Библиотека
Исследователям Катынского дела

СССР и США: запоздалое признание

В условиях, когда в Европе и на Дальнем Востоке образовались опасные очаги второй мировой войны, большое значение для сохранения мира могла иметь позиция Соединенных Штатов Америки. В случае эффективного сотрудничества СССР и США в борьбе за предотвращение агрессии и сохранение мира — а на их стороне было бы и подавляющее большинство других стран — планы агрессоров можно было бы пресечь в самом зародыше. Однако между СССР и США не существовало даже нормальных дипломатических отношений.

Советское государство с первых дней своего существования проявляло заинтересованность в установлении с США политических и экономических отношений. Поэтому нормализация советско-американских отношений зависела прежде всего от позиции США. Правящие круги США отнеслись резко враждебно к Великой Октябрьской социалистической революции, к созданию в России государства, главной руководящей силой в котором были коммунисты. США принимали активное участие в иностранной вооруженной интервенции, предпринятой лагерем империализма в целях уничтожения первого в мире социалистического государства.

После провала интервенции другие капиталистические государства постепенно, одно за другим становились на путь нормализации отношений с Советским государством. К 1925 году Советскому Союзу удалось установить дипломатические отношения со всеми крупными империалистическими державами, кроме США, которые упорно в течение 16 лет придерживались политики непризнания СССР.

Характеризуя эту политику, М.М. Литвинов говорил, что Америка в течение многих лет «продолжала борьбу, провозглашенную всем капиталистическим миром после Октябрьской революции, против новой советской системы государства, поставившей себе целью создание социалистического общества. То была борьба против мирного сосуществования двух систем»1.

Обстановка, сложившаяся в мире в результате невиданного по глубине экономического кризиса в капиталистических странах и возникновения опасных очагов новой мировой войны, заставила правящие круги США произвести переоценку своего курса по отношению к СССР.

К 1933 году вопрос о признании СССР оказался одним из наиболее актуальных вопросов внешней политики США, причем в его обсуждение оказались вовлечены самые широкие круги американской общественности. Это объяснялось целым рядом важнейших обстоятельств.

К этому времени СССР стал вторым (после США) государством мира по своему экономическому могуществу. Что же касается оборонной мощи, то по военно-морским силам США значительно опережали СССР, но по сухопутным силам Соединенные Штаты не шли ни в какое сравнение с Красной Армией. Для США не считаться с Советским государством стало уже невозможно, причем как по политическим, так и экономическим причинам. В Вашингтоне видели опасность, которую представляла для Соединенных Штатов агрессивная политика милитаристской Японии и гитлеровской Германии, и все чаще начинали рассматривать СССР как важный с точки зрения военно-стратегических внешнеполитических интересов США противовес этим странам. Вместе с тем в результате мирового экономического кризиса США остро нуждались во внешних рынках, а Советский Союз при нормализации отношений с ним мог бы стать одним из крупных покупателей американских товаров.

Вопрос о нормализации отношений с СССР вызывал в правящих кругах США немало дискуссий. Особенно четко суть их была изложена газетой «Вашингтон пост» 30 декабря 1933 г.: «Основной аргумент за признание заключается в том, что сильная Россия была бы эффективным противовесом Японии в Восточной Азии и таким образом уменьшила бы опасность войны между Японией и США. Сильнейший аргумент против признания заключается в том, что это усилило бы Россию и тем самым помогло бы ей пропагандировать коммунизм, родиной которого она является».

Активно выступали за установление дипломатических отношений с СССР влиятельные промышленные и торговые круги, заинтересованные в расширении экономических связей с Советским Союзом.

В то же время в США по-прежнему немалым влиянием пользовались силы, выступавшие против установления дипломатических отношений с СССР. Когда в 1932 году государственному секретарю США Г. Стимсону посоветовали встретиться на конференции по разоружению с советским делегатом, он, подняв руки к небу, воскликнул: «Никогда, никогда! Пройдут столетия, но Америка не признает Советского Союза».

Франклин Рузвельт, ставший в начале 1933 года президентом США, счел нужным проявить инициативу в нормализации отношений с Советским Союзом. Главной причиной, побудившей правительство Рузвельта пересмотреть прежнюю позицию США по этому вопросу, была угроза интересам США на Дальнем Востоке со стороны японских агрессоров*.

Немалое значение в принятии правящими кругами США решения о необходимости сотрудничества с СССР имели последовательно миролюбивый характер советской внешней политики, его все более активное участие в решении актуальных международных проблем, в том числе готовность внести свой весомый вклад в борьбу против агрессоров, а также быстрый рост могущества и международного авторитета Советского Союза.

Советско-американские отношения стали предметом обсуждения американской прессы. Энергично выступал за установление дипломатических отношений с СССР американский журнал «Нейшн»: «Русский вопрос в настоящее время приобрел чрезвычайную актуальность и должен быть незамедлительно решен... Уже теперь это признание имеет большее значение для Соединенных Штатов, чем для Советского Союза... Позиция Гувера по отношению к России поставила под угрозу положение Соединенных Штатов в бассейне Тихого океана, где в течение следующего десятилетия, может быть, будут решаться судьбы народов. Если его политика не будет быстро изменена, потеря может стать невозвратимой... Америка нуждается в русской помощи на Тихом океане»2. Газета «Нью-Йорк таймс» констатировала 22 января 1933 г., что «отношения между США и Японией крайне напряжены... Политика непризнания СССР сильно ослабляет положение США на Дальнем Востоке». США не смогут противостоять Японии, писала газета, если они будут враждовать с Советским Союзом, который является третьей стороной тихоокеанского треугольника.

Таким образом, в США начинали понимать, что в недалеком будущем им могут понадобиться поддержка и помощь СССР.

10 октября Ф. Рузвельт направил председателю ЦИК М.И. Калинину послание, в котором сообщал о желании покончить «с теперешними ненормальными отношениями» между США и СССР. Он выражал готовность обсудить с представителем Советского правительства этот вопрос. М.И. Калинин отмечал в своем ответном послании, что это ненормальное положение в отношениях между двумя странами неблагоприятно отражается и на общем международном положении, затрудняя упрочение мира и поощряя агрессоров. Представителем Советского правительства для переговоров с Ф. Рузвельтом был назначен М.М. Литвинов3.

Обмен посланиями между Рузвельтом и М.И. Калининым положил конец длительному периоду непризнания СССР Соединенными Штатами Америки. Советский Союз занимает в мире такое положение, писала 21 октября в передовой статье «Правда», что его уже нельзя игнорировать, «не нанося ущерба самим себе». В американской печати особое внимание обращалось на то положительное воздействие, которое нормализация советско-американских отношений может оказать на положение на Дальнем Востоке. Так, 27 сентября газета «Нью-Йорк америкэн» писала: «Если Япония намерена установить свое господство на Тихом океане, нарушить американские права или угрожать американской территории на островах или континенте, у Америки будет союзник или по крайней мере друг в лице России». Газета «Сан-Франциско кроникл» отмечала 21 октября, что «прежде всего именно положение на Дальнем Востоке побудило Рузвельта предпринять указанный шаг».

Отдельные голоса американских противников восстановления отношений с СССР тонули в многоголосом хоре сторонников изменения прежней явно обанкротившейся политики США по отношению к Советскому Союзу.

В результате переговоров М.М. Литвинова с Ф. Рузвельтом 16 ноября 1933 г. в Вашингтоне был произведен обмен нотами, официально оформившими установление дипломатических отношений между СССР и США. В этих нотах выражалась надежда на закрепление нормальных и дружественных отношений между двумя странами, на сотрудничество «для взаимной пользы и для ограждения всеобщего мира»4.

Установление дипломатических отношений с США было крупным достижением советской внешней политики. Значение этого события увеличилось тем, что оно произошло в момент дальнейшего резкого обострения международной обстановки в связи с агрессивной политикой Японии и Германии.

Итак, правительство Соединенных Штатов было вынуждено признать провал своей политики игнорирования первого в мире социалистического государства. Отказ от связей и сотрудничества с СССР, решительно выступавшего против агрессивной политики милитаристской Японии и фашистской Германии, ослаблял позиции самих Соединенных Штатов. Такой дальновидный политик, как Рузвельт, не мог не принять мер к тому, чтобы положить конец существовавшему ненормальному положению, пересмотреть прежнюю политику США по отношению к Советской стране. «Надо отдать справедливость проницательности президента Рузвельта, — говорил М.М. Литвинов, — что он вскоре после прихода к власти, а может быть, еще до этого убедился в бесплодности дальнейшей борьбы с нами во имя капитализма и в пользе сношений с нами во имя американских государственных интересов, интересов международного мира»5.

Примечания

*. Первый полпред СССР в Вашингтоне А.А. Трояновский впоследствии отмечал в одном из своих писем в Москву, что главное, что толкнуло Рузвельта на признание СССР, — это обострение отношений США с Японией (АВП СССР. — Ф. 05. — Оп. 14. — Д. 79. — Л. 81—82). Американский посол в СССР У. Буллит, бывший в 1933 году ближайшим помощником Рузвельта по проблемам отношений с СССР, также говорил, что США признали СССР по политическим соображениям, связанным и с положением на Дальнем Востоке (АВП СССР. — Ф. 05. — Оп. 14. — Д. 80. — Л. 69—75).

1. См. Известия. — 1933. — 30 дек.

2. Nation. — 1932. — Dec. 28.

3. Документы внешней политики СССР. — Т. 16. — С. 564—565.

4. Там же. — С. 641.

5. Известия. — 1933. — 30 дек. Американский дипломат Ч. Болен признает: «Рузвельт был прав, считая, что Советский Союз становится важным фактором в мире» (Bohlen E. Ch. Witness to History, 1929—1969. — N. Y., 1973. — P. 562).

 
Яндекс.Метрика
© 2022 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты