Библиотека
Исследователям Катынского дела

На правах рекламы:

Ремонт ноутбуков в ставрополе сервисный центр по ремонту ноутбуков.

саморегулирующий греющий кабель купитьИмеет одну или несколько жил. Такой кабель не поддается регулировке и всегда работает на полную мощность, что влечет за собой высокий уровень энергопотребления. Линейный греющий кабель, как правило, очень гибкий.

Выборы в рейхстаг 5 марта 1933 г. Принятие закона о чрезвычайных полномочиях

В обстановке разнузданного фашистского террора, когда Коммунистическая партия и все антифашистские организации (революционные профсоюзные организации, общество красного спорта, антифашистский союз и т. д.) были загнаны в подполье, 5 марта 1933 г. состоялись выборы в рейхстаг. Выступая накануне выборов, Геринг заявил, что он отдал полиции приказ «по всей линии перейти в наступление... Мои мероприятия не будут ослаблены какими-либо юридическими сомнениями... Я не упражняюсь в справедливости, а только уничтожаю и истребляю!»1.

Ни один избиратель не был уверен в тайне голосования. В день выборов гитлеровцы провели по всей стране парады и демонстрации штурмовиков. Это должно было воздействовать на избирателей в нужном для нацистов направлении. Гитлеровцы монопольно распоряжались радио и почти всей прессой.

Национальная партия, ее военизированная организация «Стальной шлем» объединились на выборах вместе с мелкими буржуазными группировками в так называемый «Черно-бело-красный боевой фронт». Позиции «фронта» были слабыми, так как его руководители (Гугенберг, Папен, Зельдте) входили в состав гитлеровского правительства и направляли весь удар в предвыборной борьбе против коммунистов. Избиратели не видели какой-либо принципиальной разницы между гитлеровцами и националистами.

Лидеры социал-демократической партии убеждали рабочих в бесцельности голосования за коммунистов, поскольку КПГ, находясь в подполье, не сумеет использовать парламентскую трибуну. Перед большинством избирательных участков социал-демократы даже побоялись вывешивать свои лозунги и выставлять агитаторов. В день выборов, чтобы окончательно дискредитировать СПГ, фашистское радио объявило, что лидер партии Вельс якобы бежал за границу.

Гитлеровцы, используя правительственный аппарат, широко применяли всевозможные избирательные махинации. В Померании, Пруссии, Мекленбурге нацисты — руководители избирательных округов зачислили на счет гитлеровской партии сотни тысяч голосов, поданных за КПГ. На счет фашистов были отнесены и все голоса заключенных в тюрьмы и концентрационные лагеря. Впоследствии выяснилось, что лишь в одном избирательном округе в Померании «проголосовало» на 62 тыс. лиц больше, чем было внесено в избирательные списки, свыше 320 тыс. избирательных бюллетеней были признаны нацистами «недействительными».

Несмотря на широкое применение террора и избирательных махинаций, выборы не дали желаемого результата: гитлеровцы не получили абсолютного большинства голосов. В то время как фашистская партия собрала 17,2 млн. голосов, свыше 22 миллионов избирателей голосовали против гитлеровцев, из них свыше 12 млн. проголосовали за партии рабочего класса — Коммунистическую и социал-демократическую. В Гамбурге, например, фашисты получили лишь 38% голосов2. В условиях антикоммунистической истерии и террора, который обрушивался прежде всего на коммунистов, КПГ получила около 4,9 млн. голосов3. Результаты выборов явились серьезной морально-политической победой Коммунистической партии Германии над гитлеровцами.

Сразу после выборов прусский министр внутренних дел разослал на места секретный циркуляр, в котором предписывалось немедленно арестовать всех коммунистов — избранных депутатов рейхстага и ландтагов земель и под усиленной охраной направить в полицейское управление Берлина4.

Неудачный для гитлеровцев исход выборов заставил их прибегнуть к новым маневрам, чтобы добиться поставленной цели: ликвидировать институты Веймарской республики легальным путем, то есть опираясь на реакционное большинство рейхстага. План дальнейших действий был согласован на заседании фашистского правительства 15 марта 1933 г., где было решено покончить с веймарским режимом путем принятия закона, наделяющего Гитлера чрезвычайными полномочиями. Но как обеспечить необходимое большинство в 2/3 голосов, чтобы придать этому акту вид конституционной законности, когда у национал-социалистов было лишь 288 мандатов из 647? Гитлеровский министр внутренних дел Фрик предложил объявить все мандаты 81 депутата-коммуниста «недействительными». Тогда число депутатов рейхстага сократится с 647 до 566 и для принятия акта об изменении конституции потребуется уже не 423, а лишь 378 голосов5. Геринг добавил, что на время голосования можно «удалить из зала нескольких социал-демократов»6.

Однако было ясно, что если вслед за коммунистами из голосования будут исключены и социал-демократы, то всякая видимость законности изменения конституции будет потеряна. Поэтому большое значение для гитлеровцев в тот момент имела позиция нефашистских буржуазных партий, и прежде всего католической партии Центра, располагавшей в рейхстаге 74 мандатами7. Папен заверил, что он гарантирует «включение политического католицизма в новое государство».

На следующий после выборов день Гитлер объявил на заседании фашистского кабинета, что его посетил лидер партии Центра Клаас, предложивший свое сотрудничество8. 20 марта 1933 г. переговоры нацистов с партией Центра закончились. «Не должно быть никаких сомнений, — заявил Гитлер, — что партия Центра проголосует за закон о чрезвычайных полномочиях. Одобрение закона также и партией Центра будет означать усиление престижа по отношению к загранице»9. Из сообщения Гитлера следовало, что в переговорах с лидерами партии Центра он встретил полное понимание. Гитлер даже сообщил им о тех мероприятиях, которые национал-социалисты собирались проводить, используя закон о чрезвычайных полномочиях.

Таким образом, реакционные лидеры католической партии Центра — Клаас, Аденауэр, Брюнинг и др. не только знали о террористических мероприятиях, намеченных гитлеровцами, но и заранее одобрили их. Лидеры партии Центра домогались участия в фашистском правительстве, они лелеяли мечту сменить лидеров национальной партии в качестве партнеров гитлеровцев в правительстве.

Открытие вновь избранного рейхстага нацисты превратили в милитаристско-пруссаческую демонстрацию. Они стремились подчеркнуть свой разрыв с «духом Веймара» и возвращение к духу прусской казармы. Первое заседание рейхстага состоялось 21 марта 1933 г. в потсдамской гарнизонной церкви у гробницы Фридриха II. Затем в присутствии Гитлера и Гинденбурга состоялся парад штурмовиков, рейхсвера и отрядов «Стального шлема»10.

24 марта 1933 г. рейхстаг издал закон о наделении Гитлера чрезвычайными полномочиями. В целях обмана масс закон носил насквозь фальшивое название — «К устранению бедственного положения народа и государства»11. «Имперские законы, — указывалось в этом акте, — могут издаваться имперским правительством»12. Специальная статья к тому же разъясняла, что правительство без ведома рейхстага может также заключать договоры с иностранными государствами.

Таким образом, не только по существу, но теперь уже и юридически роль рейхстага как высшего законодательного учреждения страны была сведена на нет. Наделение Гитлера чрезвычайными полномочиями лишало рейхстаг какой-либо возможности контролировать правительство. Рейхстаг как орган буржуазной демократии был ликвидирован и превратился в фашистский балаган, где гитлеровцы собирались, чтобы выслушать очередную речь кого-либо из фашистских заправил.

Одновременно с рейхстагом гитлеровцы покончили и с Веймарской конституцией. «Законы, принятые имперским правительством, — говорилось в акте, — могут уклоняться от имперской конституции»13.

Закон от 24 марта 1933 г. стал основой основ всего фашистского законодательства. Он был той ширмой, прикрываясь которой гитлеровцы стремились придать видимость законности своим кровавым преступлениям. Создать эту ширму нацистам активно помогали представители других буржуазных партий. Наряду с гитлеровцами за принятие закона голосовали депутаты от католической партии Центра, демократической, баварской народной, национальной, народной и других буржуазных партий — всего 441 депутат. Среди них находились и многие видные впоследствии буржуазные деятели ФРГ: президент ФРГ Теодор Хейс, министры Якоб Кайзер, Эрнст Леммер и др.14

Деятели буржуазных партий в своих выступлениях не только призывали голосовать за закон о чрезвычайных полномочиях, но и всячески стремились подчеркнуть свое полное единодушие с гитлеровцами. «В этот час, — заявил лидер партии Центра Клаас, — партия Центра протягивает руку дружбы бывшим противникам (т. е. нацистам. — Г.Р.15. Лидер государственной партии Майер, вопреки очевидным фактам, утверждал, что на выборах 5 марта якобы «было выражено доверие нынешнему правительству».

Фракция СПГ голосовала против принятия закона. Однако это не означало, что правые лидеры СПГ принципиально осуждали действия фашистов. «Мы тем решительнее присоединяемся к выставленному рейхсканцлером внешнеполитическому требованию равноправия Германии, — заявил лидер партии Отто Вельс, — что мы уже давно принципиально защищали его от всех нападок»16. Отказ лидеров СПГ голосовать за принятие закона он мотивировал тем, что Гитлер мог бы управлять и без закона о предоставлении его правительству чрезвычайных полномочий. Вельс также сослался на преследования, которым за последнее время подверглась социал-демократическая партия. Своим выступлением Вельс не осуждал гитлеровцев, а по существу солидаризировался с ними, показывая, что исключительно от нацистов зависит решение вопроса о включении СПГ в систему фашистской диктатуры.

Примечания

1. «PHN», Bd. XXIX, Dok. 1856-PS, S. 27.

2. «Schultheß, Europäischer Geschichtskalender 1933», München, 1934, S. 127.

3. «Dokumente des Widerstandes», Hamburg, 1947, S. 19.

4. «SS im Einsatz. Eine Dokumentation über die Verbrechen der SS» B. 1957 S. 31.

5. «PHN», Bd. XXXI, Dok. 2962-PS, S. 404.

6. Ibid., S. 406.

7. «Dokumente der deutschen Politik», Bd. I, В., 1942, S. 31.

8. «Documents on German Foreign Policy 1918—1945», Series С, vol. I, L., 1959, p. 115.

9. «PHN», Bd. XXXI, Dok. 2963-PS, S. 411.

10. Поскольку здание рейхстага было сожжено гитлеровцами, дальнейшие заседания рейхстага происходили в Берлине в помещении оперы Кроль.

11. Срок действия закона был установлен первоначально в четыре года. Закон был продлен в 1937, 1939 и 1943 годах.

12. «Dokumente der deutschen Politik», Bd. I, S. 61.

13. «Dokumente der deutschen Politik», Bd. I, S. 61.

14. W. Вartel, Deutschland in der Zeit der faschistischen Diktatur 1933—1945, S. 18.

15. «Frankfurter Zeitung», 24. März 1933.

16. «Verhandlungen des Reichstags», 1933, Bd. 457, S. 24.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
Яндекс.Метрика
© 2017 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты