Библиотека
Исследователям Катынского дела

Польская политика Картера — Бжезинского

Президент Дж. Картер первый свой официальный зарубежный вояж в 1977 г. совершил в Польшу в сопровождении своего помощника по национальной безопасности Збигнева Бжезинского. Случайность или проявление особого интереса к Польше, знак особой симпатии и поддержки ее контрреволюционным силам? Четыре года, с декабря 1976 по ноябрь 1980 г., внешнюю политику США в отношении социалистических стран Европы формировал человек, который говорил по-английски с польским акцентом, был поляком по месту рождения и по происхождению.

Ведь это именно Бжезинский был главным внешнеполитическим советником Дж. Картера — кандидата в президенты во время его предвыборной кампании. Именно Бжезинский познакомился в 1973 г. с провинциальным политическим деятелем американского Юга Картером, посчитал возможным ввести его в состав влиятельнейшей Трехсторонней комиссии, организованной по инициативе Дэвида Рокфеллера и объединяющей ведущих политиков, бизнесменов и ученых США, Западной Европы и Японии.

Бжезинский внес свою лепту в «польское направление» политики США, ища и не упуская случая «все в Польше исправить», как он сам выражался. Сын крупного польского дипломата довоенного периода, он мечтал стать президентом своей страны. Детские сны не сбылись, а перспективный польский эмигрант стал в Америке самым ярым противником социалистической Польши. Всю свою сознательную жизнь он давал советы американским политикам в отношении Польши.

В 1957 г. Бжезинский выступал за нейтрализацию стран Центральной Европы. В 1961 г. при общем курсе Дж. Кеннеди на «мирное проникновение» он требовал немедленного открытия двух консульств (во Вроцлаве и Щецине) «для демонстрации признания США прав Польши на западные земли». Очередным проявлением «патриотических чувств» Бжезинского было его участие в 1967 г. в дискуссии о судьбе радиостанции «Свободная Европа». Будучи членом Совета политического планирования, он призвал к расширению деятельности этой подрывной радиостанции. В книге «Альтернатива расколу: за более широкую концепцию роли Америки в Европе» (1967 г.) Бжезинский писал о необходимости примирения ПНР и ФРГ, добиваясь тем самым «более широких контактов Польши с Западом». Он выступал за разрядку, уже будучи помощником президента США в конце 70-х годов, отмечая «возможность достижения большей свободы... и благоприятных изменений» в Польше.

Предостерегая официально американские спецслужбы и «общественные» организации от действий, которые можно было бы расценить как вмешательство во внутренние дела ПНР, Белый дом молчаливо соглашался на активную поддержку оппозиционных польских сил через каналы ЦРУ, АФТ — КПП, прессу и подрывные радиостанции. Американские меценаты от контрреволюции декларировали свою поддержку «независимому» профдвижению в Польше, отнюдь не руководствуясь стремлением помочь польским рабочим. Повторим еще раз эту простую мысль. Кризис в Польше, создание «реформированных», «самостоятельных» профсоюзов хотели использовать как таран против социалистического строя.

Американское правительство, госдепартамент со своей стороны также участвовали в кампаниях по «интоксикации» мирового общественного мнения, по воссозданию атмосферы ожесточенной «холодной войны». «Войдут или нет русские в Польшу?» — этот рефрен был главной темой пресс-конференций президента США в начале декабря 1980 г. Каким образом накаляли тогда обстановку? А хотя бы сообщениями о том, что ночью в Кракове на заснеженной центральной площади Ринек появилось несколько танков Советской Армии с пятиконечными звездами. Русские!!! Давят польскую брусчатку тяжелыми гусеницами своих танков!!! Хотя в США прекрасно знали — и об этом несколько раз сообщало краковское телевидение, — что в городе американской кинокомпанией снимался фильм на военную тему. Конфуз? Ничуть не бывало.

Главы дипломатических представительств двадцати западных государств в Вашингтоне уже начали привыкать в конце 1980 г., к периодическим вызовам в госдепартамент, где им показывали расшифрованные снимки с американского спутника-шпиона и заявляли, что «следует ждать» или «нельзя исключить» «в ближайшем будущем» ввод войск в Польшу с Востока. На снимках изображались места квартирования или учебные полигоны советских воинских частей, находящихся в ПНР после войны. Разрешающая способность телеобъективов спутника-шпиона, специально запущенного осенью 1980 г. для работы над польской территорией и прилегающими к ней районами, была высокая. На фотографиях из космоса действительно можно было видеть знаки различия на погонах или определить, чем закусывает человек у пивной стойки под открытым небом — орешками или сухарями.

Тандем Картера — Бжезинского делал все, чтобы еще больше обострить обстановку в Польше. Уже уходя с политической сцены после поражения Дж. Картера на президентских выборах, тогда же, в ноябре 1980 г., Бжезинский провел серию встреч с рядом польских политологов, находившихся в США в качестве стажеров-исследователей и преподавателей по программе научного обмена с ПНР. Бжезинский ставил своим собеседникам провокационные вопросы, призывал к тому, чтобы «польские оппозиционные силы оказали вооруженный отпор» властям, осуществляли бы еще больший нажим на правительство. В этих беседах говорилось, что Польша и ее экономика «вошли в полосу анархии» и что этим силам следует использовать данное обстоятельство для дестабилизации положения в стране и закрепления своих позиций.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
Яндекс.Метрика
© 2017 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты