Библиотека
Исследователям Катынского дела

Санкции Рейгана

«Американцам не следует способствовать слишком резкому изменению отношений между СССР и странами Восточной Европы» — эта туманная, хотя и благоразумная на первый взгляд концепция советника государственного департамента Хельмута Сонненфельдта была сформулирована еще при Никсоне. События в Польше и возвращение республиканской администрации в Белый дом вновь выдвинули «доктрину Сонненфельдта» на первый план.

Сразу после победы Рейгана на президентских выборах крупнейшие западные органы печати изложили суть нового толкования политических надежд США в социалистических странах Европы, ссылаясь на слова самого Сонненфельдта: «Мы должны недвусмысленно продемонстрировать нашу симпатию полякам и тем жителям Восточной Европы, которые борются за либерализацию в своих странах. Мы должны также дать понять Москве, что вмешательство в Польше стоило бы ей очень дорого в плане экономических и дипломатических отношений с западными странами. Но в то же время мы должны дать понять русским, что мы не будем использовать «новый расклад» в Восточной Европе для того, чтобы поставить под удар их безопасность. Короче говоря, мы должны прийти к своего рода финляндизации Восточной Европы, для того чтобы не повторились события, которые произошли в свое время в Будапеште или Праге» (Пуэн. Париж. 1980. 18 ноября).

В переводе с дипломатического языка на обычный это означало, что США желали бы осуществить «демонтаж социализма» в странах, лежащих у западных границ СССР, без риска всеобщей ядерной войны, так сказать, по договоренности.

Комментируя подход окружения президента Рейгана к польским событиям, осведомленный вашингтонский обозреватель С. Розенфельд писал 15 декабря 1980 г.: «США не должны отговаривать от борьбы за свободу порабощенные народы только потому, что такая борьба причинит неудобства западной дипломатии. США скорее должны предложить любую поддержку, на которую они способны, исходя из того, что сопротивление, включая военные столкновения, может полыхать в Восточной Европе десятилетиями до тех пор, пока она не будет окончательно свободной».

Время показало, что лагерь Рейгана так и действовал по отношению к Польше и другим социалистическим странам. Заметно усилились подрывная пропаганда США на Польшу и деятельность американской разведки в этой стране. 26 марта 1981 г. сенат США единогласно высказался в поддержку заявления президента о том, что США будут помогать Польше экономически лишь при условии, что польские власти не станут «притеснять» антисоциалистические силы.

31 июля 1981 г. конгресс США предпринял аналогичную акцию, нацеленную на обострение обстановки в Польше и означающую прямое вмешательство в ее внутренние дела. Палата представителей одобрила резолюцию, в которой делается попытка навязать польскому правительству и народу американские условия решения стоящих перед страной проблем.

Провокационную направленность этой меры достаточно ясно раскрыл председатель комиссии палаты по иностранным делам К. Заблоцкий. Он заявил, что Соединенные Штаты не останутся безразличными «к любым мерам внутреннего подавления» в Польше.

Поистине истерической была реакция Вашингтона на создание в Польше Военного совета национального спасения и введение в стране военного положения 13 декабря 1981 г.

Белый дом и госдепартамент сразу же выступили с требованиями «возродить условия», необходимые для продолжения «политических экспериментов» в Польше, иначе говоря, предоставить полную свободу действий контрреволюционерам. Не скрывая, что события в ПНР для США — предмет не только политического, но и стратегического интереса, Белый дом официально объявил о создании специальной «рабочей группы» по Польше (по имеющимся сведениям, «неофициально» она действует уже давно), которая с 13 декабря начала работать круглосуточно. Любопытно, что возглавил ее высокопоставленный сотрудник госдепартамента США Джон Д. Скэнлэн, который, по данным справочника «Кто есть кто в ЦРУ», изданного в Берлине, с 1956 г. числился в госдепартаменте и ЦРУ одновременно, работая в посольствах США в Анкаре, Белграде, Москве, Варшаве и Монтевидео.

16 декабря президент Рейган создал еще одну «специальную группу по изучению ситуации» во главе с вице-президентом Бушем «для оценки национального кризиса в Польше». В состав этой группы помимо вице-президента вошли государственный секретарь Александр Хейг, министр обороны Каспар Уайнбергер, советник президента Эдвин Миз, руководитель аппарата сотрудников Белого дома Джеймс Бейкер, заместитель руководителя аппарата сотрудников Белого дома Майкл Дивер, исполняющий обязанности помощника президента по национальной безопасности Джеймс Нэнс, Директор ЦРУ Уильям Кейси и председатель комитета начальников штабов генерал Дэвид Джоунс. В секретной директиве эта группа рассматривалась как своего рода штаб по разработке конкретных шагов правительства США по отношению к событиям в ПНР и координации действий различных американских ведомств по оказанию помощи силам польской контрреволюции в их борьбе против законного правительства ПНР.

На следующий день, то есть 17 декабря, президент США Р. Рейган выступил на пресс-конференции в Вашингтоне с изложением своих взглядов на события в Польше. По его словам, в этой стране силы безопасности «захватывают промышленные предприятия», «принуждение» пришло «на смену переговорам и компромиссу», имеет место «все более широкое использование силы против безоружного населения и нарушение элементарных гражданских прав польского народа». Эти и другие подобные утверждения ни по содержанию, ни даже по форме не соответствовали обстановке, складывающейся в Польше. Но они понадобились американскому президенту для того, чтобы обосновать враждебный подход к мероприятиям официальных польских властей и свое решение о фактическом разрыве экономических связей с Польшей, оправдать имперские притязания США. Президент проводил мысль, будто речь шла не о польских внутренних делах, не о решениях, принятых польскими руководителями, а о явлениях, инспирированных и санкционированных Советским Союзом. «Здесь Р. Рейганом движет не только антисоветская инерция, просто вольное обращение с фактами. Он, похоже, ищет предлог для нагнетания обстановки, для того, чтобы внутренний польский кризис превратить в международный, чтобы найти и в польских событиях оправдание для продолжения милитаристских программ Вашингтона», — говорилось в Заявлении ТАСС от 19 декабря 1981 г.

Администрация США продолжала нагнетать ажиотаж вокруг событий в Польше. 22 декабря президент Р. Рейган провел чрезвычайное заседание Совета национальной безопасности, на котором обсуждалось положение в этой стране, вслед за этим он принял группу руководителей организаций американцев польского происхождения. Как показали высказывания участников встречи, контрреволюционная польская эмиграция целиком и полностью солидаризировалась с антипольской позицией официального Вашингтона. Как заявил филадельфийский кардинал Дж. Кроль, они «поддержали» политику Белого дома в отношении польского правительства.

Администрация США «приостановила рассмотрение» просьбы правительства ПНР о предоставлении срочной продовольственной помощи в размере 700 млн долларов, запретила польским дипломатам в США передвижение по стране, по ее указке американский профсоюз портовых грузчиков объявил бойкот всех судов, перевозящих грузы между ПНР и США.

Стремясь воспрепятствовать нормализации положения в Польше, президент США Рейган 23 декабря 1981 г. объявил о введении следующих так называемых санкций против ПНР: прекращение поставок продовольствия ПНР через правительственные организации США, приостановка кредитов на закупку материалов и компонентов для промышленности, свертывание научных и культурных контактов, запрет польским судам ловить рыбу в территориальных водах США (близ Аляски), запрет польским судам входить в порты США без предупреждения, сделанного за 36 суток, запрет полетов самолетов авиакомпании «Лот» над территорией США.

Как это сказалось на польской экономике, частично отметил в своем докладе 25 февраля 1982 г. на пленуме ЦК ПОРП Первый секретарь ЦК ПОРП В. Ярузельский: «На американской технологии и на американских кормах было основано почти все наше птицеводство. Из США мы получали ежегодно около 2 млн тонн кормовой кукурузы. В данном случае санкции означают снижение производства птицы с 505 тыс. тонн в минувшем году до 170 тыс. тонн в нынешнем году. В результате среднегодовое потребление мяса на душу населения будет меньше на 7 килограммов, яиц — на 25 штук в год. 13 тыс. человек не найдут работы в птицеводстве. Не будут также использоваться производственные мощности на сумму около 75 млрд злотых.

В свою очередь польские рыболовные предприятия, лишенные традиционного права лова в районах Атлантики, потерпят в течение года убыток в 20 млн долларов. Американские санкции серьезно повлияют также на некоторые другие предприятия, в частности на фармацевтический комбинат в Тархомине».

В качестве инструмента своей политики в духе «холодной войны» Вашингтон использовал блок НАТО. 11 января собравшиеся в Брюсселе министры иностранных дел стран — членов НАТО приняли под диктовку США «Заявление по поводу событий в Польше», представляющее собой грубое вмешательство во внутренние дела суверенного государства. Они не постеснялись выступить с наглыми предписаниями правительству ПНР о предоставлении полной свободы действий силам контрреволюции. Признав «важность мер, уже оглашенных Рейганом», министры сообщили о приостановке предоставления Польше государственных кредитов, а также перенесении на неопределенный срок переговоров относительно платежей Польши в счет ее внешнего долга странам НАТО.

Странам — членам НАТО предписывалось ввести «ограничение свободы передвижения советских и польских дипломатов», а также «ограничение научных и технических контактов или невозобновление соглашений об обмене в этих областях». Под явным нажимом Вашингтона в заявление были включены требования относительно пересмотра развития экономических и торговых связей с Советским Союзом, а также принятия ограничительных мер, касающихся импорта из Советского Союза, морского и воздушного сообщения, условий экспортных кредитов. Натовский документ замахивается даже на долгосрочные экономические связи между Востоком и Западом, особенно в области энергетики, поставок сельскохозяйственных продуктов и технологического экспорта, (Греция отмежевалась от четырех параграфов натовского заявления, в которых говорится о «санкциях».).

В январе 1982 г. в Париже состоялась сессия КОКОМ — так называемого координационного комитета по осуществлению контроля над экспортом товаров в социалистические страны, созданного в худшие годы «холодной войны». США явно дали понять, что они хотят, чтобы члены КОКОМ — Япония и все союзники по НАТО, кроме Исландии, — сократили продажу новейшей техники и технологии, даже той, которая не имеет стратегического значения, но якобы «может способствовать Усилению мощи СССР, будучи примененной непосредственно в военных Целях, или позволит высвободить для этих целей другие ресурсы.

В этом контексте в министерстве торговли США было заявлено, что Вашингтон постарается убедить западноевропейские правительства сократить масштабы сделок на поставку труб, по которым советский газ пойдет из Сибири в Западную Европу, или совсем отказаться от нее. Администрация Рейгана наложила вето на продажу для строительства газопровода компанией «Дженерал электрик» деталей на сумму 175 млн долларов.

Но, как и следовало ожидать, санкции президента в первую очередь отражали несостоятельность амбиций Рейгана выступать от имени всего «свободного мира». Из-за разногласий между США и западноевропейскими странами конфликт Запад — Восток автоматически превращается в свару Запад — Запад. В самих Соединенных Штатах пресса отмечала наличие оппозиции безумной политике санкций.

Генерал Александр Хейг, как известно, вынужден был покинуть пост госсекретаря из-за упомянутых разногласий. Но кто же был действительным поводырем Рейгана в польском вопросе? Им являлся Ричард Пайпс, чье имя, в отличие от его духовных предшественников Киссинджера и Бжезинского, редко появлялось на страницах американской прессы. Удачнее всего следует считать словесный портрет Пайпса, помещенный в газете «Жиче Варшавы» (2.05.1982): «Среди советников президента США, занимающихся внешней политикой, своими знаниями и опытом выделяется эксперт Белого дома по вопросам Восточной Европы профессор Гарвардского университета Р. Пайпс.

Р. Пайпс происходит из зажиточной варшавской еврейской семьи. Перед войной он окончил несколько классов гимназии, бегло говорит по-польски, принадлежит к числу европейских эмигрантов, которые проложили себе дорогу к карьере в американских политологических институтах. Пайпс разделяет с ними консерватизм и решительную, нередко крайнюю антикоммунистическую позицию. Считается, что взгляды Пайпса в значительной мере влияют на формирование политики Белого дома относительно Польши и социалистического мира».

Однажды заявление Пайпса о том, что война с Советским Союзом представляется неизбежной, если там не изменится политический строй («Кремль должен сделать выбор между внутренними реформами и войной»), обернулось скандалом не только для него лично, но и для всей администрации. Это выступление на пресс-конференции официального представителя Белого дома вызвало неподдельное веселье в сообщениях, опубликованных на первых полосах американских и иностранных газет. «Дилетантски-наивное», «абсурдно-ультимативное», «смехотворно-бестактное» — вот лишь некоторые из множества эпитетов, которыми было награждено это его высказывание. Дело дошло до того, что Ричард Аллен, шеф Пайпса по совету национальной безопасности, напрочь запретил ему публичные выступление.

Правда, вскоре на смену Аллену, уличенному во взяточничестве, пришел Уильям Кларк, который, не очень разбираясь в политических нюансах, снял с Пайпса запрет на публичные выступления.

Беспрецедентное решение президента США об отмене статуса наибольшего благоприятствования представляет собой, по словам министра внешней торговли ПНР Тадеуша Несторовича (ПАП, 1982. 25 октября), проявление особой дискриминации, так как на основе этого статуса осуществляется ныне около 90% мирового торгового оборота. Подписав протокол к Генеральному соглашению о тарифах и торговле, Польша получила многостороннее подтверждение применения статуса наибольшего благоприятствования в торговле со всеми странами — членами ГАТТ, в том числе и с США. Генеральное соглашение содержит положения, значительно ограничивающие возможность односторонней полной или временной отмены этого статуса, сказал министр.

В этой связи стоит обратить внимание на то, что высокими пошлинами (20% стоимости изделия) облагаются отныне в США польские промышленные товары (не сельскохозяйственные и, в частности, не знаменитая польская консервированная ветчина), то есть та продукция, в экспорте которой Польша особо заинтересована.

Как жест бессилия и акт мести за крушение надежд контрреволюции восприняли в ПНР антипольские санкции администрации США.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
Яндекс.Метрика
© 2017 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты