Библиотека
Исследователям Катынского дела

Что посеяли и что пожали

Между тем обобщенные данные НКВД говорят о продолжающемся росте польского подполья. Из них следует, что с октября 1939 г. по январь 1940 г. на территории одной только Западной Украины было ликвидировано 332 конспиративные организации и арестовано почти 10 тыс. их членов. В свою очередь, в Западной Белоруссии усилиями НКВД перестали существовать 149 польских подпольных групп, число арестованных составило более 3500 человек. На Виленщине цифры были поменьше: 26 и 500 соответственно. Всего же с сентября 1939 г. по начало второго квартала 1941 г. на территориях западных областей Украины и Белоруссии, а также в Литве, были ликвидированы 568 конспиративных организаций и групп.

Интересно, что среди арестованных в те дни подпольщиков оказались известные польские генералы и офицеры, старые знакомые по польской агрессии против Советской России в 1920 г. и организаторы разного рода тайных военных организаций, такие как В. Андерс, М. Янушайтис-Жегота, М. Борута-Спехович, Л. Окулицкий. Именно они-то в 1941 г. и составили костяк командования Польской Армии, формировавшейся до 1942 г. на территории СССР и получившей позднее название армии Андерса. Кроме того, от них и вездесущее НКВД, и высшее советское руководство узнали, что называется, из первых уст об истинных намерениях «национально-освободительного» движения. А особенно разговорчивый генерал Окулицкий (ставший в 1944 г. последним командующим АК и в 1945 г. снова встретившийся со старыми знакомыми из НКВД) сообщил, к примеру, вот что:

«... указания по деятельности СВБ были следующие:

1) Бороться с обоими оккупантами — Германией и Россией, не вступать ни в какие отношения, изолировать общество от какого-либо сотрудничества.

2) Подготовить отряды, готовые к боевым действиям.

3) Подготовить план диверсионной деятельности в тылу, но не приводить его в действие, чтобы уберечь население от последствий репрессий.

4) Заниматься саботажем, но так, чтобы не подвергнуть опасности население (тихо).

СВБ был признан правительством в качестве единственной организации, уполномоченной к проведению подпольной работы».

Тогда же пан Окулицкий сделал и неожиданный для легионера вывод о том, что в условиях борьбы, говоря современным языком, за передел мира, поляки должны пристать к одной из противостоящих сторон, прозвучавший дословно: «Будет Польша красной, хорошо, пусть будет, лишь бы только была»1. Под нажимом чекистов, не иначе. И то верно, гордость она, конечно, гордостью, да только кому ж охота в советских застенках помирать? А кроме того, за ради «святого дела», на которое «романтики» рангом пониже должны идти без страха и упрека, другой раз и соврать не грех. Особенно большевикам.

Кстати, этой же замечательно удобной философии пан Окулицкий придерживался и дальше, а потому, не моргнув глазом, примкнул к небезызвестной Армии Андерса, повоевав в которой на «самом опасном и кровавом» в 1942 г. иракском и сирийском фронте, мало-помалу пришел в себя настолько, что решил-таки продолжить свою «бескомпромиссную» борьбу с врагом № 2. Для чего перебрался в оккупированную Польшу, унаследовав пост командующего Армией Крайовой после разгрома Варшавского восстания, а в 1945 г. в своем последнем приказе по АК прописал в стиле Троцкого в Бресте: «...Борьбы с Советами вести не хотим, но никогда не согласимся на иную жизнь, как только в совершенно суверенном, независимом и имеющем справедливое общественное устройство государстве. Советская победа теперь войны не кончает...» Что было после, догадаться нетрудно: НКВД принял врунишку в свои объятия и больше уже не выпустил. Тем более, что его не менее «шаловливые» подчиненные из упраздненной АК, не сдержав соблазна, стали стрелять по врагу № 2, помогая тем самым врагу № 1, плавно перешедшему в разряд друзей. А впрочем, это мы еще отдельно обсудим при случае.

А пока еще несколько слов по поводу героических польских деяний, мимо которых никак не пройти в связи с недавней шумной истории вокруг Едвабнэ, громким эхом прокатившейся и по самой Польше, и по всей Европе, когда выяснилось, что тамошние сограждане-поляки после ухода Советов в 1941 г. практически поголовно уничтожили своих же сограждан-евреев. И произошло это, между прочим, под лозунгом все того же народного Сопротивления.

Тем не менее многие в Польше считают, что именно эта местность вполне достойна стать символом героической борьбы польского народа с Советами. Даже количество героических борцов досконально подсчитано: 1500 человек. А для примера — образчик одного из их многочисленных подвигов в польской же интерпретации: «Особенно известным стало покушение на крайне антипольского еврейского коллаборанта — Лейбу Гутовского, агента НКВД. Гутовский с начала 1940 г. занимал должность директора школы... и одновременно должность секретаря партячейки... Во время первомайской демонстрации в 1940 г. он обратился к согнанным силой полякам: "...вы должны раз и навсегда запомнить, что Польша никогда не вернется. Великий Советский Союз и мы являемся хозяевами этой земли..." А потом Гутовский уж совсем обнаглел и даже кричал: "Да здравствует Красная Армия! ", "Да здравствует великий Сталин!" Докричался — польские борцы за независимость застрелили его по дороге домой. Или другое героическое деяние: гранату кинули в окно дома культуры, где в это время красноармейцы время проводили. Убито 4 человека. Но и НКВД не спало, и 17 июня 1940 г. арестовало около 70 героев-подпольщиков»2.

Подобное «зверство» со стороны советских органов вкупе с депортациями и по сей день возмущает поляков. Тогда чего они, спрашивается, добивались, если свою патриотическую деятельность в печально знаменитом Едвабне начали с убийства начальника НКВД лейтенанта Шевелева 10 мая 1940 г. А продолжили в 1941 г. уже известным поголовным уничтожением соседей-евреев в Едвабне за то, что они якобы все как один работали на НКВД. Так сказать, реализовали в инициативном порядке «окончательное решение еврейского вопроса» в отдельно взятом населенном пункте, обскакав при этом даже ребят Гиммлера, «невинно балующихся» концлагерями.

Примечания

1. Польское подполье на территории Западной Украины и Западной Белоруссии 1939—1941. В 2-х томах. Варшава — Москва, 2001.

2. S. Gawrychowski. Na placywce AK (1939—45). Warszawa-Jomża, 1997.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
Яндекс.Метрика
© 2017 Библиотека. Исследователям Катынского дела.
Публикация материалов со сноской на источник.
На главную | Карта сайта | Ссылки | Контакты