научного сотрудника Института Брукингса. Хоф является одним из советников лидера демократической партии США Дукакиса и автором книги «Россия и Запад. Горбачев и политика реформ».

«Всем известно, что революция, совершенная «Солидарностью», и введенное затем военное положение привели к экономической катастрофе, в то время как спокойная эволюция привела к серьезному прогрессу в Венгрии. Всем известно, что успех реформы в Советском Союзе неизбежно будет означать большую либерализацию в Польше, а хаос в Польше укрепит позиции советских консерваторов и в конце концов приведет к вторжению. Всем известно, что не может быть рыночной экономической реформы, пока цены остаются заниженными, даже если мучительно тяжело платить более высокие цены, необходимые ради достижения этой цели.

Почему кто-то должен считать, что поляки настолько глупы, что поддержат группку экстремистов и подорвут либерализацию и экономическую реформу в Польше?

Довод о том, что подрывать все большую автономию — это безумие, победит во всей Восточной Европе, как это произошло сейчас в Польше с крахом забастовок, происходивших в этом месяце.

Такие настроения, вероятно, особенно сильны среди класса управляющих и среднего класса. Рабочие обладают слишком большой силой в современных коммунистических странах, им гарантирована работа, их нельзя наказать, они покупают мясо по цене, составляющей одну треть реальной цены, и испуганные коммунистические руководители чрезмерно повышают им заработную плату.

Средний класс, класс управляющих и люди свободных профессий испытывают к этому такую же ненависть, как подобные им люди в Великобритании ненавидели власть БКТ и приветствовали Маргарет Тэтчер. Это не консервативно настроенные «бюрократы», а решительные сторонники реформы Горбачева, которая, в сущности, является реформой среднего класса.

Средний класс не только выступает за реформу, но, как и на Западе, он растет, а доля рабочих, особенно неквалифицированных, сокращается. На сегодняшний день 52% советского населения имеют среднее образование, в то время как в 1959 г. эта цифра составляла 14%. Даже образованные молодые рабочие не хотят всю жизнь стоять у станка, а стремятся к реформе, которая позволит им открыть свои магазины, мастерские, строительные фирмы и таким образом стать средним классом. Что заставляет нас думать, что образованные русские и поляки не хотят достичь такого прогресса?

Однако в одном отношении русские отличаются от поляков. Они живут в многонациональной стране. Если бы русские разрешили существование соперничающих партий, свободных профсоюзов или предоставили право на создание политических организаций, то нерусские народы — украинцы, азербайджанцы, латыши, казахи и т. д. — воспользовались бы правом голоса и своим правом на создание организаций, чтобы образовать мощные сепаратистские движения и партии. Советский Союз столкнулся бы с движениями за независимость в 20 своих «квебеках» (Квебек — одна из канадских провинций, известная своими сепаратистскими настроениями. — Прим. Г.В.), и некоторые из них могли бы добиться успеха.

Русские этого поколения не готовы столкнуться с возможностью распада страны или даже хаоса, вызванного сепаратистским движением, и, хотя они окажут решительную поддержку либерализации и реформе в рамках однопартийной системы, они не создадут свое движение «Солидарность» и поддержат Горбачева, когда он обрушится на организации, которые попытаются создать новую партию.

И не потому, что они хотят для себя рабства, а потому, что они боятся предоставить слишком большую свободу нерусским народам. И нерусские народы на территории Советского Союза, как поляки и венгры за его пределами, слишком хорошо это знают, чтобы добиваться недостижимой независимости и таким образом лишиться той более свободной жизни, которую им даст реформа.

Поэтому американцы сталкиваются с проблемой. Инстинктивно мы готовы поддержать экстремистов, которые требуют свободу «Солидарности», много-партийной системы и неограниченной эмиграции. Легко, сидя в Америке, требовать разных санкций, пока не будет достигнуто совершенство.

Но последствия такой политики ощущают на себе реальные люди, страдающие под гнетом диктатуры, люди, которые не могут позволить себе презирать даже постепенные, медленные реформы Нам, как и полякам, которые не поддержали забастовку, надо научиться поощрять значительное, пусть и частичное, расширение прав человека в Восточной Европе и в Советском Союзе, которое стало сейчас возможным».

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
Яндекс.Метрика
© 2017 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты